Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

Встреча в Базеле немецкого министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера с Сергеем Лавровым, его содержательные выступления и заявления на пленарной сессии саммита ОБСЕ и за её рамками свидетельствуют о принципиальной готовности и желании Германии, несмотря на показную жёсткость бундесканцлерин, продолжить совместный поиск путей выхода из кризиса.

Встреча в Базеле немецкого министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера с Сергеем Лавровым, его содержательные выступления и заявления на пленарной сессии саммита ОБСЕ и за её рамками свидетельствуют о принципиальной готовности и желании Германии, несмотря на показную жёсткость бундесканцлерин, продолжить совместный поиск путей выхода из кризиса.

В четверг 4 декабря 2014 г. МИД РФ сообщил, что «прибывший в Базель для участия в работе саммита ОБСЕ Министр иностранных дел Российской Федерации С.В. Лавров встретился с Министром иностранных дел Федеративной Республики Германия Ф.-В. Штайнмайером». В рамках встречи «были обсуждены актуальные вопросы общеевропейской повестки дня, в том числе в контексте ситуации на Украине, а также некоторые практические аспекты российско-германских отношений». СМИ уточнили, что беседа состоялась вечером в среду, т.е. до начала пленарного заседания. Какие-либо подробности, в отличие от предыдущей встречи глав внешнеполитических ведомств, прошедшей в Москве 18 ноября 2014 г. (до этого немецкий дипломат участвовал в заседании Совета ЕС в Брюсселе и провёл в Киеве переговоры с высшим политическим руководством Украины), прессе сообщены не были.

Оба министра выступили на саммите ОБСЕ в первой половине дня 4 декабря. С. В. Лавров произнёс свою речь после своего немецкого коллеги (http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Infoservice/Presse/Reden/2014/141204_BM_Ministerrat_OSZE.html). До этого были выступления Д. Буркхальтера, Ф. Могерини и Дж. Керри, которые по времени совпали с основной частью обращения В. В. Путина к Федеральному собранию РФ.

В центре внимания всех докладчиков в Базеле была Украина. Но именно в выступлениях представителей России и Германии в наибольшей степени обозначились попытки дальнейшего поиска общих точек, которые могли бы помочь продолжить конструктивный диалог в отношении возможных путей разрешения существующего конфликта. В.-Ф. Штайнмайер особенно отметил усилия Швейцарии в этом направлении, включая высказанное предложение о создании специальной экспертной структуры по вопросам украинского кризиса («Panel of Eminent Persons»).

МИД России

Прошедший саммит ОБСЕ показал, что он остаётся одной из немногих площадок для обсуждения Россией и Западом международных вопросов, как в многостороннем, так и двустороннем формате. В этом отношении Базель подтвердил, что в таких рамках российско-германский диалог занимает одно из важнейших мест.

С начала украинского кризиса, несмотря на ряд жёстких решений со стороны Евросоюза и США, двусторонние контакты между В.В. Путиным и А. Меркель, а также между С. В. Лавровым и Ф.-В. Штайнмайером не прерывались. Постоянно велись и ведутся телефонные переговоры, состоялся ряд важных личных встреч. Примечательно, что содержание общения первых лиц наших государств практически скрыто от общественности; до последнего времени публичной была лишь фрагментарная информация о встречах министров. Но, по всей видимости, и она теперь будет недоступной. Одна из возможных причин — нежелание сторон давать повод средствам массовой информации для субъективной / искажённой интерпретации идущей дискуссии / диалога между руководителями РФ и ФРГ.

Примеров «вольного» изложения объективных фактов, особенно немецкими СМИ, предостаточно. Препарированная и неверная информация нередко становится основой для принятия необоснованных решений представителями и законодательной и исполнительной властей.

Ведя диалог с российским президентом, федеральная канцлерин одновременно занимает показательно крайне жёсткую позицию по отношению к российскому руководству, не позволяя ослаблять её ни на уровне канцлерамта, ни на уровне правительства и партийных фракций ХДС, ХСС и СДПГ в бундестаге. Правительственная команда А. Меркель и парламентское большинство достаточно едины в своей критической позиции по отношению к России. Существующие оттенки во мнениях не должны приниматься за разногласия (как, например, недавняя критика со стороны председателя ХСС Х. Зеехофера «мягкой» позиции Ф.-В. Штайнмайера).

Жёсткость канцлерин во многом предназначена для партнёров в Евросоюзе и НАТО, в т.ч. и для США — тем самым она демонстрирует независимый характер отношений Германии с Россией, которые свободны от каких-либо «корыстно-особых» интересов и строятся на приоритете европейских и евроатлантических ценностей. Она считает, что в нынешней кризисной ситуации на Юго-Востоке Украины пока не пришло время для смягчения европейско-немецкой позиции — с её точки зрения российское государство может и должно предпринять усилия / меры для её урегулирования. При этом, как мне представляется, это её истинное убеждение, а не зависимость от «вашингтонского обкома», по указанию которого она вынуждена так поступать. Немецкие партнёры действительно испытали шок от мартовских событий и от той формы и скорости, с которой Крым перешёл из одной государственной юрисдикции в другую. И высказываемая немцами критика в адрес своего основного партнёра на Востоке европейского континента во многом направлена на решение существующих проблем, а не на его унижение и оскорбление.

Однако в своём желании сохранить высокий уровень жёсткости ещё в течение определённого временного промежутка (пока невозможно дать прогноз относительно его продолжительности) А. Меркель иногда переходит разумные границы. В первую очередь, это касается прямого вмешательства в проведение и форматирование общественной дискуссионной площадки «Петербургский диалог», что входит в прямое противоречие и со статусом федерального канцлера и его ведомства в рамках демократического государства, которым в соответствии с Основным Законом является ФРГ. Последовавший под давлением главы правительства Германии отказ немецкой стороны сначала от проведения общественного форума в конце октября, а затем и заседания Координационного комитета в начале декабря 2014 г. только сузил возможности для экспертного взаимодействия двух стран в обсуждении украинского кризиса.

В этом плане особое внимание предстоит и дальше уделять контактам и взаимодействию с немецким ауссенамтом и его руководством, которые дают важные сигналы для будущего отношений Европы и России. Здесь я бы отметил, высказанное В.-Ф. Штайнмайером перед визитом в Москву в ноябре 2014 г. в интервью газете «Вельт ам Зоннтаг» мнение о том, что одним из шагов для начала сближения между Брюсселем и Москвой могло бы стать налаживание контактов между Евросоюзом и начинающим своё функционирование с 1 января 2015 г. Евразийским экономическим союзом. Также важны его призывы усилить роль ОБСЕ, продолжить реализацию всех достигнутых соглашений, возродить активный диалог между Россией и НАТО.

Встреча в Базеле немецкого министра с С.В. Лавровым, его содержательные выступления и заявления на пленарной сессии и за её рамками свидетельствуют о принципиальной готовности и желании Германии (несмотря на показную жёсткость бундесканцлерин) продолжить совместный поиск путей выхода из кризиса. В этом отношении хотелось бы узнать от наших немецких партнёров и об их готовности оказывать влияние на украинское руководство с точки зрения реального, а не формального соблюдения Минских договорённостей, а также и о возможной готовности ФРГ оказать с учётом наступившей зимы гуманитарную помощь гражданам Юго-Востока Украины. Жалко, что обсуждать такие актуальные вопросы теперь приходится в основном через сайт РСМД и другие уважаемые ресурсы, а не в рамках прямого диалога.

В заключение отмечу, что, несмотря на явное охлаждение политических отношений, в течение 2014 г. продолжилась реализация всех двусторонних программ и проектов в экономической, научной и культурной сферах. Вероятно, они сохранятся и в 2015 г. (хотя возможно сокращение государственного финансирования некоторых из них).

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся