Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

Прошедшие с весны 2014 г. три непростых и кризисных года для российско-германских отношений показали, что, несмотря на все проблемы и сложности, между российским президентом В. Путиным и федеральной канцлерин А. Меркель установился достаточно эффективный рабочий диалог.

Для Германии и А. Меркель важнейшее значение для двустороннего взаимодействия имеют нормы международного права и так называемый ценностный подход. Россия и её лидер, в свою очередь, полагают, что в этом отношении они соответствуют этим представлениям. Но в реальной политике друг к другу предъявляются серьёзные претензии по многим вопросам — сегодня это Сирия, Украина, НАТО, права человека. Именно эти темы — предмет актуального двустороннего диалога и дискуссий.

Рабочая встреча в Сочи прошла в целом конструктивно, что в принципе было ожидаемым, но не гарантированным. Стороны подтвердили свои позиции по основным вопросам международного сотрудничества, обозначив при этом принципиальную готовность поиска совместных решений наиболее сложных вопросов по сирийской и украинской тематике. Детали «остались за кадром».

Несмотря на существующие проблемы, Германия и Россия остаются долгосрочными партнёрами в сфере международной, особенно европейской безопасности и должны стремиться к поиску точек соприкосновения.


Прошедшие с весны 2014 г. три непростых и кризисных года для российско-германских отношений показали, что, несмотря на все проблемы и сложности, между российским президентом В. Путиным и федеральной канцлерин А. Меркель установился достаточно эффективный рабочий диалог. В основном он ведётся посредством телефонных разговоров (последний состоялся 17 апреля 2017 г.) и в первую очередь касается вопросов урегулирования украинского и сирийского кризисов, европейской безопасности, отношений с ЕС и НАТО. Он постоянно дополняется и поддерживается рабочим общением на уровне министров и глав региональных субъектов. Коммуникации на высшем уровне по-прежнему заморожены решением Брюсселя с весны 2014 г. Введенные взаимные санкции на уровне персон и предприятий постоянно продлеваются.

Каждое личное общение на территории партнёра важнее десятков телефонных разговоров или встреч в рамках каких-либо международных мероприятий в других странах. Из состоявшихся личных встреч стоит отметить посещение канцлерин Москвы 10 мая 2015 г. и российским президентом Берлина 19 октября 2016 г. (накануне В. Путин отменил визит в Париж).

Из основополагающих документов, принятых за последний год и касающихся двусторонних отношений, надо указать Белую книгу Бундесвера (июль 2016 г.) и Новую Концепцию внешней политики РФ (ноябрь 2016 г.). В них содержатся позитивные послания партнёрам. По крайней мере, из немецкого документа исчезло положение о России как сопернике и одного из основных факторов риска для безопасности ФРГ в среднесрочной перспективе.

Для Германии и А. Меркель важнейшее значение для двустороннего взаимодействия имеют нормы международного права и так называемый ценностный подход. Россия и её лидер, в свою очередь, полагают, что в этом отношении они соответствуют этим представлениям. Оба партнёра считают себя в этой связи безупречными. Но в реальной политике друг к другу предъявляются серьёзные претензии по многим вопросам — сегодня это Сирия, Украина, НАТО, права человека. Именно эти темы — предмет актуального двустороннего диалога и дискуссий.

Были попытки (хотя и не очень удачные) сближения в рамках председательства Германии в ОБСЕ в 2016 г. Принципиальные вопросы обсуждались на Мюнхенской конференции в феврале 2017 г. Важен их лейтмотив: несмотря на существующие проблемы, Германия и Россия — лидеры в Евросоюзе и Евразийском экономическом союзе — остаются долгосрочными партнёрами в сфере международной, особенно европейской безопасности и должны стремиться к поиску точек соприкосновения (на фоне сохраняющейся и для Германии, и для России неопределённости поведения Д. Трампа и внешней политики его администрации). Вероятно, именно после Мюнхена В. Путин принял решение пригласить А. Меркель в Россию. В первой половине марта этот визит был согласован и озвучен 16 марта во время его встречи с председателем ХСС и премьер-министром Баварии Х. Зеехофером. Примечательно, что после того как в марте стороны достигли понимания необходимости личной встречи, в том числе для того, чтобы поставить точки над «i» практически по всем обозначенным выше темам, в апреле 2017 г. произошло обострение ситуации в Сирии. Встреча в Сочи стала ещё актуальнее. Для В. Путина было также важно продвинуть вопросы экономического сотрудничества, в том числе в контексте будущего комплексного взаимодействия между ЕС и ЕАЭС.

Сочинская встреча должна была содействовать определённым сдвигам в понимании возможного российско-германского взаимодействия и стать важным шагом в подготовке G-20 в Гамбурге.

Важнейшими темами официально не анонсированной повестки дня должны были стать Сирия и Украина. Накануне сочинской встречи у Запада и Германии, в отличие от России, не было чётких представлений о реальных шагах/алгоритмах относительно решения связанных с ними сложнейших вопросов. Одна из причин — отсутствие консенсуса (а также зачастую нежелание достичь его) среди внутренних групп по интересам и стэйкхолдеров, на который Запад, включая Германию, могли бы опереться в своих действиях. Во многом по этой причине и сирийский, и украинский вопросы по состоянию на начало мая оказались в тупике. Сочинская встреча должна была содействовать определённым сдвигам в понимании возможного российско-германского взаимодействия в этом направлении и стать важным шагом в подготовке G-20 в Гамбурге (один из основных внешнеполитических приоритетов для А. Меркель в контексте германской предвыборной компании).

Возможный успех сочинских переговоров изначально лежал в совмещении ожидаемой жёсткой (заранее известной участникам) позиции переговорщиков и их тональности и очередной, отнюдь не явной, попытки понять друг друга. И на этой основе, наконец, найти необходимые точки соприкосновения, которые смогут придать новый импульс развитию ситуации. Прошедшие переговоры в основном подтвердили эти ожидания, но одновременно несколько удивили своим форматом.

А. Меркель и В. Путин обсудили сирийский и украинский кризисы, подчеркнув, что важнейшим должно стать достижение перемирия между конфликтующими сторонами. Относительно Украины участники переговоров, подтвердив свои диаметрально разные взгляды на смену власти в Киеве в феврале 2014 г., констатировали безальтернативность Нормандского формата и Минских договорённостей, в рамках которых в первую очередь необходимо достичь прямых переговоров между Киевом и непризнанными республиками, и что нет смысла в каких-то новых договорённостях. Можно предположить, что В. Путин и А. Меркель более подробно обсуждали ситуацию вокруг Юго-Востока Украины и возможности выхода из существующего тупика, но эти детали остались конфиденциальными.

Что касается состояния двусторонних отношений, стороны впервые за три года констатировали их взаимовыгодный и конструктивный характер. Российский президент сделал упор на хозяйственно-политической сфере и подчеркнул взаимозависимость экономик двух стран и постепенный выход экономической кооперации из кризисного состояния (растут взаимные инвестиции, быстрыми темпами восстанавливается товарооборот, заработала межведомственная группа по экономике и финансам). Кроме того, В. Путин выразил свою готовность поддержать Германию в рамках подготовки G-20 в Гамбурге, указав на то, что он заинтересован в успехе этого саммита. Кстати, в международном контексте немецкой предвыборной кампании именно «Группа двадцати» может принести существенные очки для А. Меркель. В этом плане российская сторона оказывает ей явную поддержку.

Канцлерин обратила внимание на успех в других сферах двустороннего сотрудничества (наука, гуманитарная сфера, молодёжный обмен), среди прочего подчеркнув непростое решение официального Берлина продолжить общение в рамках «Петербургского диалога». Традиционно А. Меркель остановилась на вопросах прав человека и гражданского общества, среди которых она выбрала не протестную тематику А. Навального, а тему сексуальных меньшинств в Чечне, что адекватно было воспринято В. Путиным.

В международном контексте немецкой предвыборной кампании именно «Группа двадцати» может принести существенные очки для А. Меркель. В этом плане российская сторона оказывает ей явную поддержку.

Несколько неожиданной стала пресс-конференция в середине переговоров и вечерний телефонный разговор российского и американского президентов, в котором, возможно, предполагалось участие А. Меркель (этого, однако, не произошло). В. Путин и Д. Трамп высказались в пользу организации личной встречи в привязке к заседанию саммита G-20 в Гамбурге в июле.

Примечательно, что сразу после окончания переговоров пресс-секретарь Д. Песков подтвердил предстоящую 17 мая 2017 г. встречу в том же Сочи В. Путина с итальянским премьер-министром П. Джентилони (до этого оба лидера примут участие в международном форуме в Пекине). Сегодня Италия в контексте Brexit, французских президентских и парламентских выборов — второй по политическому значению европейский партнёр, способный оказывать влияние на европейско-российские отношения. Тем самым Россия однозначно подчёркивает важность многостороннего диалога с Евросоюзом.

Рабочая встреча в Сочи прошла в целом конструктивно, что в принципе было ожидаемым, но не гарантированным. Стороны подтвердили свои позиции по основным вопросам международного сотрудничества, обозначив при этом принципиальную готовность поиска совместных решений наиболее сложных вопросов по сирийской и украинской тематике. Детали «остались за кадром». Важно, что и канцлерин, и президент подчеркнули хорошее состояние и позитивное развитие двусторонних отношений во всех сферах. Будем надеяться, что в текущем году положительная динамика продолжится.


Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.9)
 (10 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?
    Необходимо настаивать на сохранении традиционных подходов в области контроля и сокращения вооружений  
     272 (40%)
    Это серьезная угроза для мира. Нужны оригинальные инициативы по сотрудничеству в ядерной сфере, например, такие  
     213 (31%)
    Соблюдать паритет, включаться в ядерную гонку  
     106 (16%)
    Искать асимметричные средства нападения  
     87 (13%)

Текущий опрос

Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?*
Бизнесу
Исследователям
Учащимся