Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.4)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Вита Спивак

Координатор программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги, эксперт РСМД

Участившиеся переговоры Си и Кима, которые до недавнего времени не встречались вовсе, связаны с предстоящим саммитом главы КНДР с Д. Трампом.

Сам факт того, что перед саммитом с американским президентом Ким Чен Ын дважды являлся «на поклон» в Китай, подает сигнал вашингтонской администрации: Ким садится за стол переговоров не один, а влияние Пекина в вопросе урегулирования северокорейского кризиса в целом и в Пхеньяне в частности остается колоссальным. Несмотря на то, что Д. Трамп рассматривает последние подвижки в отношениях с КНДР как успехи своей политики «максимального давления», оценивать достижения Белого дома пока рано. Вероятность того, что предстоящая встреча американского президента с лидером КНДР вовсе сорвется или закончится без существенных результатов, остается очень высокой.

Важным итогом последней встречи Си Цзиньпина и Ким Чэн Ына, помимо непрямого послания Белому дому, стало совместное заявление двух лидеров о «поэтапном и синхронизированном» решении вопроса денуклеаризации КНДР.

Выход США из соглашения по Ирану в тот же день, когда произошла даляньская встреча лидеров Китая и КНДР, существенно повышает ставки на планирующемся саммите Кима и Трампа. Вашингтон таким образом дает понять о жесткости своей позиции, но, с другой стороны, рискует если не ослабить доверие северокорейского лидера, то по крайней мере дать ему еще больший простор для широкой интерпретации понятия ядерного разоружения.


8 мая 2018 г. в Даляне состоялась неформальная и довольно неожиданная встреча Си Цзиньпина и Ким Чен Ына. Это второй по счету визит Кима в Китай за последние полтора месяца: в конце марта лидер КНДР уже приезжал на саммит в Пекин. В Даляне, куда Ким прилетел на самолете, нарушив традиции своего отца, предпочитавшего выезжать за границу исключительно на бронепоезде, главы двух стран снова обсуждали проблемы Корейского полуострова. Участившиеся переговоры Си и Кима, которые до недавнего времени не встречались вовсе, связаны с предстоящим саммитом главы КНДР с американским президентом Дональдом Трампом. Эпохальная встреча состоится 12 июня в Сингапуре.

Во время обеих встреч в Пекине и Даляне Си Цзиньпин и Ким Чен Ын не делали каких-либо сенсационных заявлений: оба лидера выступили за сотрудничество и мирное урегулирование проблем Корейского полуострова. Однако сам факт того, что перед саммитом с американским президентом глава КНДР дважды являлся «на поклон» в Китай, подает сигнал вашингтонской администрации: Ким садится за стол переговоров не один, а влияние Пекина в вопросе урегулирования северокорейского кризиса в целом и в Пхеньяне в частности остается колоссальным. Несмотря на то, что Дональд Трамп рассматривает последние подвижки в отношениях с КНДР (мораторий на ядерные испытания и готовность Кима к переговорам) как успехи своей политики «максимального давления», оценивать достижения Белого дома пока рано. Предстоящая встреча американского президента с лидером КНДР станет первой за всю историю, но вероятность того, что саммит вовсе сорвется или закончится без существенных результатов, остается очень высокой.

Важным итогом последней встречи Си Цзиньпина и Ким Чэн Ына, помимо непрямого послания Белому дому, стало совместное заявление двух лидеров о «поэтапном и синхронизированном» решении вопроса денуклеаризации КНДР. В то же время новоявленный Советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон говорит, что только полный и решительный отказ Пхеньяна от ядерной программы будет приемлемым исходом северокорейско-американских переговоров для Белого дома.

В данном контексте выход США из соглашения по Ирану в тот же день, когда произошла даляньская встреча лидеров Китая и КНДР, существенно повышает ставки на планирующемся саммите Кима и Трампа. Вашингтон таким образом дает понять о жесткости своей позиции, но, с другой стороны, рискует если не ослабить доверие северокорейского лидера (которое по определению вряд ли находится на высоком уровне), то по крайней мере дать ему еще больший простор для широкой интерпретации понятия ядерного разоружения. Теперь Киму, который дважды заручился поддержкой Пекина, будет проще не обещать ничего больше моратория на ядерные испытания и не давать долгоиграющих гарантий, основываясь на том, что Вашингтон отказался от своих обязательств в отношении Тегерана, которые просуществовали едва 2,5 года. А ядерный полигон в Пунгери всегда можно открыть снова. Плюс, односторонний выход США из иранской сделки не нашел поддержки со стороны их союзников в Европе и Азии, что может дополнительно ослабить позиции Белого дома в переговорах с Пхеньяном.

Разные трактовки интенсивности денуклеаризации Северной Кореи прослеживаются уже сейчас, например, в заявлениях Пекина и Вашингтона по итогам телефонного разговора Трампа и Си сразу после завершения встречи последнего с Ким Чен Ыном. В официальном сообщении на сайте китайского МИДа снова мягко указывается на необходимость «поэтапного» решения ядерной проблемы КНДР, а в заявлении Белого дома решительно говорится о важности давления на Пхеньян до тех пор, пока он «окончательно» не откажется от ядерной программы.

Помня о том, что пока Дональду Трампу удавалось только выходить из международных соглашений (Транстихоокеанское партнерство, соглашение по Ирану, Парижское соглашение по климату), можно ли рассчитывать на успех переговоров с КНДР? Даляньская встреча Си и Кима в очередной раз дала понять, что Вашингтону не удастся потеснить Пекин из процесса решения северокорейского вопроса. Д. Трамп уже успел сделать реверанс в сторону председателя КНР и высказался о высокой роли Си в решении северокорейского вопроса.

Также понятно, что для удовлетворения своих амбиций войти в историю Трампу понадобятся яркие (хотя, возможно, и не самые содержательные) результаты, о которых можно с помпой заявить в «Твиттере» (tweetable results). Таких, как освобождение трех американских заключенных из тюрем КНДР, которых госсекретарь США Майкл Помпео вывез из Пхеньяна 9 мая. При этом вряд ли приходится рассчитывать на то, что Ким пойдет на серьезные уступки по ядерному разоружению. Реального эффекта от этой исторической встречи можно добиться лишь при сотрудничестве всех заинтересованных сторон: Совета Безопасности ООН, Южной Кореи, Японии, Китая и России. Действия же Дональда Трампа в условиях нарастающей конфронтации с Пекином и Москвой и непоследовательной политики в отношении азиатских союзников ставят под вопрос перспективы и эффективность переговоров с Ким Чен Ыном.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.4)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся