Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 2.54)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, вице-президент РСМД

О Южной Корее сегодня говорят как об «азиатском тигре». Это высокоразвитое процветающее государство, занимающее второе место в мировом судостроении, третье — в производстве полупроводников и дисплеев, пятое — в производстве автомобилей, шестое — по выплавке стали. КНДР, несомненно, уступает Южной Корее по уровню экономического благоденствия.

Напряженность вокруг Кореи все последние годы представляет одну из острейших угроз международной безопасности. Внимание мирового сообщества сегодня сосредоточено на том, чтобы добиться отказа Пхеньяна от ядерных разработок. Но такой отказ сам по себе не устранит угрозу новой Корейской войны с участием США, связанных с Сеулом военным союзом. Нынешний 2018 г. отмечен важными положительными событиями в корейских делах. Северокорейское руководство, несомненно, заинтересовано в разрядке на Корейском полуострове.

Лучшее средство для снижения напряженности между государствами-соседями и создания атмосферы взаимного доверия — это совместное осуществление взаимовыгодных масштабных долгосрочных хозяйственных или научно-технических проектов. Ядерное разоружение Северной Кореи и предоставление Пхеньяну гарантий безопасности — слишком сложный узел проблем, чтобы разрубить его одним взмахом и лишь американской рукой. Два корейских государства встречают семидесятилетие своего образования в условиях постепенного отхода от сформированных холодной войной конфронтационных алгоритмов. Межкорейское примирение и решение ядерной проблемы Корейского полуострова отвечает всеобщим интересам.


Семьдесят лет назад корейская нация оказалась разделенной на два отдельных государства. 15 августа 1948 г. на юге Корейского полуострова была образована Республика Корея, 9 сентября 1948 г. на севере полуострова — Корейская Народно-Демократическая Республика.

Многолетнее противостояние

Война 1950-1953 гг. между двумя Кореями, в которой на стороне Юга под флагом ООН выступили США, стала самым кровопролитным и разрушительным военным конфликтом после Второй мировой войны. Два корейских государства до сих пор де-юре находятся в состоянии войны, ибо подписанное 27 июля 1953 г. Соглашение о перемирии, остановившее Корейскую войну, представляет собой не более чем договорённость между главнокомандующими вооружёнными силами воюющих сторон о временном прекращении боевых действий. На 38-ой параллели, разделяющей КНДР и РК, продолжают стоять две нацеленные друг против друга мощнейшие группировки войск, оснащенные самым современным вооружением и боевой техникой. И войск не только корейских. На территории Южной Кореи, в соответствии с американо-южнокорейским договором о совместной обороне, размещена группировка войск США численностью 28,5 тыс. человек. Создание Пхеньяном ракетно-ядерного оружия, призванного предотвратить вмешательство США в межкорейский военный конфликт, еще больше обострило обстановку.

«Азиатский тигр» и «государство-изгой»

Ядерное разоружение Северной Кореи и предоставление Пхеньяну гарантий безопасности — слишком сложный узел проблем, чтобы разрубить его одним взмахом и лишь американской рукой.

О Южной Корее сегодня говорят как об «азиатском тигре». Это высокоразвитое процветающее государство, занимающее второе место в мировом судостроении, третье — в производстве полупроводников и дисплеев, пятое — в производстве автомобилей, шестое — по выплавке стали. РК находится на первом месте среди стран-членов ОЭСР по доле инвестиций в научные исследования от объема национального ВВП. Ее показатель более 4%, а по числу заявок на изобретения она входит в первую мировую четверку вместе с США, Японией и Китаем. Сеул имеет собственную космическую программу — до 2020 г. он планирует отправить свой первый зонд на лунную орбиту, а в 2025 г. — на поверхность Луны.

КНДР, несомненно, уступает Южной Корее по уровню экономического благоденствия, однако заявления о северокорейской культурной и технологической отсталости стоит оставить на совести западных СМИ. И дело не только в том, что без высокого уровня науки и промышленности Пхеньян вряд ли смог бы развернуть свою ракетно-ядерную программу, о которой шумят в мире. Никто не может отрицать того, что новые кварталы многоэтажек в столице КНДР практически неотличимы от спальных районов Сеула, что пхеньянский метрополитен на год старше южнокорейского, что северяне запустили свой искусственный спутник Земли раньше южнокорейцев.

В связи с проведением КНДР ракетно-ядерной программы США объявили ее «государством-изгоем» и не только применили к ней свои собственные санкции, но и добились принятия весьма жестких санкций по линии Совета Безопасности ООН. Любопытно, однако, что введение международных санкций против КНДР после первого ядерного испытания совпало с началом выхода северокорейской экономики из жесточайшего кризиса 1995–2000 гг., преодоления голода и возобновления экономического роста. Еще более парадоксальным может показаться то, что экономический рост в Северной Корее стал существенно ускоряться в 2012-2013 гг., то есть как раз тогда, когда санкции были реально ужесточены. Связано это в первую очередь с тем, что со своим приходом к власти Ким Чен Ын стал активно, хотя и без особой шумихи, осуществлять в стране рыночные реформы.

От конфронтации к диалогу

REUTERS
Рукопожатие Трампа с Кимом — реальный вклад в дело мира в Корее и во всем мире

Напряженность вокруг Кореи все последние годы представляет одну из острейших угроз международной безопасности. Внимание мирового сообщества сегодня сосредоточено на том, чтобы добиться отказа Пхеньяна от ядерных разработок. Но такой отказ сам по себе не устранит угрозу новой Корейской войны с участием США, связанных с Сеулом военным союзом. Для свертывания северокорейской ракетно-ядерной программы необходимо, во-первых, примирение между двумя корейскими государствами и, во-вторых, предоставление Пхеньяну четких гарантий ненападения со стороны США.

Нынешний 2018 г. отмечен важными положительными событиями в корейских делах. 27 апреля президент Республики Корея Мун Чжэ Ин встретился с руководителем КНДР Ким Чен Ыном в Пханмунджоме. Этот саммит, третий по счету между главами двух Корей, естественно, не разрешил всех проблем, накопившихся в двухсторонних отношениях за десятилетия противостояния. Но он открыл путь к тому, чтобы в дальнейшем перейти к конкретным переговорам по торгово-экономическому сотрудничеству и военно-политической разрядке.

Имел место и первый опыт американо-северокорейского диалога по ракетно-ядерной программе КНДР — 12 июня 2018 г. в Сингапуре состоялся саммит Д. Трамп – Ким Чен Ын. И пусть подписанная по его итогам декларация оказалась не более, чем набором общих фраз, не вызывает сомнения главное — ни ядерной, ни иной войны в Корее в ближайшее время не будет. Рукопожатие Трампа с Кимом — реальный вклад в дело мира в Корее и во всем мире.

Сложный узел проблем

Северокорейское руководство, несомненно, заинтересовано в разрядке на Корейском полуострове. Если провозглашенная Ким Чен Ыном несколькими годами ранее идеология «пёнджин» предусматривала сочетание наращивания мощного ядерного потенциала с параллельным построением процветающего народного хозяйства, то в апреле 2018 г. на пленуме ЦК ТПК речь шла о том, что успех в создании ракетно-ядерного потенциала позволяет концентрировать все силы на строительстве социалистической экономики.

Слова Пхеньяна подтверждаются реальными делами. Почти год не проводилось ядерных испытаний, более полугода — ракетных. Ликвидирован северокорейский атомный полигон в Пхунгери.

У Пхеньяна, похоже, есть и четкая пошаговая программа возможного торга и с Сеулом, и с Вашингтоном по обязательствам о взаимной безопасности. Но Ким Чен Ын явно медлит с развитием заделов, достигнутых на саммитах с Муном Чжэ Ином и с Дональдом Трампом. И причина этому, как представляется, в том, что он попросту не уверен в договороспособности своих оппонентов. Ведь в свое время консервативный президент РК Ли Мён Бак без колебаний перечеркнул объявленную его предшественниками политику «солнечного тепла» в отношении КНДР, а Дж. Буш-мл. отмел проводившуюся Б. Клинтоном «политику умиротворения КНДР». Есть ли гарантия того, что на смену миротворцу Муну в Сеуле через пару лет не придет очередной ненавистник Северной Кореи, а сингапурский собеседник Кима Трамп не будет подвергнут импичменту?

Лучшее средство для снижения напряженности между государствами-соседями и создания атмосферы взаимного доверия — это совместное осуществление взаимовыгодных масштабных долгосрочных хозяйственных или научно-технических проектов.

Ядерное разоружение Северной Кореи и предоставление Пхеньяну гарантий безопасности — слишком сложный узел проблем, чтобы разрубить его одним взмахом и лишь американской рукой. Решение требует многосторонних международных усилий, в которых не обойтись без Китая и России, исторически и географически связанных с Кореей. На российско-китайское участие, похоже, рассчитывают и в обоих корейских государствах, свидетельством тому являются состоявшиеся в последние месяцы два визита Ким Чен Ына в Китай и визиты Председателя Президиума Верховного Народного Собрания КНДР Ким Ен Нама и Президента Республики Корея Мун Чжэ Ина в Москву.

Наверное, было бы оптимальным вернуться к прошлому шестистороннему формату переговоров по урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова — две Кореи, США, Китай, Россия и Япония — и строить эти переговоры на основе поэтапного подхода при условии применения принципа «действие в обмен на действие». Представляется целесообразным на начальном этапе предложить отделить северокорейскую ядерную программу от ракетной. Ядерный статус КНДР внесен в конституцию страны, и для Пхеньяна эта тема в настоящий момент выглядит не подлежащей обсуждению. В то же время замораживание программы разработки ракет, а также гарантии нераспространения ракетных и ядерных технологий вполне могут быть предметом обсуждения. С учетом фактически введенного Пхеньяном моратория на ракетные пуски и ядерные испытания, можно было бы поднять в Совете Безопасности ООН вопрос о снятии с КНДР части санкций с тем, чтобы стимулировать Пхеньян к дальнейшему свертыванию ракетно-ядерной программы. Скажем, к тому, чтобы прекратить разработку МБР, заморозить производство ядерных материалов, открыть свои ядерные объекты для международных инспекций.

Политические меры

Были бы, несомненно, полезны и некоторые чисто политические меры. Стоило бы, например, исправить совершенно противоестественное положение, когда ООН как сторона Корейской войны (в той войне силы, противостоящие Пхеньяну, воевали под флагом ООН) до сих пор формально находится в военном противостоянии с КНДР — одним из своих членов. Для этого можно было бы в ходе предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи ООН принять декларацию Совета Безопасности ООН, в которой заявить, что Корейская война была страницей прошлого, и что СБ ООН эту страницу закрывает, вследствие чего отпадает и потребность в Командовании ООН в Корее.

Для дальнейшего развития межкорейской разрядки было бы, вероятно, полезным, если бы на пути к межгосударственному мирному договору, призванному заменить Соглашение 1953 г. о перемирии в Корее, КНДР и РК могли заключить на уровне командующих Вооруженными Силами двух стран соглашение о предотвращении опасной военной деятельности. Оно предусматривало бы оперативное прекращение и урегулирование мирными средствами любых инцидентов, способных возникнуть вследствие опасной военной деятельности, без того, чтобы прибегать к угрозе силой и ее применению. В основу этого документа можно было бы взять положения соглашения, подписанного в 2015 г. между Правительством Российской Федерации и Правительством КНДР.

Корейские дела и Россия

Два корейских государства встречают семидесятилетие своего образования в условиях постепенного отхода от сформированных холодной войной конфронтационных алгоритмов.

Лучшее средство для снижения напряженности между государствами-соседями и создания атмосферы взаимного доверия — это совместное осуществление взаимовыгодных масштабных долгосрочных хозяйственных или научно-технических проектов. В такой работе применительно к Корейскому полуострову свою весомую роль могла бы сыграть Россия.

Два корейских государства — непосредственные соседи России, и наша страна заинтересована в том, чтобы отношения и с КНДР, и с РК были добрыми и взаимовыгодными. Для этого есть хорошая основа. С корейцами у нас исторически не было каких-либо споров. Русские никогда не приходили на землю Кореи как захватчики, а, напротив, принимали корейцев к себе — в 2014 г. исполнилось 150 лет с начала переселения корейцев в Россию. В 1945 г. не кто иной, как Советская Армия освободила Корею от японского колониального владычества.

Спорных вопросов нет и в нынешних отношениях России с обоими корейскими государствами. Руководство Республики Корея, например, подчеркивает заинтересованность в выведении отношений с Россией на уровень «стратегического партнерства». Примечательно в этом плане, что, несмотря на настойчивое давление США, Республика Корея не присоединилась к санкциям против России в связи с событиями на Украине.

Мун Чжэ Ин в ходе своих трех встреч с В. Путиным за прошедший год неизменно делал упор на взаимодействие с Москвой в денуклеаризации Корейского полуострова, установлении мира на Корейском полуострове и развитии региона Евразии. В экономическом плане для Южной Кореи, практически лишенной минеральных и иных сырьевых ресурсов, крайне привлекательно участие в разработке природных богатств Сибири и Дальнего Востока. Одновременно наша страна представляет перспективный рынок для сбыта южнокорейской промышленной продукции.

Южнокорейцы также готовы к сотрудничеству с Россией в тех областях, где российские технологии продолжают оставаться на высоком международном уровне. Свидетельства этому — участие «Роскосмоса» в сооружении южнокорейского Национального космического центра «Наро», полет южнокорейской астронавтки совместно с российскими космонавтами на российском космическом корабле, запуск российско-южнокорейской ракеты-носителя KSLV-1, импорт российского урана для атомных электростанций Южной Кореи, за счет которого удовлетворяется более трети соответствующих потребностей страны. Развиваются двусторонние гуманитарные связи. Республика Корея — единственная страна в Северо-Восточной Азии, с которой у России заключено соглашение о безвизовом режиме.

В ходе государственного визита президента Мун Чжэ Ина в Москву в июне 2018 г. стороны договорились о расширении взаимодействия между предприятиями двух государств в гражданском авиастроении, автомобиле- и судостроения, а также по вопросам строительства и модернизации верфей на территории Российской Федерации. Стороны намерены углублять сотрудничество в исследованиях космоса, в освоении Северного морского пути, в совместной разработке месторождений нефтегазовых месторождений. Большим поворотным моментом в наращивании торгово-экономического сотрудничества стало бы заключение между двумя странами Соглашения о свободной торговле.

Что касается КНДР, то в 1990-х гг. отношения России с этим государством пошли на спад. Но визит В. Путина в Пхеньян в 2000 г., подписание Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Россией и КНДР и урегулирование в 2012 г. вопроса северокорейского долга нашей стране открыли путь к восстановлению полномасштабного российско-северокорейского партнерства. Такое развитие было призвано дать мощный импульс торгово-экономическим связям как в двустороннем формате Россия – КНДР, так и в трехстороннем — с участием Республики Корея, способствуя наведению мостов межкорейского сотрудничества.

В ходе июньского российско-южнокорейского саммита в Москве обеими сторонами был выражен интерес к таким трехсторонним проектам между Российской Федерацией, Республикой Корея и Корейской Народно-Демократической Республикой, как соединение Транскорейской магистрали с российским Транссибом, строительство газопровода Россия – КНДР – Республика Корея, состыковка электроэнергетических систем трех стран. Проблема, однако, в том, что осуществлению названных трехсторонних проектов, как и развитию двустороннего торгово-экономического сотрудничества России с КНДР, в настоящее время препятствуют санкции, наложенные на Пхеньян в связи с его ядерным досье. Дальнейшего конкретного разговора об этом следует ожидать в ходе Восточного Экономического форума во Владивостоке в сентябре 2018 г., на который В. Путин пригласил руководителей обоих корейских государств.

***

Два корейских государства встречают семидесятилетие своего образования в условиях постепенного отхода от сформированных холодной войной конфронтационных алгоритмов. Межкорейское примирение и решение ядерной проблемы Корейского полуострова отвечает всеобщим интересам. КНДР и Республика Корея должны стать полноправными участниками системы всеобъемлющей безопасности Северо-Восточной Азии.

Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 2.54)
 (13 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся