Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Чихачев

Аспирант СПбГУ, эксперт РСМД

Одним из ключевых событий французской политической жизни в 2014 году стало возвращение в политику Николя Саркози. Шестой президент Пятой республики огласил своё намерение удалиться от политических событий и не занимать никаких постов 6 мая 2012 года, сразу после поражения во втором туре президентских выборов. Однако с течением времени события стали разворачиваться таким образом, что его возвращение в среде правых стало не только возможным, но и желательным. Насколько сильно изменится политическая линия Парижа после возвращения Н. Саркози, если его ждёт успех на президентских выборах 2017 года?

Одним из ключевых событий французской политической жизни в 2014 году стало возвращение в политику Николя Саркози. Шестой президент Пятой республики огласил своё намерение удалиться от политических событий и не занимать никаких постов 6 мая 2012 года, сразу после поражения во втором туре президентских выборов. Однако с течением времени события стали разворачиваться таким образом, что его возвращение в среде правых стало не только возможным, но и желательным. Насколько сильно изменится политическая линия Парижа после возвращения Н. Саркози, если его ждёт успех на президентских выборах 2017 года?

Возвращение в политику и избрание на пост президента Союза за народное движение

Несмотря на паузу в политической жизни и отсутствие комментариев о происходящих событиях в мире, вскоре после начала нашумевшего «дела Бигмалион» Н. Саркози стал всё чаще упоминаться в прессе. Скандал разразился в мае–июне 2014 года, практически сразу после очередных выборов в Европейский парламент. Ещё в феврале и марте того же года появлялись подозрения по поводу непрозрачной финансовой отчётности СНД и причастности к этому главы партии Ж.-Ф. Копе. Два месяца спустя ситуация прояснилась: президентской кампанией Н. Саркози в 2012 году занималось пиар-агентство «Бигмалион», близкое к Ж.-Ф. Копе, через которое были проведены средства, по своему объёму не соответствующие нуждам кампании. Это стало катализатором войны между лидерами партии, продолжавшейся в латентной форме со времён поражений 2012 года. В итоге СНД охватил кризис, вынудивший как можно быстрее искать новые формы внутреннего управления и уточнять идеологические позиции.

Несмотря на прямую связь Н. Саркози с развернувшимся делом, в прессе усилились слухи о его желании вернуться в большую политику. Они имели место и до скандала в связи с выборами, проходившими на протяжении 2014 года. В таком ключе следует трактовать, например, визит на митинг кандидата от правых в Париже Н. Косцюшко-Моризе 10 февраля 2014 года. Это вызвало огромное внимание прессы и заставило вновь говорить о Н. Саркози. Как раз перед первым туром муниципальных выборов он представил газете «Le Figaro» свои размышления о ситуации во Франции, внеся свою лепту в развернувшиеся дебаты. В период наибольших подозрений по «делу Бигмалион» Н. Саркози дал интервью на канале TF1 в прайм-тайм, попытавшись развеять растущее недоверие к нему в обществе. Позже заявив о своём желании баллотироваться на пост председателя СНД, Н. Саркози подтвердил слухи о своём возвращении.

Курс Н. Саркози, с оговорками, но открытый для центра, может окончательно перевести весь центристский лагерь на сторону правых, что дало бы ощутимое преимущество перед 2017 годом.

Вновь окунувшись в политическую жизнь, бывший глава государства сразу же нашёл как сторонников, так и оппонентов. В число первых вошли персоналии, замеченные в его ближайшем окружении и ранее: бывшие министры Н. Косцюшко-Моризе, К. Эстрози, Н. Морано, В. Пекресс. Среди оппонентов следует выделить непосредственных соперников на выборах президента СНД (Э. Маритон, Б. Ле Мер) и лидеров, более настроенных на вероятное противоборство с ним на праймериз в 2016 году (Ф. Фийон, А. Жюппе). Сразу же начав двухмесячную кампанию, Н. Саркози сделал ставку на хорошо знакомый избирателям формат митингов с привлечением большого числа сторонников в разных городах страны. Наибольшее значение имел митинг 7 ноября 2014 года в Париже: в ходе него кандидат описал собственное видение Республики и её идеалов, заложив основы нового СНД как республиканской силы. Омрачили кампанию лишь мелкие, локальные эпизоды.

С течением времени Н. Саркози высказался по самым актуальным для правых вопросам: подтвердил приверженность идее провести открытые праймериз в 2016 году, обозначил возможность альянсов с центристами. Н. Саркози выступил за объединение и единство партии, возвращение ей статуса сильной правой республиканской силы, символизирующей порядок, труд, успех, безопасность, сильную Франции в сильной Европе.

Прошедшее 28–29 ноября 2014 года электронное голосование зафиксировало ожидаемую победу Н. Саркози с 64% уже в первом туре. Практически сразу начали разворачиваться обещанные структурные изменения в партии, за реализацию которых отныне будут ответственны Н. Косцюшко-Моризе, назначенная вице-президентом, и Л. Вокье, новый генеральный секретарь.

Первые последствия для политической жизни Франции

REUTERS/Gonzalo Fuentes/Pixstream
Евгения Обичкина:
Франция стала «синей»

После возвращения Николя Саркози для французских правых начался новый этап деятельности. Во-первых, его избрание подвело черту под войнами лидеров и «делом Бигмалион». Во-вторых, коренным образом изменились руководящие структуры (как функционально, так и с точки зрения персоналий), заступила новая команда. В-третьих, Н. Саркози обозначился в качестве единого, легитимно избранного лидера. Возвращение Н. Саркози позволило СНД отныне более чётко, последовательно и структурированно формулировать свои идеи и предложения.

Всем партийным кругам и рядовым членам СНД был передан мотив обновления организации, превращения её в «политическую силу XXI века». В этом содержится одно из главных значений указанных событий для национального дискурса. Ведь ни Социалистическая партия, ни Национальный фронт, ни другие силы до сих пор не заявляли столь открыто о своём желании передать инициативу с верхов на места. Таким образом, сделана серьёзная попытка отойти от кулуарного стиля руководства и произвести максимально возможную дисперсию властных полномочий. Вместе с тем функция Н. Саркози как президента сводится скорее к курированию внутрипартийного развития и обозначению основных направлений работы, но не к единоличному воплощению всего правого лагеря в своей персоне. Следовательно, такой стиль партийной работы следует признать если не новым словом во французской политике, то однозначно радикальным изменением СНД на фоне других политических сил.

Крайне вероятно, что в случае возвращения Н. Саркози на пост главы государства позиция Парижа по отношению к России изменится на более доброжелательную.

Отдельный акцент в новой повестке дня СНД делает на сотрудничестве с центристами. Некоторые из них (Демократическое движение) в 2012 году поддержали Ф. Олланда, но впоследствии предпочли союзы с правыми на местах. Другие же (Союз демократов и независимых) традиционно были ближе к СНД. Однако курс Н. Саркози, с оговорками, но открытый для центра, может окончательно перевести весь центристский лагерь на сторону правых, что дало бы ощутимое преимущество перед 2017 годом. С идеологической точки зрения, курс на альянс с центристами сдвигает СНД с правого фланга политического спектра ближе к центру, превращая его в правоцентристскую силу.

В свою очередь, укрепление СНД – плохая весть для Национального фронта. Риторика М. Ле Пен, несмотря на свою жёсткость, была способна привлечь на свою сторону ещё больше избирателей из правого лагеря, как казалось до возвращения Н. Саркози. Иными словами, если темы общественной безопасности, миграций, реформирования Шенгенского соглашения и пр. не нашли бы отражения в программе правых, то на это чутко бы отреагировали крайне правые, окончательно закрепившись на этом поле. Однако эти сюжеты издавна составляют основу дискурса Н. Саркози. В этом смысле уже его слова, а не речи М. Ле Пен могут показаться привлекательнее некоторым избирателям НФ. Как показали департаментские выборы 2015 г., «наступление» М. Ле Пен на позиции СНД приостановилось.

Так или иначе, следует предположить, что в 2017 году Н. Саркози (если всё же он будет кандидатом от СНД) и М. Ле Пен будут бороться за один и тот же правый фланг электората. Рост популярности НФ, пусть и замедлившийся, может привести к тому, что его лидер выйдет во второй тур президентских выборов. Вероятно, там же окажется и Н. Саркози благодаря обновленной программе и поддержке центристов. В очном противостоянии предпочтительнее выглядят шансы Н. Саркози, поскольку избиратели социалистов, остающихся в таком случае в первом туре, предпочтут из двух зол для себя меньшее.

«Республиканский ренессанс» на департаментских выборах-2015

Будут созданы предпосылки для восстановления отношений между Россией и Европой, поиска новых форм диалога.

Первой серьёзной пробой сил партии после возвращения Н. Саркози стали выборы в советы департаментов, прошедшие 22 и 29 марта 2015 года. Результат, показанный СНД и его союзниками, говорит сам за себя: выиграно 66 департаментов из 101. Эта цифра, вкупе с большим отставанием социалистов и отсутствием выигранных департаментов у НФ, показывает, что возвращение Н. Саркози и его новый курс пошли на пользу партии.

Однако нельзя забывать другие причины взлёта правоцентристов. Вряд ли такого результата удалось бы добиться только благодаря новой повестке дня СНД, если бы не имело места широкое разочарование граждан курсом президента Ф. Олланда. В очередной раз после муниципальных и европейских выборов 2014 года население выказало своё недоверие правящему большинству. Для СНД, совсем недавно выбравшегося из скандалов лета-осени 2014 года, такая ситуация оказалась очень благоприятной.

Департаментская кампания обозначила тенденции, на основе которых французская политическая жизнь будет развиваться и впредь. Прежде всего, крепким видится союз правых и центристов. Соперничество за политический центр между правыми и левыми было одним из смыслов национальных кампаний 2007 и 2012 годов, но с тех пор на местном уровне центристы вступают во всё более тесный альянс именно с СНД. Эта линия, скорее всего, будет выдерживаться лидерами правых и далее, чтобы пожать её плоды в 2017 году. В самом деле, правый лагерь заручился практически полной поддержкой Союза демократов и независимых, а также в некоторых регионах – Демократического движения [1].

Перспективы на 2017 год: есть ли российский интерес?

Reuters / Philippe Wojazer / Pixstream
Игорь Иванов, Доминик де Вильпен:
«Большая Европа» вместо холодной войны

Даже если сам Н. Саркози пока не заявил прямо, что будет участвовать в открытых праймериз СНД для определения кандидата от правых на следующих президентских выборах, вероятность этого (как в своё время его возвращение в политику) велика. Безусловно, есть и другие, уже объявленные кандидаты (А. Жюппе, Ф. Фийон), в то же время не исключено появление новых персоналий. Однако позиции Н. Саркози выглядят сильнее: победа 29 марта 2015 года стала легитимизацией его лидерства. К этому может добавиться популярность его идей о единстве страны и граждан, отказе от губительных партийных войн и непримиримых противостояний, а также поддержка центристов. Всё это способно убедить избирателей как на праймериз, так и на самих выборах. Отдельным фактором станет степень успешности перестройки СНД. Обновлённая партия, в которой будут реализованы перенос власти на более низкие уровни, участие рядовых членов, принцип открытости, обладает весомыми шансами на победу как на региональных выборах в декабре 2015 года, так и в главных кампаниях-2017.

Подобные события вовсе не должны восприниматься как сугубо французские дела. Если перспективы Н. Саркози как гипотетического кандидата в президенты в 2017 году вполне реальны, то российским кругам (политическим, академическим) следует обратить внимание на события в СНД. Мало того, что описанные изменения представляют собой яркий пример партийного строительства и ведения кампаний, но нужно также учитывать и внешнеполитические позиции СНД и Н. Саркози. Как уже упоминалось, правый политический лагерь признаёт за Францией особое место в современном мире и вытекающую из этого ответственность. В таком же ключе сформировано мнение лидера партии, и нет причин полагать, что оно радикально изменится в ближайшее время.

Особый статус Н. Саркози склонен придавать также двусторонним отношениям Франции с другими странами, в частности, с Россией. Он неоднократно подчёркивал своё уважение к России и её лидерам, считая её важнейшим государством на политической карте Европы, без которого безопасность континента невозможна. Более того, бывший президент в целом поддержал возвращение Крыма в Россию и идею защиты русскоязычного населения в Украине. Крайне вероятно, что в случае возвращения Н. Саркози на пост главы государства позиция Парижа по отношению к России изменится на более доброжелательную. Как минимум, будет достигнуто понимание точки зрения нашей страны в украинском вопросе. Если в дальнейшем Н. Саркози сумеет убедить в собственной правоте других европейских лидеров, то мнение уже всей Европы станет более позитивным. Следовательно, будут созданы предпосылки для восстановления отношений между Россией и Европой, поиска новых форм диалога.

Таким образом, если России и следует искать поддержки своей точки зрения по украинским делам в западных кругах, то не следует ограничиваться одним лишь Национальным фронтом и М. Ле Пен. Даже при неполном совпадении взглядов Н. Саркози и российских властей, лидер СНД способен оказать России поддержку по украинскому кризису и другим немаловажным вопросам: энергетическому диалогу России и Европы, арабо-израильскому противостоянию, отношениям с Ираном. Наконец, укрепление связей с французским истеблишментом в его лице положительно скажется на инвестиционном облике России, поможет привлечь французский капитал в отечественную экономику. Установление взаимопонимания на данном этапе поможет создать задел и на будущее, имея ввиду срок 2017-2022 годов, если самому Н. Саркози всё-таки удастся во второй раз стать президентом Республики.

1. Формулировка, часто применявшаяся для характеристики альянса правых и центристов – «республиканцы», – скорее всего, будет обыграна в новом названии СНД.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(3) {
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Европа"]=>
  string(12) "Европа"
  ["Новая повестка российско-французских отношений"]=>
  string(88) "Новая повестка российско-французских отношений"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся