Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Иранский прецедент заслуживает особого внимания в контексте продолжающегося кризиса внутри и вокруг Украины. К сожалению, приходится констатировать, что сложившийся «нормандский формат» обсуждения украинского кризиса по целому ряду параметров явно уступает формату переговоров «шестерки» и Ирана. Единственный выход из украинского тупика — качественное повышение уровня сотрудничества основных международных игроков, заинтересованных в скорейшем преодолении кризиса.

Договоренности, достигнутые между «шестеркой» международных посредников и Тегераном по вопросам иранской ядерной программы — это одно из самых значимых позитивных событий мировой политики последнего времени. Если эти договоренности не станут жертвой объективно сложного процесса имплементации, либо недальновидных политических интриг, то они, несомненно, могут сыграть важную роль и не только в деле урегулирования ядерной программы Ирана. Укрепляется режим нераспространения ядерного оружия, появляются дополнительные возможности для объединения усилий ведущих мировых держав на Ближнем Востоке и в других кризисных регионах, можно ожидать положительной реакции со стороны мировых экономических рынков.

Конечно, переговорный процесс «шестерки» с Тегераном — явление в известном смысле уникальное, и прямые аналогии между иранским ядерным вопросом и другими проблемами мировой политики вряд ли уместны.

И, тем не менее, иранский прецедент создан, и он заслуживает самого тщательного анализа с тем, чтобы использовать наработанный опыт при решении других международных проблем.

Прежде всего, стоит отметить, что соглашение было достигнуто при крайне негативном общем фоне отношений между Россией и Западом. Переговорщикам удалось вынести этот фон за скобки переговорного процесса, не допустить развала «шестерки», сохранить единые позиции и довести дело до успешного завершения. В том числе и потому, что поставленная цель была предельно ясной и конкретной, не допускающей произвольных трактовок и односторонних интерпретаций.

REUTERS/Carlos Barria
Сальваторе Бабонес:
Иранское соглашение: образец для России?

«Шестерке» и Ирану также в целом удалось изолировать марафонский переговорный процесс от деформирующего воздействия внутренней политики. За долгие годы, прошедшие после начала переговоров, в большинстве стран-участниц многократно менялись президенты и премьер-министры, менялся и состав команд переговорщиков. Некоторым лидерам стран «шестерки», да и лидерам в Тегеране, приходилось испытывать на себе немалое давление со стороны политических оппонентов, стремящихся сорвать достижение договоренности. Однако политическая воля и нацеленность на решение проблемы с обеих сторон, в конце концов, победили.

Все участники переговорного процесса отмечают, что переговоры были трудными, технически сложными, и что не раз все висело буквально на волоске. Но никто не поддался искушению громко хлопнуть дверью, свалив вину за срыв договоренностей на другую сторону. Переговоры, разумеется, велись жестко, но при сохранении уважительного отношения друг к другу, при стремлении понять позиции партнера, без нагнетания враждебной риторики и развязывания пропагандистских войн.

Договоренности по ядерной программе Ирана еще раз продемонстрировали значение российско-американского диалога на современном этапе. Именно слаженные действия России и США во многом обеспечили достижение таких договоренностей. Иранский пример, как и недавний пример ликвидации химического оружия в Сирии, еще раз продемонстрировал, что Россия и США остаются гарантами укрепления режима нераспространения ядерного и других видов оружия массового поражения.

Наверное, есть и другие, не менее важные особенности подготовки соглашения по иранскому ядерному вопросу, которые еще долго будут изучаться аналитиками и экспертами-международниками. Разумеется, говорить об окончательном решении иранской ядерной проблемы пока преждевременно. Но главный вывод очевиден: политическая воля, четкость в постановке задач, высокий профессионализм участников, их стремление к компромиссу, последовательность и преемственность этапов переговорного процесса — все эти факторы позволяют достигать успеха даже в самых сложных международных ситуациях.

Иранский прецедент заслуживает особого внимания в контексте продолжающегося кризиса внутри и вокруг Украины. К сожалению, приходится констатировать, что сложившийся «нормандский формат» обсуждения украинского кризиса по целому ряду параметров явно уступает формату переговоров «шестерки» и Ирана. Не все участники «минского процесса» демонстрируют политическую волю, необходимую для достижения договоренностей. Не всегда четко определяются цели переговоров, за исключением постановки самых ближайших, тактических задач. Также далеко не всегда проявляется готовность всех участников к компромиссу, к учету взаимных интересов. Пропагандистская война между Западом и Россией не предусматривает даже временных перемирий на период подготовки и выполнения договоренностей.

Александр Гущин, Сергей Маркедонов,
Анна Цибулина:
Украинский вызов для России

Между тем раскручивающаяся воронка украинского кризиса объективно придает национальной драме все больше международных измерений, втягивая в себя соседние государства, военно-политические союзы, привлекая отовсюду все новых и новых международных авантюристов, криминальных элементов и кондотьеров. С другой стороны, становится все более и более очевидным отсутствие внутри Украины политических сил, способных реально подготовить, возглавить и осуществить процесс выхода из кризиса без активного международного участия.

Недавние события в Мукачево еще раз показали, что нынешнее руководство в Киеве, к сожалению, не способно обеспечить элементарный порядок на подконтрольной ему территории. Еще более ограничены его возможности самостоятельно решить многочисленные экономические, социальные и финансовые проблемы, стоящие перед страной сегодня. И закрывать глаза на эту реальность, как это делают сегодня многие западные лидеры, — значит вольно или невольно содействовать дальнейшему углублению кризиса, который уже реально угрожает самим основам украинской государственности.

Единственный выход из украинского тупика — качественное повышение уровня сотрудничества основных международных игроков, заинтересованных в скорейшем преодолении кризиса. Это касается и интенсивности работы самого переговорного механизма, и набора обсуждаемых проблем, и состава участников «минского процесса». Это касается формирования широкого международного консенсуса относительно этапов выхода Украины из кризиса и будущего этой страны в новой системе европейской безопасности. Это касается набора стимулов — как позитивных, так и негативных, — которые международное сообщество должно иметь в своем распоряжении, взаимодействуя со всеми участниками конфликта на Украине.

Наверное, найдутся скептики, полагающие, что всех этих мер окажется недостаточно для того, чтобы вывести украинскую ситуацию из тупика. Будут делаться ссылки на дополнительные осложняющие обстоятельства, снижающие вероятность преодоления кризиса в обозримом будущем. Но позволю себе напомнить, что и на всем протяжении переговоров между «шестеркой» и Ираном скептиков было более чем достаточно. И, тем не менее, договоренность по иранской ядерной программе состоялась. Так стоит ли заранее записываться в ряды скептиков в оценке шансов на преодоление украинского кризиса?

Статья впервые опубликована в Российской Газете.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся