Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.55)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

Августовские инициативы США — продолжение тренда на эскалацию и углубление санкций. Россия прямо характеризуется в новых документах как агрессор и противник США, стоящий в одном ряду с КНДР, Сирией и даже ИГИЛ. Российское политическое руководство — воплощение зла и экзистенциальной угрозы «свободному миру». Название нового американского законопроекта — «Акт о защите США от агрессии Кремля» (DASKAA) говорит само за себя. Казалось бы, DASKA действительно порождает режим «драконовских санкций». И с точки зрения документов это действительно так. Однако ключевым вопросом является то, насколько эффективными будут новые санкции. Очевидно, что в Москве не сидят сложа руки. При всех пороках отечественной экономики Россия всё-таки является крупной державой, у которой есть возможности адаптироваться к санкциям и даже изолировать самих американцев в их попытках удушения страны. Как это возможно?

Санкции США против России превратились в привычный новостной фон. Как во время войны возникает привыкание к обыденности бомбёжек, так и в нынешних условиях мало кого можно удивить новостями о санкциях. Впрочем, августовские новации американских законодателей и чиновников всё-таки имели серьёзный резонанс. По крайней мере он отразился на показателях фондового рынка. Экспертные мнения в России разделились на сторонников «пораженческой» и «охранительной» линии. В комментариях первых сквозит злорадство — наконец-то за нас взялись серьёзно, теперь уж точно доигрались. В комментариях вторых — оптимизм и энтузиазм — нас бьют, а мы крепчаем. Реальное положение дел, по всей видимости, находится в иной системе координат. Несмотря на экономическое неравенство США и России, у Москвы сохраняются рычаги влияния и контроля над ситуацией. Кроме того, чем более радикальной становится позиция Вашингтона, тем более маневренной становится российская дипломатия.

Августовские инициативы США — продолжение тренда на эскалацию и углубление санкций. Россия прямо характеризуется в новых документах как агрессор и противник США, стоящий в одном ряду с КНДР, Сирией и даже ИГИЛ. Российское политическое руководство — воплощение зла и экзистенциальной угрозы «свободному миру». Название нового американского законопроекта — «Акт о защите США от агрессии Кремля» (DASKAA) говорит само за себя. В основном новая инициатива развивает и дополняет уже имеющиеся нормы закона PL 115-44 (CAATSA). Однако новая линия атаки имеет свою специфику.

Иван Тимофеев:
Санкции: цена вопроса

Во-первых, DASKAA развивает статью 241 CAATSA, направленную против «российских олигархов» и окружения российского лидера. Теперь президент США обязывается не просто выявить «ближний круг», но и ввести против этих людей и организаций персональные санкции. Правда, речь идёт только о тех, кто вовлечён в коррупционную деятельность. Однако опыт составления «кремлёвского доклада» в начале 2018 года показывает, что попасть в списки может кто угодно. Сам «кремлёвский доклад» в случае принятия законопроекта должен быть обновлён на основе уже имеющейся версии. Сохраняются и углубляются нормы CAATSA, ограничивающие инвестиции и возможность приватизации российских государственных активов. Законопроект также предусматривает подготовку отчёта о личных активах и имуществе российского президента. Иными словами, документ формирует нарратив, направленный на размывание легитимности российской политической системы.

Во-вторых, законопроект ужесточает санкции против российского энергетического сектора. Он предполагает санкции против российских энергетических проектов за пределами России и, что более важно, — против лиц и компаний, инвестирующих в российскую нефтедобычу или поставляющих товары, технологии, инвестиции или услуги, необходимые для добычи сырой нефти. По сути, это означает почти полную экономическую блокаду российского нефтедобывающего сектора со стороны США.

В-третьих, документ обязывает президента разработать порядок запрета для участия американских граждан и организаций в операциях, связанных с российским суверенным долгом. Если CAATSA обязывал минфин США дать заключение о целесообразности таких запретов (минфин в своем отчёте отмечал, что такие ограничения контрпродуктивны и могут ударить по американским интересам), то DASKA не оставляет исполнительной власти США выбора в этом вопросе.

В-четвёртых, законопроект значительно усиливает акцент на цифровом пространстве. В числе предлагаемых санкций — наказание за взаимодействие с любой российской компанией, которая даже теоретически может осуществлять враждебные действия в цифровой среде. По большому счёту под эту категорию может попасть любая компания в российском IT-секторе.

В-пятых, DASKAA прямо обвиняет России в использовании химического оружия. Виновность России в отравлении Скрипалей считается неоспоримой (хотя официальное расследование до сих пор достоверно это не выявило). Кроме того, России вменяется в вину препятствование расследованиям химических инцидентов в Сирии. Законопроект предписывает наказать Россию дипломатической изоляцией, санкциями, а также мерами, предусмотренными Конвенцией о запрещении химического оружия. Такие санкции, в частности, могут быть введены на основе Акта об уничтожении химического и биологического оружия 1991 (PL 102-182).

Государственный департамент в опережающем порядке принял к сведению положения законопроекта и объявил об использовании PL 102-182, начиная с августа 2018 года. Закон предполагает возможность консультаций со страной, чьи граждане подозреваются в применении ОМУ в течение 90 дней, после которых на них могут быть наложены санкции. Среди них: ограничение программ помощи (не актуально для России), ограничения продажи оружия (не актуально), отказ в выдаче кредитов (может затронуть финансовый сектор, хотя ущерб от уже имеющихся финансовых санкций и так учтён рынком), экспорт товаров двойного назначения (также не является новацией) и ограничение торговли (российско-американская торговля и так невелика). Закон также предполагает среди санкций понижение уровня дипломатических отношений (они и так были существенно сокращены, но пределы для эскалации не исчерпаны) и приостановить полёты авиакомпаний страны-цели в США.

В целом DASKAA предполагает весьма существенное аппаратное усиление государственного департамента в политике санкций. Предполагаются меры по аудиту эффективности программ общественной дипломатии, создание в структуре госдепа Офиса по вопросам цифрового пространства и цифровой экономики, создание (точнее воссоздание) Офиса по координации санкций и другие меры. В случае принятия законопроекта государственный секретарь США получит также возможность выносить решение о принадлежности России к числу стран — спонсоров терроризма. Нет сомнений, что формальные поводы для этого американцы, скорее всего, найдут. Однако это будет означать окончательный разгром российско-американских отношений. Россия сама является одной из крупных мишеней для международного терроризма и выступает активным борцом с террористической угрозой. Её классификация американцами в качестве «де-факто террориста» может иметь непредсказуемые последствия.

Казалось бы, DASKAA действительно порождает режим «драконовских санкций». И с точки зрения документов это действительно так. Однако ключевым вопросом является то, насколько эффективными будут новые санкции. Очевидно, что в Москве не сидят сложа руки. При всех пороках отечественной экономики Россия всё-таки является крупной державой, у которой есть возможности адаптироваться к санкциям и даже изолировать самих американцев в их попытках удушения страны. Как это возможно?

Во-первых, новые санкции против России порождены в основном внутриполитическими расколами и внутриполитической динамикой в США, а не только и даже не столько «поведением» Москвы. Никаких фундаментальных изменений в российской внешней политике не происходит, однако санкции серьёзно ужесточаются. Тема вмешательства будирует американскую публику, но уже приелась внешним наблюдателям и даже вызывает их скепсис. В деле Скрипалей и в сирийских инцидентах также остаётся много вопросов. Но американцы спешат с санкциями, провоцируя дальнейшее обострение отношений с Россией. На этом фоне крайне взвешенную и осторожную позицию занял ЕС. Брюссель ведёт принципиальную линию по неприятию результатов украинского кризиса и не откажется от санкций по украинскому пакету до тех пор, пока на Донбассе не будет мира. Однако по другим вопросам, которые носят гораздо менее ясный характер, Брюссель не торопится идти на эскалацию. ЕС отстаивает свои собственные интересы, понимая, что новое обострение отношений с Россией в отсутствие веских враждебных действий с её стороны будет избыточным и контрпродкутивным. Симптоматично, что DASKAA содержит в себе целую секцию, обязывающую администрацию координировать санкции с ЕС. В Вашингтоне прекрасно понимают, что без согласованных действий союзников эффективность санкций будет низкая.

Во-вторых, США серьёзно подмочили свою репутацию выходом из ядерной сделки с Ираном (СВПД). Иран не нарушал условий сделки, однако США выходят из неё опять же во многом по внутриполитическим соображениям. Более того, реанимируются экстерриториальные санкции в отношении иранского энергетического сектора, что уже вызвало резкое неприятие ЕС, КНР и России. Здесь США остались в изоляции, что может подорвать эффективность санкций против Тегерана. Иранский опыт, несомненно, учитывают и в Москве.

В-третьих, Москва предпринимает активные действия по минимизации ущерба от санкций, диверсифицируя круг своих торговых партнёров, создавая более автономные финансовые инструменты, а также наращивая долю государственного сектора. Несомненно, санкции замедляют экономический рост, а государственные компании далеко не всегда могут похвастаться большей эффективностью в сравнении с частными. Но российскую экономику теперь труднее обрушить санкциями. Здесь угрозой скорее является конъюнктура на рынках нефти и газа, нежели рестрикции.

В российском арсенале остаются и нестандартные ходы. Например, после выборов на Украине Москва может пойти на исключительную кооперацию с Брюсселем и добиться продвижения в имплементации Минских соглашений. Чем дальше будет продвигаться «Минск-2», тем в более подвешенном положении будут всё те американские санкции, которые не касаются Украины. А таких санкций становится всё больше.

Автор: Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба, программный директор РСМД.

Источник: Международный дискуссионный клуб «Валдай».

Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.55)
 (11 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся