Распечатать
Регион: Россия
Оценить статью
(Голосов: 18, Рейтинг: 3.67)
 (18 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Санкции против России ставят перед бизнесом важные вопросы. Что дальше? Как адаптироваться? Кто попадет под санкции? Можно ли рассчитывать на смягчение? Работа с такими рисками требует понимания ряда малоприятных, но важных вещей.

1. Интересы бизнеса для инициаторов и целей санкций вторичны: ему по возможности будут помогать, но пожертвуют им ради политических целей.

2. Бизнес редко лоббирует санкции. Часто бизнесу проще уйти или перестроиться, чем что-то доказывать или ждать поддержки.

3. Смягчения санкций в отношении России не будет. Политические противоречия слишком глубоки.

4. Направленность санкций и контрсанкций труднопредсказуема. Прийти и наказать могут в любой момент.

5. У бизнеса есть возможности адаптироваться. Их охотно предоставляют правительства обеих сторон в виде кнутов и пряников. Наличие санкционного комплаенса — возможность снизить риски проблем с американским Минфином.

Из хороших новостей. Санкции США и ЕС — разные вещи.

Санкции против России ставят перед бизнесом важные вопросы. Что дальше? Как адаптироваться? Кто попадет под санкции? Можно ли рассчитывать на смягчение? Работа с такими рисками требует понимания ряда малоприятных, но важных вещей.

Первое. Применять логику бизнеса к санкциям бесполезно. Да, по своей сути это экономический инструмент. Но к максимизации прибыли и минимизации издержек он имеет косвенное отношение. Цель санкций — политическое принуждение. Цель контрсанкций — избежать принуждения и показать, что за давление придется заплатить. В достижении целей государства готовы биться до конца, игнорируя потери. Страны-инициаторы, такие как США, могут давить долго, невзирая на результаты. Столь же долго могут сопротивляться и страны-цели, неся потери, но не сдаваясь. Интересы бизнеса здесь вторичны: ему по возможности будут помогать, но пожертвуют им ради политических целей.

Второе. Вопреки расхожему убеждению, бизнес редко лоббирует санкции. Торговые войны — пожалуйста. Санкции — нет. Они рождаются в кабинетах бюрократов, а не собственников. Закон CAATSA вроде бы дает американским энергетикам преимущества в Европе, но перекрыл ряд выгодных проектов в России. Отмена санкций — также в руках бюрократии. Часто бизнесу проще уйти или перестроиться, чем что-то доказывать или ждать поддержки. Так поступила Total в Иране.

Третье. Смягчения санкций в отношении России не будет. Политические противоречия слишком глубоки. Даже если дипломаты найдут компромиссы, санкции вряд ли исчезнут — особенно американские. Иранский случай опять же показывает, сколь быстро замороженные санкции можно разморозить. Вопрос скорее в том, насколько глубоким будет ухудшение. Бюрократам нужно отчитываться о применении санкций. Ничего личного, такая работа.

Четвертое. Направленность санкций и контрсанкций труднопредсказуема. Обоснование удара США по «Русалу» и другим компаниям многих удивило надуманностью. Но в этом суть политической эффективности. Бояться должны все: у бизнеса, как у заключенного, должно быть состояние «тревожной поднадзорности» — ты постоянно в поле зрения. Прийти и наказать могут в любой момент.

Пятое. У бизнеса есть возможности адаптироваться. Их охотно предоставляют правительства обеих сторон в виде кнутов и пряников. Наличие санкционного комплаенса — возможность снизить риски проблем с американским Минфином. Но комплаенс де-факто толкает компании на признание санкций, а в перспективе у нас вполне можно будет получить за это тюремный срок. Для бизнеса — убийственная мера, ведь следователь вряд ли будет вникать в пользу коммерции. Для государства — обычная модель. И наоборот: можно воспользоваться правительственной поддержкой в России, но попасть под удар американцев. Бизнес проигрывает, неся трансакционные издержки и оплачивая риски.

Шестое. Поворот на Восток — своевременная и правильная мера. Но вряд ли стоит ждать, что азиатские компании будут игнорировать санкции ради дружбы с нами. Даже такой гигант, как китайская ZTE, пока предпочел согласиться на требования Минфина США, пойдя на затратные уступки по иранским санкциям.

Из хороших новостей. Санкции США и ЕС — разные вещи. Подвижки по санкциям ЕС более вероятны, а их применение может быть более мягким или хотя бы предсказуемым. ЕС вообще демонстрирует больше прагматизма и меньше пафоса. Бизнесу это кстати: он любит тишину.

Впервые опубликовано в Коммерсанте.

(Голосов: 18, Рейтинг: 3.67)
 (18 голосов)

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся