Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Недавнее выступление президента России Владимира Путина в Сочи на очередном заседании Валдайского клуба вызвало активную и в чем-то противоречивую реакцию как в России, так и за рубежом. Оно носило развернутый характер, было тематически широким, предельно откровенным, и каждый, видимо, услышал в этом выступлении и в последующих ответах президента на вопросы членов клуба то, что ему хотелось услышать.

Недавнее выступление президента России Владимира Путина в Сочи на очередном заседании Валдайского клуба вызвало активную и в чем-то противоречивую реакцию как в России, так и за рубежом. Оно носило развернутый характер, было тематически широким, предельно откровенным, и каждый, видимо, услышал в этом выступлении и в последующих ответах президента на вопросы членов клуба то, что ему хотелось услышать.

Кто-то сделал для себя вывод, что российский лидер окончательно разочаровался в перспективности какого бы то ни было диалога с Западом. Другие, напротив, искали и находили в словах президента признаки смягчения российской позиции по отношению к Западу, "сигналы" о его готовности возобновить диалог по широкому кругу вопросов и достичь компромиссных решений.

Мне довелось быть одним из участников этой встречи в Сочи, и я хотел бы дать свою - вероятно, также субъективную и небесспорную - трактовку выступления президента России.

Многие аналитики сегодня сравнивают "сочинскую речь" с известной "мюнхенской речью" Владимира Путина. В уже далеком от нас 2007 году на международной Мюнхенской конференции по безопасности российский лидер впервые публично дал развернутую и жесткую критику попыткам США утвердить модель однополярного мира как основу международных отношений XXI века. Тогда президент России удивил многих, заговорив об опасных последствиях пренебрежения основополагающими принципами международного права, опоры на исключительно силовые методы решения региональных проблем, попыток навязать свои узкие интересы другим странам и народам. Вывод мюнхенского выступления был предельно четким и недвусмысленным: пора серьезно задуматься над новой архитектурой глобальной безопасности да и мирового порядка в целом.

Для кого-то мюнхенская речь оказалась полной неожиданностью и, добавлю, неожиданностью раздражающей и неприятной. Но тревогу российского лидера, как и его разочарование в наших западных партнерах, понять не так уж и сложно, если вспомнить события, предшествовавшие этому выступлению.

Как человек, долгое время участвовавший в разработке и практической реализации нашей внешней политики, я прекрасно помню, какие невероятные усилия Россия прилагала, чтобы после "холодной войны" открыть новую страницу в наших отношениях с США и другими ведущими западными государствами. После трагедии 11 сентября 2001 года Россия первой протянула руку солидарности американскому народу.

В мае 2002 года президент Владимир Путин вместе с лидерами западных государств подписал декларацию о создании Совета Россия - НАТО, рассчитывая начать формирование единой и неделимой системы безопасности на всем евроатлантическом пространстве. В мае 2013 года лидеры России и Европейского союза подписали договоренности о создании общих пространств, в том числе в экономической области, с тем, чтобы со временем стереть остававшиеся разграничительные линии в Европе. Этот список конкретных, но далеко не всегда легких и очевидных для России шагов в сторону конструктивного сотрудничества с Западом можно было бы продолжить.

Какой оказалась реакция наших западных партнеров на российские инициативы, хорошо известно не только историкам, но и всем, кто следит за событиями международной жизни. Односторонний выход США из Договора по ПРО 1972 года, ничем не оправданное и никак не обоснованное расширение НАТО и приближение инфраструктуры альянса к российским границам, война в Ираке в обход Совета Безопасности ООН, провоцирование и поддержка "цветных революций" на территории бывшего СССР, игнорирование фундаментальных основ международного права. И этот удручающий список также можно было бы продолжить, как и список российских шагов навстречу Западу.

В каком-то смысле сочинская речь действительно похожа на мюнхенскую. В сочинском выступлении президента России тоже сквозили тревога за будущее мира и разочарование в наших западных партнерах. Но между двумя выступлениями Владимира Путина пролегла дистанция в семь с половиной лет, а потому было бы как минимум упрощением характеризовать выступление в Сочи как "Мюнхен-2". Слишком изменился за эти годы наш мир. Многие тенденции, едва намечавшиеся в 2007 году, сегодня стали явными и очевидными. Целый ряд глобальных проблем, о которых раньше говорили только эксперты и гражданские активисты, за последние годы буквально ворвались в нашу повседневную жизнь. А международные институты и механизмы, на которые еще в середине прошлого десятилетия возлагали столь большие надежды, не прошли испытания на прочность в ходе кризисов последнего времени.

Вспомним, что после мюнхенской речи мир столкнулся с острым финансовым кризисом 2008-2009 годов, причем многие негативные последствия этого кризиса в полной мере так и не были преодолены. Началась и продолжается "арабская весна", долгосрочное воздействие которой на регион Ближнего Востока, да и на мир в целом сегодня вряд ли кто-то возьмется предсказать. Трагические события последнего года на Украине и вокруг Украины наглядно продемонстрировали, что в XXI веке даже на европейском континенте никто не застрахован от сползания к масштабному вооруженному конфликту и превращения крупной страны в центре Европы в "неудавшееся государство". Затяжные политические и финансовые неурядицы в Европейском союзе показали хрупкость и уязвимость "европейского проекта", казавшегося совсем недавно столь успешным и практически необратимым. Недавняя вспышка эпидемии вируса Эболы напомнила о том, что сценарии глобальных потрясений и катастроф - не только плод буйной фантазии сценаристов и режиссеров голливудских фильмов.

И как же использовали эти последние семь лет наши западные партнеры? В какой-то момент казалось, что новая Демократическая администрация США во главе с Бараком Обамой в значительной степени разделяет российскую озабоченность состоянием и тенденциями развития мировой политики. В Вашингтоне делались заявления о преимуществах многосторонних действий перед односторонними, о предпочтительности политических решений по сравнению с силовыми, о необходимости учета интересов партнеров и т. д. Совместными усилиями нам удалось начать "перезагрузку" в отношениях между Москвой и Вашингтоном, подписать новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений и даже начать движение вперед в достижении компромисса по такой сложной и болезненной проблеме, как европейская система ПРО.

Увы, поворот в американской политике оказался не стратегическим, а тактическим. Инерция старых привычек и старых подходов вновь взяла верх в американском политическом руководстве. Не хочу вдаваться в детали, но подходы Вашингтона к таким разным кризисам, как события в Ливии, в Сирии и на Украине, подтверждают очевидный вывод: в Белом доме не собираются отказываться ни от односторонних шагов, ни от силовых решений, ни от пренебрежения международно-правовыми нормами. И это при том что практические возможности Соединенных Штатов в одиночку управлять системой международных отношений неуклонно сокращаются.

Как известно, когда желания человека все больше расходятся с его возможностями, трудно сохранить психическое равновесие. Но когда это происходит с ведущей державой современного мира, задача сохранения управляемости международной системы становится все более трудноразрешимой. Все это мы наблюдали на дистанции от Мюнхена до Сочи. Накопление элементов нестабильности в самых разных точках мира, паралич, стагнация, а подчас и деградация базовых международных институтов безопасности и развития, быстрый подъем политического экстремизма и расшатывание устоявшихся систем власти, сужение пространства для стратегического планирования и тактического маневра - вот только несколько самых явных проявлений наступающего хаоса в мировых делах.

В этом, на мой взгляд, и заключается главное содержание сочинского выступления Владимира Путина. Если мюнхенская речь была своего рода анамнезом мировой политики начала XXI века, то сочинская речь стала диагнозом этой политики. К сожалению, между Мюнхеном и Сочи наши западные партнеры так и не захотели - или не смогли - воспользоваться имевшимися возможностями, чтобы обратить вспять опаснейшие тенденции к распаду основ современного миропорядка, к торжеству хаоса и безответственности в мировой политике будущего. И одной из жертв такого близорукого и безответственного подхода к внешней политике стали отношения между Западом и Россией. Не секрет, что в России есть люди и даже целые политические движения, исходящие из того, что "игра без правил" в международных отношениях, окончательный распад существующего мирового порядка без его замены новой системой институтов и норм могут оказаться в чем-то выгодными для нашей страны. Дескать, в условиях всеобщего хаоса Россия сможет успешнее лавировать между другими мировыми центрами силами, достигать тактических успехов за счет гибкости и независимости своего внешнеполитического курса. А потому задача восстановления управляемости международной системы XXI века должна быть переадресована Западу: вы разрушили, вам теперь и восстанавливать. Выступление Владимира Путина в Сочи решительно отвергает подобную логику. Состояние хаоса и анархии в мировой политике не сулит ничего хорошего ни одному ответственному участнику международных отношений. Это состояние - питательная среда для радикалов и террористов, для биржевых спекулянтов и международного криминалитета. Но для подавляющего большинства человечества такое состояние обернется неисчислимыми проблемами, потерями и трагедиями самого разного масштаба. И Россия, как одна из великих глобальных держав современности, не может снять с себя исторической ответственности за формирование нового - справедливого, безопасного и устойчивого - мирового порядка.

Другой вопрос, с кем вместе строить этот новый миропорядок? И на этот вопрос российский президент дал ясный и логичный ответ. Мы готовы к активному сотрудничеству со всеми странами, разделяющими нашу озабоченность нынешним состоянием мировой политики и готовыми вместе работать над восстановлением ее управляемости. Это и наши соседи на территории бывшего Советского Союза, это и российские партнеры в ШОС и БРИКС, это и ответственные политики в самых разных регионах мира, готовые внести свой вклад в решение этой исторической задачи.

Разумеется, Россия не отказывается и от взаимодействия с Западом, в том числе с руководством США. Без участия Соединенных Штатов, а тем более - при американском противодействии, строительство нового миропорядка вряд ли возможно. В своем выступлении Владимир Путин недвусмысленно высказался за восстановление российско-американского диалога, включая и обсуждение вопросов стратегического ядерного оружия. Отсутствие контактов, прекращение диалога, подмена дипломатии взвинченной враждебной риторикой никогда не способствовали решению межгосударственных проблем.

Хотелось бы надеяться, что рука, протянутая Владимиром Путиным нашим американским партнерам, не повиснет в воздухе. Не факт, что история даст всем нам еще семь лет для того, чтобы переломить опасные тенденции, доминирующие в современной мировой политике. Мы не можем позволить себе роскоши дожидаться новых президентских выборов в США, завершения экономической стагнации в Европе или каких-то иных судьбоносных событий. Каждый год промедления, каждый очередной региональный кризис, каждое новое нарушение Устава ООН делают нашу общую задачу более сложной. Формирование мирового порядка XXI века - не та проблема, которую мы могли бы оставить на усмотрение будущих поколений. Этим поколениям предстоит решать свои, не менее сложные проблемы.

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся