Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)
Поделиться статьей
Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, вице-президент РСМД

Сможет ли пхенчанская «олимпийская дипломатия» дать толчок к тому, чтобы развязать корейский узел проблем?

Движению к межкорейскому диалогу и потеплению отношений способствовало то, что Ким Чен Ын, похоже, решил, что главная стратегическая цель — обеспечение безопасности КНДР от США — достигнута и можно приостановить ракетно-ядерную гонку.

Пхеньян, несомненно, стремится к началу политического диалога с Вашингтоном, направленного на возможное дипломатическое признание, снятие некоторых санкций и предоставление экономической помощи. Однако эти переговоры потребуют доверия и гарантий. Вашингтон и Сеул должны примириться с существованием КНДР и принять политику мирного сосуществования, а не пытаться подорвать режим в Пхеньяне.

Всякий раз, когда на Корейском полуострове наступала разрядка, вдруг возникали помехи и даже преднамеренный уход на попятную. Примечательны появившиеся сообщения о том, что совместные американо-южнокорейские военные маневры, отложенные на время Олимпийских игр в Пхенчане, будут проведены уже в апреле 2018 г. Так что предолимпийской «двойной заморозке», похоже, уготована судьба стать односторонней.

Напряженность вокруг северокорейской ракетно-ядерной программы все последнее время представляется главной угрозой международной безопасности. Когда Пхеньян в 2017 г. в нарушение резолюций Совета Безопасности ООН провел очередное шестое ядерное испытание и запуски межконтинентальных баллистических ракет, а президент США Д. Трамп в ответ на это с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН пригрозил полным уничтожением КНДР, в мире всерьез заговорили о возможности ядерной войны.

Отказ Пхеньяна от ядерных разработок сам по себе не прекратит противостояния между Севером и Югом.

В начале 2018 г. напряженность несколько спала. Сеул и Пхеньян договорились об участии КНДР в зимних Олимпийских играх в южнокорейском Пхенчхане. Северная Корея приостановила ракетно-ядерные испытания; южнокорейцы, в свою очередь, отложили проведение совместных с США военных маневров. Состоялся первый за последние три года раунд переговоров на высоком уровне. На открытие Игр в Пхенчхан прибыли сестра северокорейского лидера Ким Ё Чжон и формальный глава северокорейского государства — председатель президиума Верховного собрания КНДР Ким Ен Нам. Во время визита в Сеул они провели переговоры с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, в ходе которых Ким Ё Чжон от имени своего брата пригласила Мун Чжэ Ина в Пхеньян. Делегация КНДР высокого ранга присутствовала и на церемонии закрытия Олимпиады в Пхенчхане. На парадах в честь открытия и закрытия Олимпийских игр спортсмены КНДР и Южной Кореи прошли под общим флагом, чего не случалось уже двенадцать лет, а в залог взаимной дружбы в соревнованиях по женскому хоккею на лед вышла единая корейская команда.

Сможет ли пхенчанская «олимпийская дипломатия» дать толчок к тому, чтобы развязать корейский узел проблем, подобно тому, как в начале 1970-х гг. «пинг-понговая дипломатия» помогла навести мосты между Пекином и Вашингтоном?

Корейский узел проблем

Узел проблем безопасности на Корейском полуострове имеет две главные составляющие. Первая — это собственно межкорейский кризис, когда одна корейская нация несколько десятилетий разделена на два отдельных государства, и вторая — северокорейский ядерный кризис, связанный с осуществлением руководством КНДР ракетно-ядерной программы в нарушение ДНЯО. Эти кризисы взаимосвязаны, но их влияние друг на друга неоднозначно. Отказ Пхеньяна от ядерных разработок сам по себе не прекратит противостояния между Севером и Югом. В то же время межкорейская нормализация представляет собой непреложное условие решения ядерной проблемы, поскольку ракетно-ядерная программа КНДР — прямое производное многолетнего противостояния между двумя корейскими государствами. В нем на стороне Южной Кореи более шестидесяти лет выступают Соединенные Штаты, которые под предлогом необходимости отразить угрозу со стороны Пхеньяна разместили свои войска на ее территории.

Если Сеулу военное присутствие США в Корее необходимо для защиты от Пхеньяна, то для Вашингтона оно представляет собой один из компонентов глобальной системы обеспечения американского лидерства. Корейский полуостров — единственный континентальный элемент в системе военного присутствия США в Восточной Азии. В период холодной войны нахождение американских войск в Республике Корея оправдывалось необходимостью сдерживания мировой социалистической системы. Сегодня оправданием для Вашингтона служат угрозы со стороны КНДР, хотя в действительности присутствие США направлено на сдерживание влияния Китая и России.

В Пхеньяне, безусловно, осознают, что для КНДР начать любую войну, а тем более с применением оружия массового поражения, равноценно попытке самоубийства.

Ракетно-ядерная программа КНДР не возникла сама по себе или исключительно по злой воле пхеньянского руководства. Для Пхеньяна эта программа — щит его безопасности. Северокорейские СМИ небезосновательно ссылаются на пример Югославии, Ирака и Ливии, которых США и их союзники разбомбили, оккупировали или расчленили, поскольку они не обладали достаточной военной мощью, чтобы противостоять агрессии Запада.

В Пхеньяне, безусловно, осознают, что для КНДР начать любую войну, а тем более с применением оружия массового поражения, равноценно попытке самоубийства. Поэтому, когда Пхеньян грозит Вашингтону ракетно-ядерными ударами, в каждом случае речь идет лишь об ударах в ответ на американскую агрессию против КНДР. Это, кстати, отмечают и трезвые головы в США. У. Перри, министр обороны США в администрации Б. Клинтона, в частности, писал: «Северокорейское руководство не самоубийцы. Оно хочет оставаться у власти и понимает, что если предпримет ядерное нападение, страна и оно само будут уничтожены. Ядерный арсенал дает ему возможность удержаться у власти, но только при условии, что оно его не использует».

Что открыло путь к межкорейской «олимпийской дипломатии»?

Нынешнему движению к межкорейскому диалогу способствовали два обстоятельства. С одной стороны, северокорейский руководитель Ким Чен Ын, создав ракетно-ядерное оружие большой дальности, похоже, решил, что главная стратегическая цель — обеспечение безопасности КНДР от США — достигнута и можно приостановить ракетно-ядерную гонку.

Вторая причина потепления отношений — поведение Южной Кореи. И здесь дело не только в том, что с самого начала Мун Чжэ Ин шел на выборы под лозунгами восстановления диалога с Пхеньяном. Свою роль сыграла и продолжавшаяся весь последний год агрессивная риторика Д. Трампа в отношении КНДР. Впервые за несколько десятилетий мир столкнулся с реальной угрозой новой войны на Корейском полуострове по инициативе США. А главным пострадавшим от нее стала бы Южная Корея, которая подверглась бы мощному удару Севера. На самой границе демилитаризованной зоны (ДМЗ), разделяющей два корейских государства, расположен южнокорейский Большой Сеул, город с населением примерно 25 млн человек. На противоположной же стороне ДМЗ размещена самая мощная в мире группировка северокорейской тяжелой артиллерии. Артиллерийский обстрел Сеула северокорейцами способен нанести столице Южной Кореи ущерб, сравнимый с применением ядерного оружия. Мощные удары были бы нанесены также по американским военным объектам в Японии. Поэтому если для Вашингтона победой в войне была бы ликвидация северокорейского государства в его нынешнем виде, то для Сеула единственный вариант победы — предотвращение войны.

Позиция Москвы

Если для Вашингтона победой в войне была бы ликвидация северокорейского государства в его нынешнем виде, то для Сеула единственный вариант победы — предотвращение войны.

Россия не признает за КНДР статуса ядерной державы, рассматривает эту программу как создающую угрозу безопасности в Северо-Восточной Азии и поэтому проголосовала за все соответствующие резолюции Совета Безопасности ООН, включая санкции против Пхеньяна. Вместе с тем Москва отвергает решение проблемы любым иным путем, кроме политического.

Россия совместно с Китаем разработала «дорожную карту» по урегулированию кризиса на Корейском полуострове. Этот план состоит из трех этапов. На первом предлагается так называемое двойное замораживание — отказ КНДР от новых ядерных испытаний и ракетных пусков и отказ США и их союзников от проведения крупномасштабных учений в регионе. Второй этап заключается в налаживании прямого диалога между США и КНДР по вопросам мирного сосуществования и взаимного признания друг друга. Третий этап предусматривает запуск многосторонних переговоров по комплексным вопросам и механизмам мира и безопасности в Северо-Восточной Азии.

Пхеньян, несомненно, стремится к началу политического диалога с Вашингтоном, направленного на возможное дипломатическое признание, снятие некоторых санкций и предоставление экономической помощи.

Российско-китайская «дорожная карта» во многом основывается на положениях Совместного заявления государств-участников шестисторонних переговоров от 19 сентября 2005 г. В этом документе шла речь о решении главных вопросов безопасности не только на Корейском полуострове, но и в регионе Северо-Восточной Азии в целом. В нем также говорилось о заявлении КНДР отказаться от ядерного оружия и всех существующих ядерных программ и в сжатые сроки вернуться в режим ДНЯО и МАГАТЭ. О заявлении США о том, что они не располагают ядерным оружием на Корейском полуострове, не имеют намерений нападать на КНДР или вторгаться на ее территорию с применением ядерного или обычного оружия. Об общей готовности США и КНДР официально уважать суверенитет друг друга, мирно сосуществовать и предпринимать шаги по нормализации отношений в двусторонней сфере. О приверженности шести сторон стремлению содействовать прочному миру и стабильности в Северо-Восточной Азии.

Приостановка американо-южнокорейских учений явно не самое главное, чего Северная Корея хочет от США. Пхеньян, несомненно, стремится к началу политического диалога с Вашингтоном, направленного на возможное дипломатическое признание, снятие некоторых санкций и предоставление экономической помощи. Для этого нужны прямые переговоры без предварительных условий.

Доверие и гарантии

Эти переговоры потребуют доверия и гарантий со стороны, скажем, остальных участников шестисторонних переговоров или пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН. Ведь Пхеньяну, как полагают эксперты, придется пойти на целый ряд необратимых действий в том, что касается, например, предоставления доступа к конфиденциальной информации для целей проверки, не говоря уже о физическом демонтаже ядерной и ракетной инфраструктуры. В то же время все шаги со стороны США легко обратимы: военные учения могут быть возобновлены, санкции восстановлены, мирный договор аннулирован, а дипломатическое признание отменено.

Вопрос и в том, насколько США способны выполнять свои обязательства по заключенным договорам. Вашингтон, например, произвольно вышел из Договора по ПРО и из «Тихоокеанского партнерства». Сейчас США говорят об отмене Совместного всеобъемлющего плана действий с Ираном. Все это, особенно судьба соглашения по Ирану, имеет прямое отношение к КНДР. Сделка с Ираном предполагает, что Тегеран останавливает свою военную ядерную программу, а с него снимают санкции. То же самое сейчас предлагают Северной Корее. Но если сделка с Ираном становится разменной монетой в геополитических соображениях США, то можно ли убедить КНДР согласиться на аналогичный вариант, который потом в любой момент также может быть отозван?

Если сделка с Ираном становится разменной монетой в геополитических соображениях США, то можно ли убедить КНДР согласиться на аналогичный вариант, который потом в любой момент также может быть отозван?

Что касается диалога «Север – Юг», то здесь разговор должен идти в первую очередь о восстановлении прежнего сотрудничества и наведении новых двусторонних мостов. Обсуждать при этом ядерную проблему вряд ли целесообразно, поскольку Сеул в своем собственном качестве не в состоянии предоставить гарантии безопасности для КНДР. Общую дискуссию о возможных многосторонних механизмах обеспечения безопасности в Северо-Восточной Азии стоило бы начать в более широком составе с участием Китая, США и России, возможно, в шестистороннем формате. В качестве же первого шага на этом пути государства-участники шестистороннего процесса могли бы заключить соглашение о предотвращении опасной военной деятельности по образцу соглашения, подписанного в 2015 г. между правительством России и КНДР. Такое соглашение предусматривало бы оперативное прекращение и урегулирование мирными средствами любых инцидентов, которые могут возникнуть вследствие опасной военной деятельности, без того, чтобы прибегать к угрозе силой и ее применению. Главное условие состоит в том, что Вашингтон и Сеул должны примириться с существованием КНДР и принять политику мирного сосуществования, а не пытаться подорвать режим в Пхеньяне.

Есть ли будущее у «олимпийской дипломатии» в Корее?

Из опыта мы знаем, что всякий раз, когда на Корейском полуострове наступала разрядка, вдруг возникали помехи и даже преднамеренный уход на попятную. Так произошло в начале 2000-х гг., когда после нескольких лет весьма активных переговоров с Пхеньяном Вашингтон со сменой администрации в США объявил КНДР страной-изгоем. Так произошло после принятия участниками шестисторонних переговоров совместного заявления от 19 сентября 2005 г. Так произошло после того, как на смену президенту-либералу Но Му Хёну в Южной Корее пришел президент-консерватор Ли Мен Бак.

Первой реакцией США на наметившиеся признаки движения к диалогу между двумя Кореями стал созыв в Ванкувере в середине января 2018 г. встречи министров иностранных дел государств, войска которых в 1950-1953 гг. принимали участие в Корейской войне в составе так называемого Командования ООН в Корее на стороне Юга. Примечательно, что сама ООН своего представителя в Ванкувер не направила.

Вашингтон и Сеул должны примириться с существованием КНДР и принять политику мирного сосуществования, а не пытаться подорвать режим в Пхеньяне.

Россия, как и Китай, сочли ванкуверскую встречу вредной, лишь создающей разделительные линии в международном сообществе. Это резонно. При всех внешних высказываниях участников ванкуверской встречи в пользу мирного урегулирования ядерной проблемы Корейского полуострова на деле организаторы встречи, похоже, преследовали иные цели. По некоторым данным, США с сентября 2017 г. несколько раз зондировали мнение других членов Совбеза ООН по поводу проекта резолюции, фактически дававшей флоту и авиации США право перехватывать суда КНДР, которые Вашингтон заподозрит в провозе запрещенных товаров. Эта идея не прошла, и США, оставив надежды добиться дальнейшего ужесточения санкций против КНДР через ООН, предприняли попытку создать для этого некую «коалицию желающих» по типу того, как они действовали в 2003 г. в отношении Ирака.

Примечательны и появившиеся сообщения о том, что совместные американо-южнокорейские военные маневры, отложенные по настоянию Сеула на время Олимпийских игр в Пхенчане, будут проведены уже в апреле. Так что предолимпийской «двойной заморозке», похоже, уготована судьба стать односторонней.

Предолимпийской «двойной заморозке», похоже, уготована судьба стать односторонней. .

В истории известно такое понятие как «гордиев узел». Согласно древнегреческому мифу, это чрезвычайно сложный узел, который был завязан фригийским царем Гордием, а впоследствии рассечен мечом Александра Македонского. Узел нынешних проблем безопасности на Корейском полуострове куда более запутан, чем пресловутый гордиев узел. Но на смену мечам сегодня пришли ядерные ракеты, и решение существующих проблем столь прямолинейным способом, каким воспользовался Александр Македонский, привело бы к миллионным жертвам. Поэтому узел нужно развязывать. И его можно развязать, если все заинтересованные стороны будут в этом взаимодействовать, а не вставлять друг другу палки в колеса.

(Голосов: 7, Рейтинг: 4.86)
 (7 голосов)

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся