Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.83)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Второй тур президентских выборов, прошедший в минувшее воскресенье, оказался гораздо более предсказуемым, чем первый двумя неделями ранее. Если к голосованию 23 апреля с сопоставимыми шансами подходили сразу четыре политика, то преимущество бывшего министра экономики над лидером крайне правых в личном противостоянии предполагалось заранее. Против М. Ле Пен, как это обычно бывает при выходе НФ во вторые туры, соперники попробовали сформировать т.н. «республиканский фронт» — тактический союз всех сил ради недопущения её прихода к власти.

Основатель движения «Вперёд!», министр экономики при президенте Ф. Олланде в 2014–2016 гг., Э. Макрон сумел осуществить давнюю мечту французских центристов и вырваться вперёд, выдерживая «ни левую, ни правую» линию. Прогрессизм, глобализм, европеизм кандидата пришёлся по нраву умеренным крыльям как Социалистической партии, так и «Республиканцев», что подкрепилось использованием разнообразных политических технологий, лояльным отношением прессы.

Однако с победой Э. Макрона политическая борьба во Франции совсем не сбавит оборотов. «Ни левая, ни правая» программа избранного президента, как и он сам, до выборов отвечала интересам различных слоёв населения, но в процессе реализации она может считаться уже «недостаточной» с обоих флангов.

Во Франции стало известно имя нового главы государства. Кандидат от движения «Вперёд!» Эммануэль Макрон переиграл лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен в очной дуэли, получив 66% голосов, и будет руководить страной ближайшие пять лет.

Марин Ле Пен против всех

Второй тур президентских выборов, прошедший в минувшее воскресенье, оказался гораздо более предсказуемым, чем первый двумя неделями ранее. Если к голосованию 23 апреля с сопоставимыми шансами подходили сразу четыре политика — Э. Макрон, М. Ле Пен, Ф. Фийон, Ж.-Л. Меланшон, — то преимущество бывшего министра экономики над лидером крайне правых в личном противостоянии предполагалось заранее. Против М. Ле Пен, как это обычно бывает при выходе НФ во вторые туры, соперники попробовали сформировать т.н. «республиканский фронт» — тактический союз всех сил ради недопущения её прихода к власти. В свою очередь, такая диспозиция не требовала никаких особенных усилий от Э. Макрона, вынуждая электорат выбывших из гонки кандидатов автоматически выбирать его как меньшее из зол.

Тем не менее, М. Ле Пен со своей стороны сделала всё, чтобы не оказаться в изоляции. За последние дни кампании она успела предпринять несколько шагов, призванных успокоить граждан, всё ещё помнящих радикализм идей её отца. В частности, была сделана оговорка, что выход из Евросоюза в случае её победы будет проводиться только на основе референдума, который можно будет организовать ещё и не сразу после избрания. Вместо требования полного отказа от евро стала звучать идея сосуществования двух валют — евро для расчётов бизнеса и франка для ежедневных потребительских расходов. 1 мая М. Ле Пен отказалась от участия в ежегодном партийном празднике в честь Жанны-д’Арк, учреждённом ещё в 1980-е гг. её отцом, выбрав обычный предвыборный митинг. Тогда же в своём выступлении она почти дословно воспроизвела фрагменты одной из речей Ф. Фийона, позиционируя это как сигнал о схожести их убеждений. Наконец, она даже временно сложила с себя полномочия лидера НФ, пытаясь показать общенациональный характер своей кандидатуры.

Такая тактика имела под собой основания, поскольку между двумя турами М. Ле Пен всё же могла рассчитывать на некоторые резервы. На правом фланге имело смысл побороться за часть сторонников Ф. Фийона. Хотя большинство лидеров правоцентристских «Республиканцев» призвали выбрать Э. Макрона, в их лагере существовали и альтернативные точки зрения — воздержаться от голосования во втором туре или даже выступить против «наследника Франсуа Олланда». Удалось достичь соглашения с ещё одним независимым правым политиком Н. Дюпон-Эньяном (4,7%), пообещав ему пост премьер-министра. На левом же фланге была возможность привлечь части разрозненного электората Ж.-Л. Меланшона, не поддержавшего никого из финалистов: в рабочих слоях, где популярен лидер движения «Непокорённая Франция», в последние годы расширили свою поддержку и крайне правые. Все эти локальные приобретения, а также некоторое снижение явки (с 78 до 74%, из которых порядка 4 млн граждан проголосовали против всех или испортили бюллетени) объясняют, почему результат М. Ле Пен всё же увеличился с 21,3 в первом туре до 34% во втором. Возможно, прирост был бы значительнее, если бы кандидат от НФ успешнее провела дебаты 3 мая. Смягчая свою программу, М. Ле Пен не отказалась от агрессивной наступательной риторики в адрес оппонента, чем опять отпугнула избирателей от себя (только 37% опрошенных зрителей признали её выступление на дебатах убедительным).

Новые вызовы для нового президента

Основатель движения «Вперёд!», министр экономики при президенте Ф. Олланде в 2014­–2016 гг., Э. Макрон сумел осуществить давнюю мечту французских центристов и вырваться вперёд, выдерживая «ни левую, ни правую» линию. Прогрессизм, глобализм, европеизм кандидата пришёлся по нраву умеренным крыльям как Социалистической партии, так и «Республиканцев», что подкрепилось использованием разнообразных политических технологий, лояльным отношением прессы. Обошли стороной Э. Макрона и крупные скандалы, хотя периодически оппоненты пытались начать обсуждение его возможной скрытой поддержки действующей властью, заниженных цифр в декларации о доходах, оффшорных счетов на Багамах. За сутки до завершения предвыборной гонки штаб Э. Макрона подвергся хакерской атаке, однако государственная Комиссия по контролю над избирательной кампанией сразу же рекомендовала национальным СМИ не тиражировать попавшие в сеть данные, чтобы это не повлияло на исход голосования.

Тем не менее, несмотря на кажущуюся лёгкость победы, самому молодому президенту в истории Пятой Республики уже в ближайшие дни предстоит решить ряд проблем, не позволяющих сразу же приступить к руководству страной. В первую очередь Э. Макрону необходимо выбрать премьер-министра: на протяжении всей кампании он обходил этот вопрос молчанием, чтобы не давать ход спекуляциям, каких же фигур больше в его окружении — левых или правых. Во Франции существует традиция, по которой первое правительство нового президента действует всего около месяца и слагает свои полномочия после ближайших парламентских выборов, а реальный рабочий кабинет министров определяется летом. Обычно глава государства утверждает ту же самую команду, хотя кадровый состав может претерпеть за это время частные изменения. В этот раз ситуация может быть сложнее: переходным премьером на первое время может быть назначена нейтральная фигура (например, центрист Ф. Байру), а в июне кабинет сформирует деятель, до того ассоциировавшийся, например, с уже правившей Соцпартией (Ж.-И. Ле Дриан, Ж. Колломб и др.).

Соответственно, вторым вызовом для нового президента станет парламентская кампания (июнь 2017 г.). Следуя сразу за президентскими выборами по реформе 2000 г., она неизменно подтверждала предпочтения избирателей, отдавая Национальное собрание в руки той же партии, которую представлял избранный глава государства. В этот раз пока неясно, как поведёт себя движение «Вперёд!», — выставит своих кандидатов и выиграет в одиночку или сблокируется с одной из традиционных сил. Многое будет зависеть от того, как выступит НФ (хотя его кандидаты будут попадать в точно такие же ловушки вторых туров, как М. Ле Пен), сумеет ли разгромленная Соцпартия провести самостоятельную кампанию, сплотятся ли «Республиканцы» после поражения Ф. Фийона. Так, временный лидер последних Ф. Баруэн не скрывает планов победить и тем самым навязать президенту сосуществование с правоцентристами.

Таким образом, с победой Э. Макрона политическая борьба во Франции совсем не сбавит оборотов. Что касается его программы, «ни левой, ни правой», как и он сам, то до выборов она отвечала интересам различных слоёв населения, но в процессе реализации может считаться уже «недостаточной» с обоих флангов. По факту Э. Макрон не обещал каких-либо радикальных отличий от последних лет президентства Ф. Олланда ни во внутренней, ни во внешней политике. Однако говорить о конкретных акцентах его курса можно будет только с определением состава правительства и парламентского большинства.

Подготовлено для Газета.ru

Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.83)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Общество и культура"]=>
  string(36) "Общество и культура"
  ["Европа"]=>
  string(12) "Европа"
  ["Новая повестка российско-французских отношений"]=>
  string(88) "Новая повестка российско-французских отношений"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся