Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД

На прошлой неделе в Moscow Times было опубликовано открытое письмо старшего советника американской «Инициативы по сокращению ядерной угрозы» Роберта Берлза. В письме российским коллегам он выразил обеспокоенность и тревогу относительно ухудшающихся отношений между Западом и Россией. Программный директор РСМД Иван Тимофеев написал ответное письмо, которое мы публикуем в русской редакции на портале РСМД. Английская версия вышла на интернет-сайте Russia Direct.

На прошлой неделе в Moscow Times было опубликовано открытое письмо старшего советника американской «Инициативы по сокращению ядерной угрозы» Роберта Берлза. В письме российским коллегам Роберт Берлз выразил обеспокоенность и тревогу относительно ухудшающихся отношений между Западом и Россией. Программный директор РСМД Иван Тимофеев написал ответное письмо, которое мы публикуем в русской редакции на портале РСМД. Английская версия вышла на интернет-сайте Russia Direct.

Дорогой Боб,

Благодарю Вас за честное и откровенное письмо. Я и мои коллеги всегда ценили Ваше мнение опытного офицера, ученого и дипломата. К тому же я хорошо знаю, что Вы никогда не бросаетесь словами спонтанно и не произносите их просто так. Если что-то озвучивается профессионалами Вашего уровня, значит, это требует серьезного внимания. Согласен, что накопившийся клубок проблем требует открытого и детального обсуждения. Этим письмом я хотел бы откликнуться на Ваше предложение о диалоге.

Мне хорошо понятен Ваш пессимизм. Поверьте, в Москве отношение к текущим событиям воспринимается не менее тревожно, чем в Вашингтоне. Причем тревога вряд ли была бы столь сильной, если бы речь шла только об украинском кризисе. Боюсь, что проблема более масштабна. События на Украине и резкое ухудшение наших отношений – лишь симптом болезни, причем далеко не первый и не единственный. Ее причины значительно более глубоки, а последствия и вовсе могут оказаться катастрофическими.

После окончания холодной войны у США появился уникальный шанс взять на себя роль лидера мирового сообщества. В идеале речь шла о том, чтобы стать первым среди равных и возглавить новый многополярный мир на основе авторитета, а не силы. Кроме того, такое лидерство предполагало огромную ответственность. Мир стремительно становился все более сложным, и к возникавшим проблемам было все труднее применять простые и трафаретные решения. Лидерство в многополярном мире требовало огромных ресурсов, дипломатического мастерства, оригинальных ходов. И — самое главное — такое лидерство требовало эффективных совместных действий. Нужна была ответственность других центров силы, в том числе России. К сожалению, шанс на лидерство был упущен, а испытание сотрудничеством мы так и не прошли.

Очаги нестабильности множатся с каждым днем: только появилась робкая надежда на мир в Донбассе, как вспыхнул очередной пожар на Ближнем Востоке. Международный терроризм никуда не исчез, мировые дисбалансы углубляются, а мы на этом фоне «играем мышцами», интригуем, грозим друг другу войной и с увлечением дуем на уже разгорающееся пламя.

Огромная опасность кроется в окончательном подрыве стратегической стабильности. Вызывает серьезное беспокойство увязка наших локальных противоречий с глобальными договоренностями по ракетно-ядерной проблематике. Эта тема всегда обсуждалась нами независимо от других проблем, какими сложными они бы  ни были. Россияне и американцы понимали, что в этом вопросе на кону судьба всего человечества.

Теперь же ситуация меняется. В Законе о поддержке свободы на Украине отдельным пунктом обозначен вопрос о соблюдении договора РСМД. Конечно, у нас есть расхождения по ракетам средней и меньшей дальности. Они появились не сегодня и не вчера. Но мы вели по ним спокойный и взвешенный диалог. Зачем же увязывать этот вопрос с Украиной?

Да, украинский кризис ужасен по своей сути, и наши позиции по нему принципиально отличаются. Это предмет отдельного разговора. Тем не менее ракетно-ядерная тема — принципиально иная плоскость наших отношений. Увязывая два вопроса воедино, мы лишь подорвем РСМД, а вместе с ним окончательно опрокинем стратегическую стабильность, которая и без того уже дышит на ладан. Увеличится ли от этого безопасность США, России и Европы? Станет ли от этого лучше Украине? Нет. А новый РСМД в обозримой перспективе мы заключить уже не сможем.

Ракетно-ядерная тематика — лишь одно из многих направлений, на которых наше взаимовыгодное сотрудничество либо свернуто, либо заморожено. Делает ли это мир стабильнее? Останавливает ли расползание анархии и хаоса? К сожалению, нет.

На мой взгляд, приоритетная задача — максимально сократить ущерб, нанесенный украинским кризисом по тем направлениям нашего сотрудничества, которые важны для сохранения глобальной стабильности. Через партнерство на этих направлениях мы, возможно, сумеем восстановить хотя бы небольшую долю доверия. Без него нам не подступиться к самым сложным вопросам, включая Украину.

Вариант — разбить наш диалог на корзины конкретных вопросов. Понятно, что совсем изолировать их друг от друга вряд ли получится. Да это и не нужно. Но по крайне мере мы сможем обезопасить от излишней политизации те вопросы, в которых она наносит очевидный вред нашим странам и всему миру.

Еще один важный вопрос. Считаю принципиально важным развести дискуссию о внутриполитической ситуации в России и вопросы из области международных отношений. Такая дискуссия нужна, равно как и разговор об изменениях во внутренней политике США. Хорошую пищу для дискуссий задал Михаил Горбачев своим недавним призывом к началу перестройки в США. Я также понимаю, что увязка внутриполитических проблем с внешней политикой — часть американской либеральной  традиции. Но эта тема, опять же, чрезмерно политизируется и вредит поиску компромиссов в международных делах. В обсуждении международных проблем нам нужно оставаться реалистами.

Тем не менее хочу коснуться собственно российской темы, зная Вас как глубокого специалиста по нашей стране и учитывая то внимание к ситуации в России, которое Вы уделили в своем письме.

Американцы всегда придавали вопросу о демократии первостепенное значение. В США демократия сама по себе воспринимается как ценность. Мы в России уважаем эти ценности американцев. Более того, Вы вряд ли найдете в России уверенное и стабильное большинство, которое было бы против идеи демократии и выступало за жесткий авторитарный режим. К демократии, на мой взгляд, нужно подходить как к практическому инструменту. Это средство страховки государства от политических кризисов. Любой стране нужны талантливые и масштабные лидеры. Но еще нужнее эффективные институты. Именно в этом и состоит инструментальная ценность демократии.

Однако трезвый анализ требует учесть ряд важных моментов. Российская политическая система, по всей видимости, переживает длительную трансформацию. Подобные преобразования, скажем, во Франции, заняли больше 150 лет. И это был вовсе не ровный процесс. Да и в самих США демократия «устаканивалась» весьма долгое время. Она прошла через кровавую гражданскую войну. И это в условиях чрезвычайно благоприятных внешних условий! Похоже, России еще предстоит пережить ряд исторических развилок. И дай нам Бог избежать подобных исторических потрясений. Самим россиянам потребуются мудрость, выдержка и хладнокровие для проведения последовательных и осторожных реформ. Любые революции и попытки построить в одночасье «прекрасный новый мир» обречены на провал.

Нужно также понимать, что совсем недавно Россия пережила тяжелейший кризис государственности. Обретя формальную свободу после распада СССР, россияне увидели обвал институтов, морали, законности и порядка, расстрел парламента из танковых орудий и массовые манипуляции на выборах 1996 г. Сам распад Советского Союза, однозначно поддержанный Западом, фактически проходил в режиме государственного переворота. Стоит ли удивляться эфемерности и ненадежности политических конструкций, возникших на этом месте? И на Западе, и в России предпринималась попытка подойти к постсоветскому пространству как к чистому листу. Но нам вряд ли удастся спрятаться от влияния «исторической колеи». В немалой степени кризис на Украине — результат ошибок, запрограммированных еще в прошлом. Эти ошибки усугубляются общей хаотизацией международных отношений. Они еще дадут о себе знать.

Наша общая задача как профессионалов — максимально абстрагироваться от информационной и пропагандистской войны. Анархии, хаосу, предубеждениям и стереотипам мы должны противопоставить разум, здравый смысл, трезвый расчет и понимание общих интересов. Ситуация сложна как никогда. Но именно она покажет способность США и России оставаться значимыми игроками, способными на решение конкретных проблем.

С уважением,

Иван.  

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?
    Необходимо настаивать на сохранении традиционных подходов в области контроля и сокращения вооружений  
     272 (40%)
    Это серьезная угроза для мира. Нужны оригинальные инициативы по сотрудничеству в ядерной сфере, например, такие  
     213 (31%)
    Соблюдать паритет, включаться в ядерную гонку  
     106 (16%)
    Искать асимметричные средства нападения  
     87 (13%)

Текущий опрос

Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?*
Бизнесу
Исследователям
Учащимся