Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.5)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Аъзам Мурадов

Студент факультета МО МГИМО МИД России

Колонка автора: Песочница

Намерения Финляндии в отношении НАТО продолжают вызывать бурные дискуссии в деловых кругах международного сообщества. Вопрос о вступлении в военно-политический блок также разделяет и финскую общественность на два противоборствующих лагеря. Для одних страна, которая уже не находится в тени своего восточного соседа, будь то СССР или Россия, имеет все законные основания претендовать на полноправное членство в военном альянсе, обещающее безопасность и свободу. Для других вступление в НАТО означало бы лишь неоправданное повышение уязвимости страны в сегодняшних непростых условиях и, таким образом, даже подорвало бы ее национальную безопасность, которая в настоящее время основывается на сильной территориальной обороне и всеобщей воинской повинности.

Народ Финляндии, за которым в случае проведения референдума по этому вопросу будет решающее слово, не желает идти на такого рода авантюры. Очевидно, что на Финляндию оказывается мощнейшее давление извне, внутри страны также есть серьезные политические силы, подталкивающие её к членству в НАТО. Однако историческая ретроспектива и холодный прагматизм финнов убеждают их в том, что концепция «Хельсинки как связующий мост между Западом и Россией» — это стратегия, которая привела Суоми к процветанию. Совокупность этих факторов позволяет предположить, что в ближайшем будущем сюрпризов от нашего «стооднолетнего» соседа ожидать не стоит.

Намерения Финляндии в отношении НАТО продолжают вызывать бурные дискуссии в деловых кругах международного сообщества. Вопрос о вступлении в военно-политический блок также разделяет и финскую общественность на два противоборствующих лагеря. Для одних страна, которая уже не находится в тени своего восточного соседа, будь то СССР или Россия, имеет все законные основания претендовать на полноправное членство в военном альянсе, обещающее безопасность и свободу. Для других вступление в НАТО означало бы лишь неоправданное повышение уязвимости страны в сегодняшних непростых условиях и, таким образом, даже подорвало бы ее национальную безопасность, которая в настоящее время основывается на сильной территориальной обороне и всеобщей воинской повинности.

Различие в подходах финнов к сближению с НАТО стоит рассматривать через призму Холодной войны, поскольку появление разногласий можно проследить по политическому опыту того времени. В период конфронтации между двумя враждебными блоками Финляндия занимала стратегическое положение и представляла интерес для сверхдержав — СССР и США — как буферная зона и военная транзитная территория. Официальная точка зрения, которую особенно поддерживали президенты Юхо Кусти Паасикиви (1946-1956 гг.) и Урхо Кекконен (1956-1981 гг.), заключалась в том, что Финляндии следовало выстраивать свои отношения с Советским Союзом на двусторонней основе и избегать любого нежелательного вмешательства в них со стороны Запада.

Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой от 6 апреля 1948 г. устанавливал обязательство сторон «не заключать каких-либо союзов или участвовать в коалициях, направленных против другой высокой договаривающейся стороны». Преамбула договора признала стремление Финляндии оставаться вне конфликта интересов великих держав. Этот документ считался краеугольным камнем политики нейтралитета Финляндии. Когда в 1992 г. договор был аннулирован и заменен на новый договор об основах отношений, Финляндия продолжала свою внешнеполитическую деятельность, избегая военных союзов и четких позиций по основным спорам, однако теперь вопрос о членстве в НАТО начал обсуждаться намного активнее.

Другая точка зрения, упоминавшаяся не так часто и открыто, заключалась в том, что ядерное сдерживание, распространенное Соединенными Штатами в Европе, потенциально защитило бы Финляндию в случае начала войны. Речь идет о политике, получившей название «ядерного распределения» (nuclear sharing). Ее особенность заключалась в том, что США, помогая европейским странам в ядерной области, планировали создание не ядерного потенциала каждой из союзных стран в отдельности, а общего для Европы потенциала ядерного сдерживания, который стал бы дополнением к ядерному потенциалу США. Соединенные Штаты сообщали союзникам по НАТО, что в случае войны Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) прекращал бы свое действие.

Согласно этой логике, НАТО было союзом, производящим сдерживание и, в конечном счете, оборону в случае нападения. На концептуальном уровне это могло бы иметь место, однако противоположные доказательства приводятся, например, в документах с заседания Совета НАТО, состоявшегося осенью 1968 г. после подавления беспорядков в Чехословакии советскими силами и силами Варшавского договора. Утечка информации с этой встречи намекала на то, что в случае нападения СССР на северную Европу НАТО, возможно, придет на помощь Швеции, но не Финляндии.

Распад Советского Союза в 1991 г. послужил причиной значительных изменений в геополитическом ландшафте Европы, Балтийского региона и всего мира в целом. В этот период начинает проявляться тенденция расширения НАТО на восток и активного вовлечения в орбиту этой организации стран, ранее не поддерживавших официальных отношений с Альянсом. В 1994 г. была создана программа практического двустороннего сотрудничества между НАТО и другими государствами Европы и бывшего Советского Союза — «Партнерство ради мира» (ПРМ). Именно эта программа позволяла странам-партнерам налаживать индивидуальные отношения с НАТО, выбирая собственные приоритеты для взаимодействия. Финляндия присоединилась к программе 9 мая того же года. Тренировочный и учебный центр ПРМ был открыт в районе Туусула, находящемся севернее Хельсинки. В 1997 г. Финляндия также стала членом Совета Евро-Атлантического Партнерства (СЕАП), функционирующего совместно с ПРМ. Данный институт выступает в качестве многостороннего форума для улучшения отношений между НАТО и не входящими в эту организацию странами в Европе и примыкающими к европейской периферии странами Азии. В 2008 г. Финляндия присоединилась к Силам быстрого реагирования НАТО, а ВВС страны даже перешли на английский язык для более точной координации совместных действий в ходе лётных тактических учений. В рамках такого обширного сотрудничества Оборонительные силы Финляндии были стандартизированы в соответствии с материальными и оперативными спецификациями НАТО. Они прошли испытания и практику в операциях НАТО по урегулированию кризисов, например, в Афганистане, в северной части которого Финляндия развернула чуть более 100 человек, а также в Боснии и Косово. Более того, сегодня финские поля и гавани все чаще становятся площадкой для проведения совместных военных учений с США и НАТО. Последние из них прошли под названием Arrow 18 («Стрела-18») 7 мая 2018 г. на военной базе в Ниинисало на западе Финляндии, участие в которых приняло около 3,2 тыс. финских военнослужащих. Подобные совместные манёвры финской армии и ВС НАТО проводятся не впервые. Следующие запланированы на 2021 г. — они станут крупнейшими в истории Финляндии. Все это означает, что технически для Финляндии переход к членству в НАТО был бы, по всей вероятности, быстрым и гладким.

Дискуссии относительно членства Финляндии в НАТО ведутся на разных уровнях. Вопрос носит, прежде всего, политический характер и рассматривается в Хельсинки в первую очередь как гарантия военной помощи в кризисной ситуации. Пятая статья Североатлантического договора обязывает все государства-члены интерпретировать нападение на другое государство-член как нападение на альянс в целом и принимать необходимые меры против агрессора, в том числе и военные. В то же время финны прекрасно осознают, что в случае вступления в НАТО, пятая статья устава организации также обязует и Финляндию прийти на помощь государству-члену НАТО, подвергшемуся нападению. Критики склонны утверждать, что приверженность коллективной безопасности втянет Финляндию в войну, если она вдруг разразится в Европе. В консервативных кругах подчеркивается, что главная задача финских вооруженных сил — защищать суверенитет и территориальную целостность собственной страны и не принимать слишком активного участия в зарубежных операциях. В контексте подобных заявлений возникает вопрос — действительно ли Финляндия продолжает придерживаться той самой политики нейтралитета?

Во время встречи с изучающими финский язык студентами МГИМО в 2017 г. действующий посол Финляндии в Москве Микко Хаутала заявил, что, несмотря на внеблоковый статус Финляндии, страна вынуждена согласовывать большинство своих внешнеполитических решений с руководством Европейского Союза, поэтому об абсолютном нейтралитете говорить однозначно уже нельзя.

Немаловажную роль в данном вопросе играет также экономический фактор. Как известно, сегодня члены НАТО обязаны выделять 2% своего ВВП на оборонные нужды Альянса, в то время как статьи военного бюджета Финляндии составляют только 1,2%. В последние годы все большее внимание в Финляндии уделяется социальной программе государства, при постепенном сокращении расходов на содержание армии. На фоне обострения отношений между союзниками по НАТО и президентом США Дональдом Трампом, настаивающем на повышении членских взносов с 2% до 4%, вступление в Североатлантический Альянс кажется Финляндии все менее привлекательным. Более того, далеко не все государства НАТО на данный момент выполняют свои обязательства по взносам в полной мере. Создается впечатление, что Финляндию по большей части рассматривают в качестве нового платежеспособного члена блока, претерпевающего свои не лучшие времена, а также в качестве выгодного рынка сбыта продукции американского ВПК. В ходе дебатов как критики, так и некоторые сторонники членства отмечают изменение характера НАТО, подчеркивая тот факт, что на сегодняшний день Альянс является устаревшим военным союзом, не способным в действительности противостоять новым вызовам и угрозам 21-ого столетия.

Что же касается возможных последствий вступления Финляндии в НАТО, то здесь результаты могут оказаться довольно плачевными. С традиционной геополитической точки зрения это в первую очередь приведет к тому, что общая граница с Россией протяженностью более 1200 км станет все больше походить на линию фронта, что, конечно же, не радует ни одну из сторон. Возникнет вероятность размещения военных объектов НАТО на территории Финляндии. Это означает, что Россия будет вынуждена принять серьезные меры для укрепления собственной безопасности на этом направлении. Российская сторона неоднократно заявляла, что приближение инфраструктуры НАТО к нашим границам не будет оставлено без внимания.

Соответственно, политическое руководство страны отдает себе полный отчет в том, что подобный шаг приведет к тяжелейшему кризису с восточным соседом. В случае начала прямого вооруженного столкновения между Россией и НАТО, регион Северной Европы может стать одним из потенциальных театров военных действий. Финны хорошо усвоили уроки Второй мировой войны и признают, что стоит просто взглянуть на карту, чтобы понять, что с Россией лучше иметь добрососедские отношения.

Следует также отметить, что от решения в пользу членства серьезно пострадают и двусторонние экономические отношения России и Финляндии. В сфере экспорта Россия является пятым по величине торговым партнером Финляндии, а в импорте занимает второе место. К тому же, российские туристы ежегодно тратят в Суоми около 2 миллиардов евро. Введенные в течение последних лет странами Евросоюза санкции против России уже и так нанесли значительный ущерб экономике Финляндии, а присоединение к военному блоку только усугубило бы ситуацию.

Среди предыдущих президентов Финляндии имелись как сторонники, так и противники вхождения страны в Альянс. Самым ярым сторонником членства в НАТО является бывший президент страны Мартти Ахтисаари, считающий, что Финляндия должна принадлежать НАТО, поскольку это организация истинных западных демократов. Преемница Ахтисаари — Тарья Халонен в свое время высказывалась против вступления в блок. Она заявляла, что позиция неприсоединения к военным союзам и поддержание добрососедских отношений с соседями являются главной гарантией надежной безопасности. Занявший после Халонен в 2006 г. пост президента Саули Ниинистё на первых порах резко выступал за вступление, но, будучи опытным дипломатом, в течение последующих лет стал занимать более сдержанную позицию. Сегодня действующий президент не считает необходимым подавать заявку на членство в НАТО, но и появление такой потребности в будущем тоже не отрицает. Важен еще тот факт, что до 2000 г. внешнеполитическими вопросами занимался непосредственно сам президент, но согласно новой конституции они решаются совместно с правительством.

Политические разногласия на уровне элит отражают различия в общественном мнении. Дискуссии среди населения активно ведутся с 1990-х гг., с момента, когда вообще стало возможным открыто обсуждать данный вопрос. Сегодня, согласно опросам, проведенным компанией Taloustutkimus по заказу новостной службы Yle, только одна пятая часть населения Финляндии поддерживает вступление в НАТО. Примерно половина опрошенных не считает нужным вступать в Североатлантический союз, даже если на такой шаг решится Швеция. Около тридцати процентов респондентов затрудняются ответить на данный вопрос. В 2014 г., спустя некоторое время после начала конфликта на Украине, за вступление в НАТО выступало 26%, годом позднее — уже 22%. В прошлом году новый опрос показал поддержку на уровне 19%.

tanaptap1.jpg

Источник: www.yle.fi

Представленные данные показывают, что народ Финляндии, за которым в случае проведения референдума будет решающее слово, не желает идти на такого рода авантюры. Очевидно, что на Финляндию оказывается мощнейшее давление извне, внутри страны также имеются серьезные политические силы, подталкивающие её к членству в НАТО. Однако историческая ретроспектива и холодный прагматизм финнов убеждают их в том, что концепция «Хельсинки как связующий мост между Западом и Россией» — это стратегия, которая привела Суоми к процветанию. Совокупность этих факторов позволяет предположить, что в ближайшем будущем сюрпризов от нашего «стооднолетнего» соседа ожидать не стоит.

Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.5)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся