Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Колонка автора: Дни арабов

Дипломатический конфликт Ирака с Турцией произошел на фоне недовольства иракцев по поводу присутствия на их территории вооруженных сил Турецкой Республики. Этот вопрос тянется уже давно. Правительство в Багдаде требует от турков вывести свой контингент из Ирака, турки же отвечают необходимостью подготовки и оснащения курдских пешмерга и вооруженных формирований суннитов для борьбы с ИГ. Собственно, этим турки и занимаются, по их убеждению, на территории Ирака в населенном пункте Баашика под столицей «халифата» Мосулом на севере страны.



Триггером к столь яростной иракской позиции в отношении турков стало продление турецким правительством решения о нахождении их солдат в Ираке еще на один год, а также резкие выступления Р. Эрдогана. В своих речах он заявил, что операция по возвращению Мосула под власть Ирака должна проводиться суннитскими формированиями страны. Кроме того, по мнению турок, должен быть сохранен этноконфессиональный состав населения региона. При этом он отдельно пояснил, что участие в наступлении на Мосул сил народной мобилизации (аль-Хашад аш-Шаабий) будет ошибочным. Они представляют собой альянс шиитских военизированных группировок, легализовавшихся и вошедших в августе 2016 г. в состав иракской армии. В свою очередь, иракский премьер-министр Хайдар аль-Аббади заявил, что Ирак не позволит туркам участвовать в операции по освобождению Мосула. Интересна и позиция США: американцы поддержали Багдад.

 

REUTERS/Umit Bektas

Турецкие солдаты на турецко-сирийской границе

 

4 октября парламент Ирака проголосовал против турецкого военного присутствия на севере страны и призвал к разрыву отношений с Анкарой. Причем вооруженные силы Турецкой Республики в Багдаде называются оккупационными, что не устраивает турецкую сторону. Вооруженные силы Турции обозначили, что находятся в Ираке по приглашению как самого Багдада, так и главы иракского Курдистана М. Барзани (информация противоречивая). И если бы Багдад, по мнению турок, боролся бы с террористами из РПК (или ИГ), то турецкие войска там бы не присутствовали. Причем Р. Эрдоган отметил также, что в мире существуют государства, которые ведут боевые действия далеко за тысячи километров от своих границ, как, например, контингенты ряда стран в Афганистане, и никто не возмущается. А у Турции сухопутная граница с Ираком простирается на 350 км и с Сирией на 911 км, и Анкара готова защищать свои интересы. Позднее Р. Эрдоган добавил также, что «он [премьер-министр Ирака Хайдар аль-Аббади] должен знать свое место».



Подобный тон вызвал негодование у иракской общественности, в СМИ и среди официальных лиц. Представители сил народной мобилизации выступили с предостережением в отношении перемещений турецких войск. Пресс-секретарь Сил народной мобилизации Ахмад аль-Асади отметил, что Турция «еще увидит, кому нужно знать свое место».

 

Несмотря на попытки найти общее решение проблемы, словесные баталии продолжаются. 11 октября 2016 г. иракский парламентарий Зейнаб Ариф аль-Басри призвала выслать турецкого посла в Багдаде. Аль-Басри — член иракской национальной коалиции (аль-Иатиляф аль-ватаний аль-иракий), структуры, позиционирующей себя как объединяющей основные политические силы страны. На деле состоит в основном из шиитских партий, среди которых партия «Государство закона», Верховный исламский совет, движения садристов, «Бадр» и др. Аль-Басри также заявила, что «Ирак не является османским вилайятом».

 

REUTERS/Essam Al-Sudani

Протесты против военного присутствия Турции в Ираке

 

Таким образом, требование выслать турецкого посла из Багдада еще не исполнено, хотя и стороны уже успели вызвать послов друг друга «на ковер» в свои министерства иностранных дел. Напомним, ранее на фоне серьезного скандала после просьбы МИД Ирака был заменен посол Саудовской Аравии Тамер ас-Сабхан. Новым послом в Багдаде был назначен Абдельазиз Шаммари. Этот ход саудитов непрост, поскольку аш-Шаммари является представителем влиятельного клана и одного из самых многочисленных как на аравийском полуострове, так и в Ираке племени шаммар. Следует упомянуть, что своего посла в Ираке заменила и Россия. В иракских СМИ прошла новость о том, что Москвой был назначен Максим Максимов. Однако тут обошлось без скандалов: назначение было плановым и готовилось в течение определенного времени российским МИД.

           

Вопрос о присутствии турецких военных на территории Ирака будет поднят и в международных организациях. Аль-Аббади будет продолжать добиваться их вывода. Причем уже были высказаны слова о том, что дальнейшее пребывание турецких войск в Ираке без санкции Багдада будет расцениваться как агрессия. Тем не менее турецкий премьер-министр Бинали Йылдырым заявил, что турецкие силы останутся в месте своего расположения в Баашика. Вопрос же о будущем присутствии турецких сапог на иракской земле будет во многом зависеть от США, Ирана и их отношений с Анкарой, даже несмотря на серьезный запрос внутри очень пестрого в социальном отношении иракского общества, который существует сегодня.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся