Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.69)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Кадзусигэ Кобаяси

Эксперт РСМД и международного фонда Хоньо, докторант Женевского высшего института международных исследований и развития

Представляющие мейнстрим Запада руководители и интеллектуалы выражают все большую озабоченность так называемым «кризисом либерального международного порядка». Западные СМИ ежедневно переполняют апокалипсические нарративы: «всеобщие» и «фундаментальные» ценности либерализма находятся под заразным воздействием «экстремистов», которые, судя по всему, угрожают прогрессу всего человечества. Слушая либеральных лидеров общественного мнения в европейских столицах, складывается впечатление, будто на землю падает само небо. На этом фоне практически полное отсутствие подобных апокалипсических сюжетов в японских общественных дискуссиях выглядит невероятным. Хотя проблемы, связанные с политикой Трампа, в полной мере осознаются в Японии, их обсуждение происходит в самом обычном режиме: на протяжении семи десятилетий Япония формировала свою внешнюю и экономическую политику, пытаясь унять односторонние амбиции гегемонистского американского партнера.

В статье кратко излагается отношение японцев к продолжающимся изменениям в международном порядке и объясняется, почему японские лидеры справляются с современными проблемами, проявляя больше выдержки и хладнокровия.

Начнем с того, что жители Запада не могут сохранять спокойствие перед лицом растущих вызовов либеральному порядку, поскольку для многих из них или, по крайней мере, для относящихся к мейнстриму руководителей и интеллектуалов либерализм стал предметом фанатичной веры. При взгляде со стороны, отношение западных либералов к консерваторам мало чем отличается от отношения религиозных деятелей Европы к неверующим в Средневековье.

В то время как западные либералы говорят о кризисе либерализма, японские мыслители отделяют кризис либеральной философии от кризиса либеральных элит. За столетия взаимодействия с Западом японские наблюдатели выяснили, что на Западе блестяще умеют разрабатывать просветительские философии, но абсолютно не умеют руководствоваться ими на практике в просветительском духе.


Представляющие мейнстрим Запада руководители и интеллектуалы выражают все большую озабоченность так называемым «кризисом либерального международного порядка» [1]. Западные СМИ ежедневно переполняют апокалипсические нарративы: «всеобщие» и «фундаментальные» ценности либерализма находятся под заразным воздействием «экстремистов», которые, судя по всему, угрожают прогрессу всего человечества. Слушая либеральных лидеров общественного мнения в европейских столицах, складывается впечатление, будто на землю падает само небо. На этом фоне практически полное отсутствие подобных апокалипсических сюжетов в японских общественных дискуссиях выглядит невероятным. Хотя проблемы, связанные с политикой Трампа, в полной мере осознаются в Японии, их обсуждение происходит в самом обычном режиме: на протяжении семи десятилетий Япония формировала свою внешнюю и экономическую политику, пытаясь унять односторонние амбиции гегемонистского американского партнера. В статье кратко излагается отношение японцев к продолжающимся изменениям в международном порядке и объясняется, почему японские лидеры справляются с современными проблемами, проявляя больше выдержки и хладнокровия.

Либерализм как вера

Начнем с того, что жители Запада не могут сохранять спокойствие перед лицом растущих вызовов либеральному порядку, поскольку для многих из них или, по крайней мере, для относящихся к мейнстриму руководителей и интеллектуалов либерализм стал предметом фанатичной веры. Возьмем, например, Европейский союз. Кен Эндо, профессор Университета Хоккайдо и ведущий японский эксперт по европейской интеграции, указывает в своей книге «Конец интеграции» (Tougou no shuen) на патологию seizensetsu ЕС («хорошего ЕС») — ослепляющей тенденции безудержно превозносить ЕС как абсолютное благо [2]. Любой, кто ставит под сомнение целостность «святого» Союза, рассматривается как сумасшедший, будто ЕС — это какая-то святая церковь. Японцам подобный подход напоминает события из Средних веков. Когда в Европе возник секуляризм, религиозные элиты того времени неустанно распространяли апокалипсические рассказы об «основанном на ценностях» христианском трансконтинентальном порядке, который подвергается нападению «безбожных экстремистов», «ярых националистов» и «неграмотных крестьян». Во время массовых выступлений против Христианского союза в Западной Европе, религиозные элиты обвиняли «подручных сатаны» в распространении дезинформации, разделении обществ, манипулировании страхами людей и подрыве «фундаментальных» и «универсальных» ценностей. Подобно тому, как в Средневековье западные лидеры видели происки сатаны в каждом выступлении против их власти, так и в наше время они усматривают в каждом проявлении народного недовольства руку В. Путина. Японские лидеры редко видят мир в таком теологическом свете, так как у них нет абсолютной веры в либерализм: для них либерализм — не божественное предначертание.

Вот почему все больше японских интеллектуалов говорят о том, что в западном мире либерализм превратился в своего рода религию без бога [3]. Этой теме посвящена недавно вышедшая книга «Болезнь либерализма» (Riberarizumu toiu yamai) [4] выпускника Гарварда, молодого юриста Мао Ямагучи. При взгляде со стороны, отношение западных либералов к консерваторам мало чем отличается от отношения религиозных деятелей Европы к неверующим в Средние века. На американской политической арене либералы мейнстрима относятся к сторонникам Трампа очень нелиберально, постоянно называя их ограниченными душевнобольными, или даже «ужасной» болезнью, которой нужно положить конец ради «светлого» будущего. В то время как консерваторы на Западе умело разжигают народное недовольство, чтобы мобилизовать сопротивление, действиями западных либералов движет лютая ненависть к тем, кто не разделяет их моральных убеждений.

В то время как западные либералы говорят о кризисе либерализма, японские мыслители отделяют кризис либеральной философии от кризиса либеральных элит.

С точки зрения японцев, яростный накал непримиримой ненависти либералов и консерваторов напоминает западные религиозные войны, в которых святости были лишены обе противоборствующие стороны. Эксперт по правам человека и профессор Университета Рейтаку Хидэцугу Яги однажды справедливо указал в своей книге «Декларации против прав человека» (Han jinken sengen) [5] , что западные либералы, проповедуя уважение ко «всем», сами не проявляют никакого уважения к нелиберальным государствам и гражданам. Абсолютистская доктрина «прав человека» используется, чтобы заставить замолчать тех, кто не разделяет либерального мировоззрения, и, посягая на свободу мысли, подрывает тем самым саму основу либерального мирового порядка. В свете этого Яги утверждал, что религиозных фундаменталистов, советских революционеров и либеральных интернационалистов объединяет одна общая черта, а именно: пренебрежительное отношение к своим оппонентам как к «неграмотным крестьянам», действующим «себе во вред».

Кризис философии

В то время как западные либералы говорят о кризисе либерализма, японские мыслители отделяют кризис либеральной философии от кризиса либеральных элит. Несколько столетий назад японские самураи понимали кризис христианского миропорядка не столько как кризис христианства, а как кризис западных христианских элит. Сегодня японские лидеры понимают кризис либерального мирового порядка не столько как кризис либерализма, а как кризис западных либеральных элит.

Проблема, возможно, заключается не в либерализме как таковом, а в квазирелигиозном рвении современных западных либералов, которые хотят окрасить в цвета либерализма всех без исключения. Именно такую мысль проводит известный японский либеральный философ и профессор Токийского университета Тацуо Иноуэ в своей книге «Вы можете ненавидеть либералов, но, пожалуйста, не делайте это с либерализмом» (Riberaru no koto ha kirai demo riberarisumu ha kirai ni naranaide kudasai) [6].

Хотя либералы часто осуждают консерваторов за слепую приверженность догматичным консервативным убеждениям, их приверженность своим идеям не менее фанатична. Так, в своей новой книге «Орден Свободы» (Ziyu no chitsujo) Иноуэ яростно критикует нелиберальную тенденцию ЕС выдавать себя за единственно возможный вариант, как будто европейская интеграция продиктована «железным законом истории», не допускающим никаких отклонений [7]. Подобное фаталистическое и телеологическое мировоззрение представляется патологически сходным с марксизмом-ленинизмом, провозглашавшим единственно возможное «объективное» будущее, сформированное на основе «фундаментальных» и «универсальных» ценностей социалистического космополитизма. Вот что в свое время справедливо отмечал британский ученый Эдвард Карр в своей книге «Советское влияние на западный мир»: «Первые большевики были неисправимыми западниками: для них Россия являлась отсталой страной, которую нужно было возродить к жизни революционными доктринами, исходящими с Запада. Первые большевики были искренними интернационалистами, которые считали, что “рабочие не имеют гражданства”, и видели в русской революции всего лишь запал революции европейской или всемирной» [8]. Перед лицом советского космополитического проекта, западные либералы постоянно втолковывали японским лидерам, что любой утопический проект, подавляющий оппозицию, неизбежно превратится в тоталитарную систему удушающей политической корректности. Как отмечают японские либералы, разделяющие позицию Иноуэ, парадокс заключается в том, что западные либералы, судя по всему, и сами встали на опасный путь мессианского отстаивания единственно верной Истины.

За столетия взаимодействия с Западом японские наблюдатели выяснили, что на Западе блестяще умеют разрабатывать просветительские философии, но абсолютно не умеют руководствоваться ими на практике в просветительском духе. В этом плане, советский коммунизм является последним провалившимся проектом западного просветительства. Будучи изначально олицетворением свободы выбора, либерализм некогда означал отказ от абсолютов. Сегодня современные либералы ведут себя так, будто либерализм является истинной верой — стандартом «правильных политических взглядов», которые должен разделять любой «нормальный» человек. И если моральная притягательность либерализма терпит фиаско, то это происходит не потому, что либеральная философия лишена привлекательности, а потому, что она практикуется ужасно нелиберально, без проявления терпимости, участия, гибкости и желания искать компромисс. Как бы то ни было, большинство японских лидеров могут сохранять спокойствие в разразившемся «кризисе» либерального миропорядка, поскольку они понимают либерализм как практические рекомендации по организации политики, а не как священные доктрины, фанатично утверждаемые любой ценой. Иными словами, либерализм является одной из многих конкурирующих ценностей на японской политической арене, уникальность которой заключается в органичном слиянии западных и традиционно японских идей. И пока западные либералы будут стремиться к установлению единообразного мира непререкаемой либеральной морали, им не обрести покоя в нашем бурном мире плюралистических реальностей. В конце концов, суть либерального управления заключается в содействии развитию конкуренции, в том числе демократического управления (политической конкуренции), рыночной экономики (экономической конкуренции) и верховенства закона (состязательности обвинения и защиты в судопроизводстве). Вот почему отказ западных либералов от признания допустимости отличной от либерализма точки зрения выглядит настоящим парадоксом.

1. См., напр. Ikenberry, G. J. (2018). The end of liberal international order?. International Affairs 94(1): сс. 7-23.

2. Endo, K. (2013). Tougou no shuen [The End of Integration]. Tokyo: Iwanami Shoten. Эндо утверждает, что многие базовые принципы ЕС являются фактическим заимствованием христианских принципов управления. Так, он указывает, что принцип субсидиарности в Европейском союзе – не что иное как копия протестантского принципа субсидиарности, предусматривавшего децентрализацию процесса принятия решений в протестантских общинах.

3. Журналист «Файнэншл Таймс» Эдуард Люс утверждает то же самое. См. Luce, E. (2017). The Retreat of Western Liberalism. New York: Atlantic Monthly Press.

4. Yamaguchi, M. (2017). Riberarizumu toiu yamai [The Sickness of Liberalism]. Tokyo: Shinchosha.

5. Yagi, H. (2001). Han jinken sengen [Anti-Human Rights Declaration]. Tokyo: Chikuma Shobo.

6. Inoue, T. (2015). Riberaru no koto ha kirai demo riberarisumu ha kirai ni naranaide kudasai [You May Hate Liberals But Please Do Not Hate Liberalism]. Tokyo: Mainichi Shinbun Shuppan.

7. Inoue, T. (2017). Ziyu no chitsujo: Riberarizumu no houtetsugaku kougi [Order of Freedom: Lectures on Liberal Legal Philosophy]. Tokyo: Iwanami Shoten.

8. Carr, E. H. (1947). The Soviet Impact On The Western World. New York: Macmillan, с. 105.


(Голосов: 13, Рейтинг: 4.69)
 (13 голосов)

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся