Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД, магистр МГИМО МИД России

Колонка автора: Дни арабов

26 мая 2016 г. в Москве состоялся IV раунд стратегического диалога Россия — ССАГЗ (Совет сотрудничества арабских государств Залива). На встрече присутствовали министр иностранных дел России Сергей Лавров, министры иностранных дел Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Бахрейна, Омана, Кувейта, а также генеральный секретарь ССАГЗ А.Л. Аз-Зайяни.

 

Предыдущий раунд стратегического диалога прошел в 2014 г. в Кувейте до активного военного вмешательства России в дела региона, что, конечно, придавало особый оттенок нынешней встрече в Москве. Два года назад стоял вопрос об упущенных возможностях сотрудничества между Россией и ССАГЗ при торговом обороте в 2,5 млрд долларов по итогам 2012  г., учитывая общий размер экономического потенциала в 3,7 трлн долларов США в год. Уже тогда ограничителями взаимодействия были различные подходы к урегулированию сирийского кризиса. Пресс-конференция министров иностранных дел России и Саудовской Аравии Сергея Лаврова и Аделя аль-Джубейра показала, что Сирия продолжает оставаться препятствием на пути к содержательному сотрудничеству.

 

EPA/SERGEI ILNITSKY/Vostock Photo

Сергей Лавров на IV раунде стратегического диалога Россия-ССАГЗ с министрами иностранных дел государств Персидского залива. 26 мая, 2016

  

Выражая приверженность резолюции ООН 2254, стороны разошлись по вопросу судьбы президента Сирии Башара Асада. Если Москва считает, что сирийский народ сам должен определиться относительно своего будущего, и для это существует политический процесс, то Адель аль-Джубейр заявил о том, что, по его мнению, сирийцы уже «проголосовали», учитывая около 12 млн беженцев, более 400 тыс. погибших и полностью разрушенную страну. Монархии делают акцент на несостоятельности и «непредставительности» какой-либо оппозиции, кроме эр-риядской, что противоречит позиции России, для которой важна инклюзивность и представление широкого спектра оппозиции на переговорах. Тем не менее Адель аль-Джубейр не считает это разногласие важным и существенным. Сергей Лавров в этом контексте отметил также, что оппозиция на земле должна быть отделена от террористической группировки «Джабхат ан-Нусры». По его словам именно то, что многие группы так называемой патриотической оппозиции перемешаны территориально с террористическими группировками, прежде всего с «Джабхат ан-Нусрой», мешает эффективности операции российских ВКС.

 

Адель аль-Джубейр заявил о совпадении взглядов России и стран Персидского залива по целому ряду вопросов. Среди них палестино-израильское урегулирование, иракский, йеменский и ливийский кризисы, развитие экономических связей в различных сферах. Отмечая разницу в подходах по Сирии, тем не менее министр иностранных дел Саудовской Аравии объявил, что это не должно стать поводом для пресечения контактов с Россией. Наоборот, обе стороны выразили приверженность продолжать поддерживать данный механизм взаимодействия. Сергей Лавров отметил, что Россия и страны Персидского залива только «на начале пути», и выразил уверенность в более эффективном дальнейшем сотрудничестве. 

 

Для государств Персидского залива уже давно сложилась традиция выказывать добрососедские отношения с Россией в определенные периоды. Обычно это рассматривается как сигнал Вашингтону о вариативности их связей и недовольстве монархиями политикой США в отношении региона. В целом, оценивая данный курс Штатов, ясно, что дистанцирование от Ближнего Востока не происходит: на деле США продолжает играть важную роль в регионе.

 

При этом борьба с «Исламским государством» набирает обороты. Данная встреча проходила на фоне начавшегося наступления правительственных войск Ирака и сил народной мобилизации аль-Хашад аш-Шаабий (в основном шиитских формирований) на контролируемую «Исламским государством» Фаллуджу. Наступление на Фаллуджу происходит при поддержке Ирана, и командующий подразделением «Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) генерал Касем Сулеймани сейчас находится в Ираке. На севере Сирии на Ракку идет наступление Сирийских демократических сил (в основном курдов из Отрядов народной самообороны и, видимо, части местных арабских племенных формирований) при поддержке авиации и спецназа США. Участие в планировании операции принял американский генерал Джозеф Вотел. Продолжается борьба сирийских правительственных сил с ИГ под Дейр аз-Зойрем и Алеппо.

 

REUTERS/Rodi Said

Атака курдов по позициям ИГ

  

Эти военные операции заставляют ИГ тратить серьезные ресурсы и определять важные для себя направления, однако ясно, что наступающим будет оказано серьезное сопротивление. Встает вопрос о возможной кооперации между игроками, воюющими с ИГ (ввиду одновременных наступлений со всех сторон), однако представляется, что все силы действуют самостоятельно. В этих условиях неудивительны и слова Сергея Лаврова об отсутствии практической боевой координации между США и Россией. Таким образом, у России и США разные «клиенты» на сирийском театре военных действий, и американцы не идут на взаимодействие, чем вызывают сомнение относительно их видения будущего единого сирийского государства. В этом контексте представляется логичной в среднесрочной перспективе координация действий между Турцией, администрацией Б. Асада и Россией, поскольку ни одна из этих сторон не заинтересована в самостоятельном сирийском западном Курдистане (Рожаве), где будет доминировать влияние американцев. Тем не менее существует множество противоречий, и условия для подобной координации еще не сложились.

           

Основной проблемой монархий Персидского залива остается усиление позиций Ирана и его вмешательство во внутренние дела других государств. Россия, учитывая свои связи как с Ираном, так и с Саудовской Аравией, предложила помощь в деле восстановления отношений между этими ближневосточными государствами, что бы снизило общую напряженность в регионе. Однако и отношения Ирана с Россией также не носят характер союзнических. Если в краткосрочной перспективе цели России и Ирана по Сирии совпадают, то далее, скорее всего, будут намечаться разногласия. Так, Башар Асад продолжает вести относительно независимую политику благодаря апелляции то к Москве, то к Тегерану, что снижает способность России оказывать давление на сирийское правительство. В той части Сирии, что подконтрольна президенту страны, продолжает культивироваться идея о Башаре Асаде как о лидере и символе того, что осталось от Сирии и той Сирии, которая борется с мировым терроризмом.

 

Сегодня ближневосточные лидеры обратили свои взгляды на Москву, что не в последнюю очередь связано с отходом американцев и способностью России применять силу и серьезно влиять на ход событий. Участившиеся визиты ближневосточных глав государств и их официальных представителей в столицу России будут продолжаться, однако ситуация может измениться. Многие как в Соединенных Штатах, так и на Ближнем Востоке (особенно в Израиле, Саудовской Аравии) недовольны нынешней политикой Вашингтона и возлагают надежды на новую администрацию и более активную политику США, что вернет ее позиции в регионе. Тем не менее отношения между Россией и монархиями Персидского залива и в этом случае будут отличаться относительно регулярными контактами (следующая встреча диалога ССАГЗ и России состоится в сентябре), но их по-настоящему «стратегический» характер в подобных условиях вызывает сомнение.

 

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся