Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Виктория Панова

К.и.н., проректор по международным отношениям Дальневосточного федерального университета, эксперт РСМД

5 сентября 2016 г. в Ханчжоу завершился очередной саммит «Группы двадцати». Проведение в этом году саммита под председательством Китая могло стать революцией, которая бы изменила саму концепцию форума. Однако даже одна из самых сильных экономик мира в конкурентной геополитической борьбе едва ли будет готова пойти на слом системы, обеспечившей ей восхождение. Интересно проследить изменение дискурса представителей Китая по отношению к подобным саммитам — от полного неприятия «империалистических» закрытых встреч до полноформатной интеграции в глобальную элиту.

5 сентября 2016 г. в Ханчжоу завершился очередной международный съезд самых влиятельных, в той или иной степени причастных к великому глобальному порядку лиц — саммит «Группы двадцати». На протяжении последних 9 лет (после перехода на лидерский уровень) форум реализует цель элитного клуба «золотого миллиарда» — привлекать к диалогу все стороны для сохранения существующего мироустройства или контроля его трансформации. Проведение в этом году саммита под председательством Китая могло стать (хотя и не стало) революцией, которая изменила бы сценарий, заложенный идеологами «трилатерализма» и Римских клубов. Впрочем, Китай — одна из самых сильных экономик мира — даже в конкурентной геополитической борьбе едва ли будет готов пойти на слом системы, обеспечившей его восхождение. Интересно проследить изменение дискурса представителей Китая по отношению к подобным саммитам — от полного неприятия «империалистических» закрытых встреч до полноформатной интеграции в глобальную элиту. Подтверждением последнего как раз и служит прошедший саммит «Группы двадцати», а также внесение юаня в корзину валют МВФ.

С Дилмой или без

Пожалуй, самым позитивным итогом саммита с точки зрения стран-конкурентов государствам Запада стало проведение на полях форума «Группы двадцати» встречи лидеров БРИКС. Этот год стал особенно важным для стран объединения в связи с импичментом одного из наиболее ярых сторонников БРИКС — Дилмы Руссефф. С учетом ставшей традиционной политики «качелей» действующего индийского председателя в БРИКС многие аналитики и политические деятели вновь заговорили о приостановлении деятельности группы.

Намерение Китая сформировать единые правила инвестиционной активности на фоне вхождения юаня в пятерку мировых расчетных валют представляется если не революцией, то заявкой на подготовку будущего переворота.

Хотя встреча не привела к прорывным решениям, тем не менее важно отметить подтверждение сторонами центральной роли ВТО и работы «недискриминационной и инклюзивной многосторонней торговой системы», а также призыв к завершению 15-ого пересмотра квот и разработке новой формулы расчета квот МВФ, что позволит странам БРИКС добиться не «околоблокировочных» 14,89%, а реального права вето тех или иных решений без необходимости построения дополнительных коалиций.

Несмотря на то, что ключевые решения, вероятно, будут приняты на саммите БРИКС, который пройдет в Гоа 15–16 октября 2016 г., данная встреча продемонстрировала достигнутый уровень сотрудничества и интенсивного взаимодействия стран. Важный аспект, позволяющий удерживать все многоэтажное здание пятистороннего взаимодействия стран по линии БРИКС, — торгово-экономические отношения, и именно в этой сфере лидерам пяти государств всегда есть что обсудить. Наиболее актуальные вопросы — начало работы Нового банка развития и выпуск «зеленых» облигаций, конкретизация Стратегии экономического партнерства БРИКС, а также прогресс по «Дорожной карте торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества БРИКС на период до 2020 года».

Китайский дебют


Reuters

Стоит отметить хорошую организацию китайской стороной всех мероприятий, прошедших в рамках саммита «Группы двадцати». Кроме того, Китай смог учесть как мировую конъюнктуру, так и свои интересы, в первую очередь, в области экономического развития. На обсуждение были вынесены вопросы инновационного развития и использования инноваций для стимулирования мировой экономики. Интересны не столько принятые заявления, сколько обозначенные Китаем темпы и направления реализации новаторских подходов и технологий для развития своей экономики. Платформа «Группы двадцати» позволяет Китаю сделать дальнейший рывок в достижении поставленных целей.

Намерение Китая сформировать единые правила инвестиционной активности на фоне вхождения юаня в пятерку мировых расчетных валют представляется если не революцией, то заявкой на подготовку будущего переворота (возможно, несколько рано продемонстрированного случайным ляпом в протоколе встречи Б. Обамы). Китай, по всей видимости, стремится переформатировать правила игры если не на абсолютно новых принципах, то на принципах и подходах с использованием, по выражению В. Путина, не «заржавевших» инструментов, но с новым лидером и его резервной валютой. Для России это может представлять интерес ввиду того, что с Китаем у России, помимо наличия общих позиций по вопросам политики, есть и экономический задел (хотя именно задел, т.к. достигнутые результаты несопоставимы с возможностями обеих стран в отношении друг друга). Прошедший накануне саммита второй Восточный экономический форум во Владивостоке призван преодолеть такой разрыв и стать одним из шагов по реализации действительного, а не представленного лишь на бумаге поворота России на Восток.

Понимание того, что с Россией надо говорить вопреки разногласиям, действительно вернулось.

Ожидаемой стала и политическая повестка саммита «Группы двадцати». Китай последовательно выступал против включения в повестку политических вопросов, однако избежать обсуждения проблемы неконтролируемой миграции, конфликтов и терроризма не удалось. Несмотря на то, что геополитическая неустойчивость серьезно снижает возможности мировой экономики, нельзя, тем не менее, полностью оправдать попытки представителей ЕС и Турции возложить ответственность за решение этой проблемы на всю «Группу двадцати».

«Группа двадцати» по-русски и для русских


Reuters

Согласно российским СМИ, Москва заинтересована не столько в принимаемых на саммите решениях в сфере экономики и финансов, сколько в количестве двусторонних встреч и обсуждаемых на них вопросов. Центральными событиями саммита, с точки зрения СМИ, стали особый прием, оказанный Си Цзиньпинем Владимиру Путину и двусторонние переговоры президентов России и США. Оба эти события трактуются именно с точки зрения возвращения России на мировую арену как победителя, преодолевшего «холодный душ» встречи в Брисбене и многочисленные санкции. В поддержку этой идеи приводятся двусторонние встречи В. Путина на полях саммита с принцем Саудовской Аравии  Мухаммадом бен Салманом, а также с А. Меркель, Т. Мэй и Ф. Олландом. Однако все это проходит на фоне усиления антироссийских санкций, а также отсутствия прогресса на переговорах по Сирии.

Никто не утверждает, что сегодня Россию не воспринимают серьезно, — понимание того, что с Россией надо говорить вопреки разногласиям, действительно вернулось. За радостью побед не стоит забывать и о кропотливой работе отечественных экспертов и дипломатов, которая не позволит оказаться России в стороне от глобальных тенденций и процессов, разворачивающихся за кулисами мировой политики на встречах, подобных саммиту «Группы двадцати».    

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся