Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Маркедонов

К.и.н., доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, эксперт РСМД

11 июля 2016 г. в Абхазии прошел референдум о проведении досрочных президентских выборов. Ввиду того, что явка на референдум составила менее 2% населения, его признали несостоявшимся. В современной Абхазии нет человека, который был бы непререкаемым авторитетом, лидером национального движения или умелым модератором. Именно это объясняет провал референдума: по политическим предпочтениям общество расколото на две части.

11 июля 2016 г. в Абхазии прошел референдум о проведении досрочных президентских выборов. Ввиду того, что явка на референдум составила менее 2% населения, его признали несостоявшимся. В чем причины провала?

За постсоветский период в Абхазии было несколько типов организации власти. Сначала был период когда тон задавал Верховный Совет и его лидер Владислав Ардзинба, яркий публичный политик. В ходе вооруженного конфликта с Грузией и в годы блокады власть фактически сосредоточилась в его руках. Общество его рассматривало как национального лидера. Позже его сменил Сергей Багапш — человек иного плана, сделавший карьеру в партии, еще в брежневские времена. Он не был публичной личностью, как его предшественник, но умел управлять ситуацией и находить компромиссы.

В современной Абхазии нет человека, который был бы непререкаемым авторитетом, лидером национального движения или умелым модератором.

В современной Абхазии нет человека, который был бы непререкаемым авторитетом, лидером национального движения или умелым модератором. Именно это объясняет провал референдума: по политическим предпочтениям общество расколото на две части. Первая половина поддерживает нынешнюю власть и лидера Рауля Хаджимбу, вторая — сторонников бывшего президента Александра Анкваба, который сейчас находится в тени. Что касается оппозиции, то наиболее яркий ее представитель — Аслан Бжания.

Нельзя забывать, что в Абхазии существует проблема противоречия между зависимостью от России и желанием выстраивать самостоятельную государственность. В Южной Осетии этой проблемы нет: она готова стать частью России хоть завтра. Если бы не сложный внешнеполитический и геополитический контекст, то, наверное, так бы и произошло. В Абхазии же другая ситуация, и этот зазор формирует много коллизий. Отсюда и стремление той или иной части общества поставить «своих». А поскольку в стране нет ни сильного национального авторитета, ни модератора, возникают колебания.

abh-ng.ru
Народный сход, 2014 г.

Сейчас определенная часть общества проявляет недовольство деятельностью Рауля Хаджимбы, и в данной ситуации нужно искать компромиссный вариант. Очевидно, что в Абхазии вряд ли получится выстроить жесткую вертикаль власти. Абхазия — маленькая республика, где жители хорошо знают друг друга. Важно и то, что очень многие ее жители воевали, пережили войну, и не понимают, почему человек, который воевал с ними бок о бок, будет командовать ими в повседневной жизни — ведь когда-то они были на равных. Проблема Москвы в данной ситуации заключается в том, что абхазский контекст пытаются подогнать под наши стереотипы. Это два условных стереотипа: во-первых, противопоставление стабильности и нестабильности, столь важных для России. Для Абхазии как маленького государства это не главная ценность — жители хотели бы непосредственно участвовать в обсуждениях тех проблем, которые их волнуют: это вопросы собственности, предоставления абхазского гражданства россиянам, вопросы доступа российских компаний в Абхазию, участия в приватизации и т.д.

В Абхазии существует проблема противоречия между зависимостью от России и желанием выстраивать самостоятельную государственность.

Второй стереотип — восприятие общественной активности как нового «майдана». Но абхазское общество проявляло активность даже в сталинские времена. Например, в октябре 1931 г. в селе Дурипш был большой абхазский сход. Интересно, что в то время люди, которые уже были членами партии или комсомола, должны были сдать свои комсомольские или партийные билеты, прежде чем прийти на сход, поскольку их голос был приравнен к тем, кто был беспартийным. Именно поэтому ошибочно считать, что в маленькой республике, где сильны неформальные, родовые связи, можно выстроить вертикаль, жестко отсекающую чиновничество от местного демоса. России следует выступить модератором в создании в Абхазии устойчивой политической системы, понимая при этом, что у абхазов есть свои интересы и фобии. В частности, они очень боятся вновь оказаться зависимыми от кого-либо. Что касается постреферендумной ситуации, то гарантии наступления долгожданной стабильности нет. Думаю, что по окончании курортного сезона следует ждать каких-то более активных попыток воздействовать на власть со стороны оппозиции.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся