Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Шестьдесят пять лет назад — 25 июня 1950 г. — началась Корейская война. Ее последствия до сих пор остаются для Кореи незаживающей раной. Линия, проведенная в 1945 г. по 38-й параллели для разграничения зоны принятия Советской армией и вооруженными силами США капитуляции войск Японии после ее поражения во Второй мировой войне, уже седьмое десятилетие разделяет два государства — Корейскую Народно-Демократическую Республику на севере и Республику Корея на юге Корейского полуострова.

Шестьдесят пять лет назад — 25 июня 1950 г. — началась Корейская война. Ее последствия до сих пор остаются для Кореи незаживающей раной. Линия, проведенная в 1945 г. по 38-й параллели для разграничения зоны принятия Советской армией и вооруженными силами США капитуляции войск Японии после ее поражения во Второй мировой войне, уже седьмое десятилетие разделяет два государства — Корейскую Народно-Демократическую Республику на севере и Республику Корея на юге Корейского полуострова. По обе стороны демилитаризованной зоны, условной границы, возведены укрепления и размещены многотысячные военные группировки, нацеленные друг на друга и оснащенные самым современным вооружением и боевой техникой. Речь идет не только о корейских войсках. В соответствии с американо-южнокорейским договором о совместной обороне на территории Южной Кореи находится более чем 25-тысячная группировка войск США, подчиненная Объединенному американо-южнокорейскому командованию (ОАЮК) во главе с американским генералом. В случае вооруженного конфликта на Корейском полуострове вооруженные силы РК будут переданы под его управление. Военное противостояние двух корейских государств — главная угроза безопасности в Северо-Восточной Азии. Сегодня эта угроза еще более обострилась из-за ядерной проблемы Корейского полуострова.

Долгие годы и Пхеньян, и Сеул выступали с предложениями о воссоединении Кореи. Однако эти заявления носили чисто пропагандистский характер и были рассчитаны, как правило, на внутреннее потребление. Характер межкорейских отношений определялся состоянием отношений между Востоком и Западом, между СССР, США и Китаем. Неслучайно первое совместное заявление Севера и Юга о том, что объединение Кореи должно быть достигнуто самостоятельно, без вмешательства извне, мирным путем на основе «национальной консолидации», датировано 4 июля 1972 г. Его появлению предшествовали визит президента США Р. Никсона в Пекин в феврале 1972 г., нормализовавший американо-китайские отношения, и советско-американский саммит в Москве в мае того же года, открывший период разрядки между Соединенными Штатами и Советским Союзом.

При нынешней расстановке сил у дальневосточных рубежей России ее интересам отвечало бы становление Кореи как единого, независимого, нейтрального и безъядерного государства.

Окончание холодной войны затронуло и Корейский полуостров. Москва сделала свой шаг, установив в 1990 г. дипломатические отношения с Республикой Корея. Примеру Москвы последовал Китай, открывший в 1992 г. свое посольство в Сеуле. В 1991 г. Республика Корея и КНДР были приняты в ООН. Однако США и их союзники тогда не пошли на признание КНДР.

Корейцы же занялись налаживанием межкорейского диалога. В декабре 1991 г. главы правительств Севера и Юга впервые формально признали равноправное существование двух корейских государств, подписав Соглашение о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах. Одновременно с ним была принята двусторонняя декларация о безъядерном статусе Корейского полуострова.

Качественно новый этап в межкорейских отношениях открылся поездкой в Пхеньян Ким Дэ Чжуна, первого либерала на посту президента РК, и проведением в июне 2000 г. первого в истории межкорейского саммита. Главным итогом саммита стало принятие совместной декларации руководителей РК и КНДР — программы развития двусторонних отношений, нацеленной на постепенный разворот от конфронтации к примирению. Президент Но Му Хен продолжил линию Ким Дэ Чжуна. Второй межкорейский саммит, ставший еще одним шагом на пути сближения Севера и Юга, прошел в 2007 г.

Оба либеральных президента считали путь к объединению Кореи через экономическую интеграцию оптимальным. Расчет делался на то, что опыт созданного в Северной Корее за счет инвестиций южнокорейских компаний Кэсонского промышленного комплекса, соединившего две системы хозяйствования, за 15–20 лет распространится на всю территорию КНДР и обеспечит экономическую основу для политического объединения двух государств.

В 2008 г. с приходом на смену либералу Но Му Хену консерватора Ли Мен Бака в условиях роста напряженности из-за ядерной программы КНДР в межкорейских отношениях произошел серьезный откат. Были прерваны практически все связи Юга и Севера, включая встречи министров, экономические переговоры, контакты по линии оборонных ведомств.

Все ли соседи Кореи хотят ее воссоединения?

Сегодня американцы, южнокорейцы и японцы ставят перед собой задачу решить «корейский вопрос» не в широком, а в более узком плане — урегулировать ядерную проблему Корейского полуострова. В понимании Вашингтона, Сеула и Токио это означает полное и окончательное ядерное разоружение КНДР.

При нынешней расстановке сил у дальневосточных рубежей России ее интересам отвечало бы становление Кореи как единого, независимого, нейтрального и безъядерного государства. Однако проблема в том, что к воссоединению Кореи сегодня не готовы ни Сеул, ни Пхеньян, ни соседи, ни партнеры двух корейских государств.

Сеул воспринимает объединение страны не иначе как поглощение Югом Севера. Вместе с тем южнокорейцев пугает цена вопроса: даже при относительно мирном воссоединении расходы по экономическому подъему Севера надолго выбьют объединенную Корею из конкурентной борьбы на мировых рынках. Пхеньян, в свою очередь, не намерен капитулировать перед Югом. И военно-политическая элита, и нарождающийся, пока еще крайне слабый частный бизнес Северной Кореи выступают за сохранение независимой северокорейской государственности. Они осознают, что в случае объединения Кореи под началом Сеула мощная южнокорейская волна сметет и тех, и других.

Что касается США, то они заинтересованы не столько в воссоединении Кореи, сколько в сохранении статус-кво на Корейском полуострове. Для американцев поддержание здесь напряженности — удобный способ удержать, а при необходимости и усилить свое военно-политическое присутствие в Корее, которое служит важным компонентом глобальной системы обеспечения американского лидерства. Корейский полуостров — единственный континентальный элемент в системе военного присутствия США в Восточной Азии.

Китай, в свою очередь, рассматривает расстановку сил на Корейском полуострове, прежде всего, через призму своего противостояния с США. Провозглашенный Вашингтоном курс на «возвращение» в Азию и наполнение новым содержанием американо-японо-южнокорейского военного партнерства воспринимаются в Пекине как окружение Китая. В этих условиях поддержание на плаву КНДР представляет для КНР стратегическую ценность.

Японцы же попросту опасаются появления единой Кореи как мощного конкурента на региональной и мировой арене, подобно тому, как в конце 1980-х годов Англия и Франция по тем же причинам старались отсрочить становление единой Германии.

Поэтому сегодня американцы, южнокорейцы и японцы ставят перед собой задачу решить «корейский вопрос» не в широком, а в более узком плане — урегулировать ядерную проблему Корейского полуострова. В понимании Вашингтона, Сеула и Токио это означает полное и окончательное ядерное разоружение КНДР.

Ядерная проблема Корейского полуострова

Не оправдывая ракетно-ядерную программу КНДР, нужно отметить, что ее появление во многом объяснимо. В условиях, когда Соединенные Штаты присвоили себе право в одностороннем порядке применять военную силу против неугодных им государств, а ООН в ее нынешнем виде не в силах этому воспрепятствовать, малые (и не только) страны пытаются обеспечить свою безопасность любыми средствами.

Азия нуждается не в новом лидере, а в новой архитектуре безопасности.

Северокорейские руководители осознают, что для КНДР начать любую войну, а тем более с применением оружия массового поражения равноценно попытке самоубийства. Примечательно, что когда Пхеньян грозит своим потенциальным противникам сокрушительными ударами, в каждом случае речь идет лишь об ударах в ответ на внешнюю агрессию против КНДР. Для Пхеньяна ракетно-ядерная программа — щит безопасности, и этот щит он просто так не отдаст. Выход один — договариваться с Пхеньяном об обеспечении гарантий безопасности, в первую очередь, КНДР и РК, а также России, Китая, Японии и всех стран региона. Гарантии должны быть прочными и достаточно убедительными, чтобы ни у кого не возникало подозрений на этот счет. Ядерная проблема Корейского полуострова — прямое следствие противостояния двух корейских государств, и ее решение невозможно при откладывании «на потом» политических вопросов, оставшихся со времен Корейской войны.

Шестисторонние переговоры

AFP
Лидер КНДР Ким Чен Ир и Президент
Республики Корея Ким Дэ Джун в
международном аэропорте Пхеньяна.
15 июня, 2000

Ядерная проблема Корейского полуострова непосредственно касается России. КНДР проводит свои ракетно-ядерные испытания в паре сотен километров от российских границ. Пример Северной Кореи способен подтолкнуть большое число «пороговых» и «предпороговых» государств к развитию своих ядерных программ и приобретению ядерного оружия. Уже сегодня определенные силы в Японии, Южной Корее и на Тайване выступают с призывами к созданию собственных ядерных потенциалов. Следует исключить и любые возможности попадания разработанных в Пхеньяне технологий и компонентов ядерного оружия к проблемным странам или организациям.

Россия не признает за КНДР статус ядерной державы. В 2003 г. совместно с КНР, КНДР, Республикой Корея, США и Японией Россия вошла в состав участников шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова. Совместное заявление шестерки от 19 сентября 2005 г. содержало конструктивную основу для движения не только к безъядерному статусу Корейского полуострова, но и к общему оздоровлению обстановки в регионе. Его выполнение обеспечило бы достижение политических и экономических решений, способных сделать Северо-Восточную Азию регионом мира, безопасности и сотрудничества. Однако не все участники переговоров оказались готовы к претворению их итогов в жизнь. Почему? Соединенным Штатам выгодно сохранение в Северо-Восточной Азии очага напряженности. Убедившись в этом, Пхеньян трижды провел испытания своих ядерных устройств.

Вывод КНДР из изоляции

Мирный договор, призванный положить конец военному противостоянию на полуострове, должен быть не пактом о ненападении между сторонами Корейской войны, а гораздо более масштабным документом о партнерстве двух корейских государств без вмешательства внешних сил.

Расчеты определенных сил на близкий крах существующей в Северной Корее системы государственного управления вряд ли оправданы: эта система неоднократно доказывала, что обладает немалым запасом прочности. КНДР — член ООН, других международных форумов, поддерживает дипломатические отношения с подавляющим большинством представителей международного сообщества. Вывод КНДР из изоляции, ее социально-экономический подъем, превращение в полноценного участника международного общения пошли бы только на пользу всем государствам Северо-Восточной Азии. Чувствующая себя в безопасности Северная Корея — гораздо более надежный партнер для переговоров по любым вопросам, чем страна, загнанная в угол под бременем санкций.

В конце 1980-х — начале 1990-х годов отношения России и КНДР пошли на спад. Однако визит Владимира Путина в Пхеньян в 2000 г. и подписание Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Россией и КНДР открыли путь к восстановлению полномасштабного российско-северокорейского сотрудничества. Урегулирование проблемы северокорейского долга России призвано придать мощный импульс двустороннему торгово-экономическому сотрудничеству в формате Россия — КНДР, а возможно, и в трехстороннем формате (с участием Республики Корея).

Делу межкорейской нормализации, несомненно, способствовал бы перевод в практическую плоскость таких крупных проектов партнерства России, Севера и Юга Кореи, как международный железнодорожный коридор Европа — Корея, газопровод Россия — КНДР — Республика Корея, единая энергетическая система Северо-Восточной Азии, включающая регионы Восточной Сибири и российского Дальнего Востока.

Что делать?

Шестисторонний формат — два корейских государства, Китай, Россия, США и Япония — представляется оптимальным для обсуждения не только ядерной, но и других проблем Корейского полуострова и вопросов безопасности в Северо-Восточной Азии в целом.

Россия, как и Китай, объективно заинтересована в присутствии Соединенных Штатов в Азии и в сотрудничестве с ними, но, естественно, не в рамках американоцентричной системы. Азия нуждается не в новом лидере, а в новой архитектуре безопасности. Декларируемое Вашингтоном «возвращение» в Азию — подходящий момент, чтобы начать предметную дискуссию на этот счет.

Необходимо вернуть «корейский вопрос» и в повестку дня ООН. Насущная задача — исправить противоестественное положение, когда ООН как сторона Корейской войны до сих пор формально находится в военном противостоянии с КНДР — одним из своих членов. Дело в том, что в Корейской войне силы, противостоявшие Пхеньяну, воевали под флагом ООН. В качестве первого шага на этом пути можно было бы принять в канун или в ходе предстоящей юбилейной сессии Генеральной Ассамблеи декларацию Совета Безопасности ООН, которая сделает Корейскую войну достоянием прошлого. Это позволило бы Совету Безопасности распустить командование войск ООН в Корее. В то же время двусторонние южнокорейско-американские военные структуры, созданные в соответствии с межгосударственными договоренностями, остались бы в Южной Корее.

Вслед за этим можно было бы провести под эгидой ООН мирную конференцию, в ходе которой обсудить вопросы заключения мира, установления дипломатических отношений между КНДР и РК, США, Японией, денуклеаризации Корейского полуострова, сокращения вооружений и вооруженных сил, развития экономического сотрудничества между двумя корейскими государствами, оказания экономической помощи Пхеньяну. Участниками такой конференции могли бы стать Генеральный секретарь ООН, пять постоянных членов СБ ООН, КНДР и Республика Корея, а также другие страны по согласованию с двумя корейскими государствами.

Мирный договор, призванный положить конец военному противостоянию на полуострове, должен быть не пактом о ненападении между сторонами Корейской войны, а гораздо более масштабным документом о партнерстве двух корейских государств без вмешательства внешних сил, как это предусмотрено совместным заявлением Севера и Юга от 4 июля 1972 г. Такой договор позволил бы КНДР стать полноправным членом международного сообщества, получателем помощи от международных валютно-финансовых организаций и т.п. В качестве гарантов мира и сотрудничества между КНДР и РК могли бы выступить Китай, Россия, Соединенные Штаты и Япония — как государства, более других заинтересованные в обеспечении безопасности в Северо-Восточной Азии. Такие предложения звучат и в Южной Корее.

Проблемы международной безопасности не могут разрешиться сами по себе. Необходима последовательная работа всех заинтересованных сторон и по разрешению ядерной проблемы, и по достижению межкорейской нормализации. Ситуация на Корейском полуострове не должна превратиться в шахматный цугцванг, когда любой ход игрока ухудшает его позиции, а любое действие или бездействие все равно ведет к ситуации, при которой «делать нельзя и не делать нельзя».

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
array(5) {
  ["АТР"]=>
  string(6) "АТР"
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Восточная Азия и АТР"]=>
  string(37) "Восточная Азия и АТР"
  ["Северная Америка"]=>
  string(31) "Северная Америка"
  ["Россия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношений"]=>
  string(115) "Россия и Республика Корея: перспективы двусторонних отношений"
}

Текущий опрос

У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся