Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Руслан Мамедов

Программный координатор РСМД

Колонка автора: Дни арабов

17 октября премьер-министр Ирака Хайдар аль-Аббади объявил о начале операции по возвращению г. Мосула. Иракские силы безопасности (ISF) провели серьезную кампанию перед тем как начать наступление. Однако если логика войны предусматривает окружение города и только затем начало операции, то здесь необходимо прояснить иракскую специфику.

 

Иракская армия и силы народной мобилизации (аль-Хашд аш-Шаабий), недавно вошедшие в состав армии, располагались перед началом мосульской операции к югу и юго-востоку от Мосула. Подкрепление подходило по трассе Багдад–Мосул. На востоке и северо-востоке от города располагались силы курдской пешмерга, которые при этом еще и отрезают ИГ от Турции по всей северной границе. Таким образом, населенные пункты к западу от удерживаемой ИГ иракской столицы до сих пор находятся под их управлением (хотя и обширные территории там пустынные). И даже несмотря на то, что прямая связь по трассе через г. Синджар между Мосулом и Раккой прервана, ИГ имеет возможность подвозить продовольствие и, возможно, другие материальные и человеческие ресурсы через обходные пути.

 

 

#مسألة_وقت #الموصل_راجعة #رسائل_الى_الموصل #الجيش_العراقي

Фото опубликовано Ali Hujazy (@hujazy)

 

Текст на рисунке: Вопрос времени

 

Очевидно, в течение продолжительного времени шли переговоры между Багдадом и шейхами суннитских племен, прежде бывших лояльными ИГ ввиду своего широкого недовольства политикой центра. Тактика подкупа и привлечения на свою сторону племен стала ключевой в прошлый раз, когда американцы к 2009 г. смогли сильно потеснить позиции группировки «аль-Каида в Ираке» (мутировавшей в «Исламское государство Ирак», будущие ИГИЛ и ИГ). Возможно, желание американцев быстрее взять Мосул могло заставить их перейти к той же тактике, но уже через армию Ирака и ее суннитских представителей (напомним, недавно снятым министром обороны Ирака был суннит Халед аль-Обейди, представитель одного из влиятельных иракских племен).

 

Силы сторон, конечно, не равны. Называются следующие цифры: 2–6 тыс. боевиков ИГ и до 60 тыс. противостоящих им сил. Подавляющее большинство участников операции — иракская армия и силы народной мобилизации. Помимо них в наступлении участвуют курдская пешмерга, федеральная полиция Ирака, отдельные суннитские антиигиловские формирования. На передовую  в первую очередь выдвинуты иракская армия и федеральная полиция. У них в поддержке работают силы народной мобилизации, которых будут стараться держать не далее чем на подступах к городу, чтобы избежать ненужной резни. Особо стоит отметить роль США, Турции и Ирана.

 

Американцы почти сразу стали выдавать аналитику относительно происходящего в Ираке в духе «мы тоже там, почти на передовой борьбы с ИГ». Тут нужно отдать им должное в том, что их советники действительно работают с иракской армией и с пешмергой. Кроме того, никто не отменял работу возглавляемой США воздушной коалиции. Б. Обама ранее выдал приказ на отправку в Ирак еще до 5 тыс. американских военных, что, видимо, должно усилить влияние американцев на принимаемые решения. Для нынешней администрации в Белом доме важно показать всему миру, что именно поддерживаемые ими силы и они сами, будучи на передовой борьбы со злом, победили ИГ. То, что появление ИГ стало следствием ряда американских стратегических ошибок, все успешно, видимо, забудут. Нужно отметить, что в кризисе иракской государственности иракцы сами виноваты не меньше. Но в отличие от иракцев, американской администрации необходима такая громкая победа над ИГ, какая возможна в ближайшее время.

 

Развернувшийся дипломатический кризис между Турцией и Ираком не привел к высылке послов. Турки направили в Ирак свою делегацию для урегулирования споров между Анкарой и Багдадом. Истерия с присутствием турецких военных на территории Ирака, где они, как приводится по разным данным, могли подготовить до 2 тыс. суннитских бойцов для борьбы с ИГ, возможно, была направлена на то, чтобы подвести Багдад к началу операции в самое ближайшее время. И тогда это отвечало интересам США.

 

Несмотря на то, что многие группы, входящие в силы народной мобилизации, финансируются и направляются не без иранского участия, их роль стараются уменьшить как американцы, так и, несмотря на собственную риторику, политические силы, поддерживающие Хайдара аль-Аббади. При этом канал коммуникаций между лидерами аль-Хашд аш-Шаабий и премьер-министром Ирака прямой: 15 октября аль-Аббади принял их у себя. 18 октября уже появилась новость о том, что представители сил народной мобилизации — такие известные и влиятельные личности, как Кайс аль-Хаз’али, Хади аль-Амири, Абу Махди аль-Мухандис — также нанесли визит Муктаде ас-Садру в его доме в Наджафе. Что обсуждается во внутриполитических перипетиях Ирака понять нелегко, однако мы можем догадываться по объявляемым, хоть и не всегда проверенным фактам. Проиранские Катаиб Хизбулла и Асаиб Ахль аль-Хакк уже заявили о переброске своих бойцов из сирийской провинции Алеппо под Мосул. Очевидно, аль-Хашд аш-Шаабий видит возможность для себя в случае, если операция затянется и какие-то договоренности не сработают. Если начнутся сложности, иракской армии потребуется поддержка, и Багдад будет вынужден привлекать «силы народной мобилизации». Последние видят в этом пространство для маневра и возможность для увеличения своей роли в вопросе освобождения Мосула.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся