Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.47)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Богуславский

Политический обозреватель, эксперт РСМД

Разговоры о планах создания Китаем баз на африканском побережье ведутся уже давно. На Западе превалируют оценки, что создание Китаем базы в Джибути — это знак того, что в своей внешней политике Пекин ведет дело к созданию альтернативных американоцентричным структур безопасности в регионах, где присутствуют его геополитические и экономические интересы.

КНР осознает важность этой территории с военно-стратегической и торгово-экономической точек зрения. Очевидно, что Пекину небезразлично, что делают его главные мировые конкуренты в той части света, в которой он также наращивает свое присутствие.

Появление китайской базы будет способствовать развитию транспортной и иной инфраструктуры в Джибути, что принесет стране колоссальную выгоду. Кроме того, Джибути стала фигурировать в качестве одной из ключевых стран китайского торгово-экономического стратегического плана «Морского Шелкового пути XXI века» из Азии в Европу.

Вне зависимости от целей, которые анонсирует Пекин в отношении своей базы в этой африканской стране, китайским властям надо быть готовыми к тому, что спектр задач этого объекта может выйти далеко за рамки его первоначального предназначения.


The New York Times

В июле в китайском порту Чжаньцзян, располагающемся на юге страны в провинции Гуандун, состоялось весьма примечательное, если не историческое событие. Командующий военно-морским флотом Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Шэнь Цзиньлун зачитал приказ о сооружении базы в Джибути — первом за пределами страны полноценном военном объекте КНР. В этот же день из порта в сторону далекой африканской страны выдвинулись современные универсальный десантный корабль Jinggangshan с неизвестным числом «сухопутных» военнослужащих и доковое судно Donghai Island, способное выполнять функцию временной гавани и осуществлять материально-техническое обеспечение судов в открытом море. Причем сейчас, видимо, речь идет уже не о строительстве базы — оно началось еще в начале 2016 г. — а об ее обустройстве и обживании.

На следующий день представитель МИД КНР Гэн Шуан в ходе рутинной пресс-конференции был буквально атакован вопросами. Журналисты спрашивали его, что стоит за решением Пекина создать базу и является ли это решение «первым шагом расширения китайского военного присутствия за рубежом». Согласно позиции китайского МИД, причин создать базу «материально-технического обеспечения» (logistics support base) было три: во-первых, для оказания поддержки действиям китайского флота в рамках санкционированного Советом Безопасности ООН сопровождения судов в Аденском заливе и у берегов Сомали; во-вторых, обеспечения доставки гуманитарной помощи и, в-третьих, в большей степени содействия миру и безопасности в Африке и за ее пределами. Кроме того, отметил Гэн Шуан, такой объект будет положительно сказываться и на развитии самой Джибути. При этом он подчеркнул, что Китай остается привержен «мирному пути развития» и не отходит от своей оборонительной военной доктрины.

Китай, учреждая свое постоянное присутствие в этой точке мира, получает дополнительные гарантии того, что его транспортным линиям ничего не угрожает.

Аналогичные идеи были развиты в комментариях китайских СМИ с упором на то, что база в Джибути — это скорее пункт «тыловой» поддержки, чем полноценная военная база. Да, там будут находиться военные, однако по «масштабу, функциям и оборудованию» она отличается от аналогичных баз других государств. Она не будет задействоваться для проведения крупных военных учений или для размещения боевой авиационной техники.

По-другому смотрят на это событие на Западе. Там превалируют оценки, что создание китайской базы в Африке — это знак того, что в своей внешней политике Пекин «перелистнул страницу» сосредоточивания и ведет дело к созданию альтернативных американоцентричным структур безопасности в регионах, где присутствуют его геополитические и экономические интересы. Более того, в соответствии с такой точкой зрения, Китай будет стремиться уравновешивать, а в случае необходимости сдерживать не только США, но и Индию, создавая вокруг нее кольцо из военно-морских опорных точек на африканском континенте и тесных связей с Пакистаном, Бангладеш, Мьянмой и Шри-Ланкой.

IMAGINCHINA
Китайские и эфиопские рабочие на железнодорожной магистрали Аддис-Абеба – Джибути, построенной китайскими компаниями

Разговоры о планах создания Китаем баз на африканском побережье идут уже давно. Среди потенциальных кандидатов назывались Танзания, Кения, Нигерия, Ангола и Мозамбик [1]. Выбор Джибути среди них не случаен и связан со следующими факторами.

Первый. Джибути, небольшое как по площади, так и по населению (менее 1 млн чел.) государство, располагается на Баб-эль-Мандебском проливе, через который проходит главный морской транспортный маршрут, соединяющий Европу, Азию и Африку. Безопасность судоходства в нем и в сопредельных морях — Красном и Аравийском — в интересах всех государств мира и особенно тех, которые в наибольшей степени зависят от мировой торговли. Проблема в том, что этот регион — один из самых неспокойных и небезопасных: с одной стороны его «подпирает» Сомали с всплесками террористической и пиратской активности, с другой — Йемен, находящийся в состоянии внутреннего и внешнего вооруженного конфликта.

Китай, поддерживающий обширные торговые контакты с Европой, а с 2000-х гг. — и с Африкой, учреждая свое постоянное присутствие в этой точке мира, получает дополнительные гарантии того, что его транспортным линиям ничего не угрожает. В целом это является и благом для других государств, более трех тысяч судов которых эскортировал с 2008 г. китайский флот в рамках международной антипиратской деятельности.

Китайская база также будет находиться «под колпаком» Запада.

Второй. Северо-восточный район Африки с торгово-экономической точки зрения важен для Пекина и сам по себе. Речь прежде всего идет о нефти, которую в больших объемах Китай закупает в Судане и Южном Судане, ведет там разведочные работы и на который, согласно данным Хартума, приходится 75% всех иностранных инвестиций в местную нефтедобывающую отрасль. Вывоз углеводородов как раз производится через Порт-Судан на Красном море и Баб-эль-Мандебский пролив.

Джибути важен для Китая и как «морские ворота» в Эфиопию, страну, товарооборот которой с КНР составляет 1,5 млрд долл. и которая входит в топ-пять африканских стран по привлечению китайских инвестиций (7,5 млрд долл.). В 2010-х гг. на китайские средства и с помощью китайских технологий здесь была заново построена и введена в строй железная дорога, связывающая Аддис-Абебу и порт Джибути.

scmp.com
Строительство китайского порта в Джибути

Третий. С военно-стратегической точки зрения важность этой территории была осознана давно. Французская военная база в Джибути была основана еще в колониальные времена, однако в начале 2000-х гг. она передается американцам (с сохранением части французского контингента) в целях создания первого полноценного опорного пункта Пентагона в Африке — Camp Lemmonier. В настоящее время там базируются 4 тыс. американских военнослужащих, истребители F-16 и береговые патрульные самолеты P-3C. Ареал действий — весь африканский континент и прилегающая часть Аравийского полуострова. Главная цель — купирование террористических угроз в регионе, в том числе и через проведение развед- и спецопераций (Сомали, Йемен), включающих применение беспилотных самолетов с джибутийского аэродрома Chabelley, также отданного американским военным. В Camp Lemmonier на ротационной основе базируются немецкие и итальянские военнослужащие, а по соседству находится небольшая военная база японцев, которая, согласно заявлениям Токио, будет расширена в ближайшие годы.

Очевидно, что Пекину небезразлично, что делают его главные мировые конкуренты в той части света, в которой он также наращивает свое присутствие. И даже если властями страны не ставится задача целенаправленного сбора информации и наблюдения за военной деятельностью НАТО и ее союзников, то, при необходимости, «подсмотреть» за их активностью не составит труда. Впрочем, китайская база также будет находиться «под колпаком» Запада. Как заявил главком Африканского командования США Т. Вальдхаузер в ходе своего посещения в начале 2017 г. базы Пентагона в Джибути, «эта конкретная географическая точка очень, очень важна для наших стратегических интересов».

Джибути стала фигурировать в качестве одной из ключевых стран китайского торгово-экономического стратегического плана «Морского Шелкового пути XXI века» из Азии в Европу.

Четвертый. Как представляется, база в Джибути в той или иной форме будет осуществлять поддержку участия китайских военнослужащих в миротворческих миссиях в африканских государствах, а также оказывать содействие подготовке африканских вооруженных сил. Еще в 2015 г. Председатель КНР Си Цзиньпин объявил о планах повышения вовлеченности своей страны в проводимые под эгидой ООН миротворческие операции, пообещав направить в них до 8 тыс. военных, а также выделить 60 млн долл. на создание Африканских сил постоянной готовности. В настоящее время более тысячи китайских «голубых касок» расквартированы в Южном Судане, 650 — в Либерии, 400 — в Мали.

Пятый. В связи с экспонентным ростом числа китайских граждан, постоянно проживающих и работающих в Африке (в настоящее время — более 1 млн чел.), перед Пекином встал вопрос о наличие плана действий по их оперативной эвакуации на случай экстренных ситуаций. Это особенно показали события начала гражданской войны в Ливии в 2011 г., когда власти КНР, при наличии поблизости всего одного своего военного судна, были вынуждены фрахтовать частные самолеты для вывоза 35 тыс. китайских граждан оттуда. В 2015 г. последовала эвакуация 700 граждан из Йемена, находящегося по другую сторону Баб-эль-Мандебского пролива, где также начинался вооруженный конфликт.

Шестой. Колоссальную выгоду от появления китайской базы получает джибутийская сторона. По приблизительным подсчетам, на развитие транспортной (железная дорога, порт) и иной инфраструктуры в этой стране Китай потратил 3–3,5 млрд долл., получив взамен разрешение на операционную деятельность там китайских банков и преференции для китайских компаний [2]. Кроме того, Джибути стала фигурировать в качестве одной из ключевых стран китайского торгово-экономического стратегического плана «Морского Шелкового пути XXI века» из Азии в Европу.

***

Вне зависимости от целей, которые анонсирует Пекин в отношении своей базы в Джибути или которые ему приписывают доброжелатели/недоброжелатели, китайским властям надо быть готовыми к тому, что спектр задач этого объекта может выйти далеко за рамки его первоначального предназначения ввиду большой волатильности военно-политической обстановки в регионе. Не стоит забывать, что помимо Сомали, Йемена, Южного Судана, противоречий между Эфиопией и Эритреей, существует еще и джибутийско-эритрейский замороженный конфликт, который с уходом в июне 2017 г. из линии разграничения катарских миротворцев может вновь перейти в острую фазу. Тем не менее, учитывая колоссальную значимость для Пекина этого региона, наличие соответствующих материальных возможностей и согласие джибутийской стороны, создание там военной базы выглядит закономерным и вполне оправданным с точки зрения национальных интересов Китая шагом.

1. Фитуни Л.Л. Военно-стратегические интересы ведущих мировых держав в Африке / Африка и национальные интересы России. М., 2016. С. 44.

2. Фитуни Л.Л. Там же.


Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 3.47)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся