Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 13, Рейтинг: 4.08)
 (13 голосов)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

На выборах в Бундестаг формальными победителями стали христианские-демократы и их баварские партнёры во главе с А. Меркель, но реальными — Альтернатива для Германии, почти в три раза превысившая результаты 2013 г., и свободные демократы, вернувшиеся с неожиданно высокими показателями в нижнюю палату федерального парламента.

Что касается возможных будущих правительственных коалиций, из предполагаемых вариантов у А. Меркель остались только два — продолжение сотрудничества с СДПГ или заключение союза со свободными демократами и зелёными. До итогов выборов сложно было сказать, какой из них выберут А. Меркель и её партнёры. С исторически низкими результатами социал-демократов и высокой вероятностью их ухода в оппозицию однозначный приоритет получают переговоры о чёрно-жёлто-зелёной «ямайке». Пока возможно и повторение Большой коалиции.

Вероятнее всего, основной оппозиционной силой будут социал-демократы. Если СДПГ войдёт в правительство, то АдГ станет ведущей оппозиционной силой в Бундестаге — она получит ряд ведущих постов в комитетах и право приоритетных выступлений в ходе дебатов.

Особенностью Бундестага нового созыва станет обновление состава депутатов, которые специализируются на вопросах отношений с Россией. Ряд известных политиков, во многом определявших содержание и ход дискуссий по вопросам германо-российских отношений, покидает парламент.

Прошедшие в воскресенье 24 сентября 2017 г. в ФРГ выборы в Бундестаг не обошлись без сюрпризов. Вопреки прогнозам явка избирателей с 76,2% существенно превысила показатели 2013 г. (71,5%). Результаты опросов, проводимые ведущими демоскопическими институтами ФРГ, оказались отличными от итогов голосования. Согласно предварительным подсчётам голоса избирателей, отданные за партии и конкретных кандидатов, распределились следующим образом: ХДС/ХСС — 33% (246 мандатов), Социал-демократическая партия Германии — 20,5% (153), Альтернатива для Германии — 12,6% (94), «Левая» — 9,2%, Свободная демократическая партия — 10,7% (80), «Зелёные/Союз 90» — 8,9% (67), прочие — 5,1 % [1]. Бундестаг впервые в истории объединённой Германии стал семипартийным и шестифракционным. Он будет состоять из 709 депутатов.

Несмотря на существенные потери, формальными победителями стали христианские-демократы и их баварские партнёры во главе с А. Меркель, но реальными — АдГ, почти в три раза превысившая результаты 2013 г. (4,7%), и свободные демократы, вернувшиеся с неожиданно высокими показателями в нижнюю палату федерального парламента (4,9% в 2013 г.). При этом Альтернатива, как и заявляли её лидеры, будет теперь третьей по числу депутатов фракцией — самой крупной среди этаблированных малых партий. На утверждения политических конкурентов о её «нерукопожатности» АдГ ещё до выборов ответила собственным отказом от сотрудничества с другими парламентскими партиями, подчеркнув, что они «изжили» себя и не являются реальными представителями интересов немецкого народа.

ХДС/ХСС и СДПГ не удалось убедить не определившихся в своих политических предпочтениях избирателей (напомним, что в этот раз накануне выборов их число было крайне высоким — по оценкам, от трети до половины) и достичь поставленных целей. Проявившие свою активность так называемые не-избиратели в основном отдали свои голоса малым партиям. Не помогли ни предвыборные программы, которые обе народные партии обозначили как «правительственные», ни усилия кандидатов на пост канцлера — А. Меркель и М. Шульца, ни плакатная и личная агитация. Во многом именно эти партии и их лидеры несут ответственность за то, что предвыборная кампания получилась относительно скучной и не очень интересной, как и их телевизионная дуэль 3 сентября 2017 г., не оправдавшая ожиданий немецких граждан. Стоит отдать должное М. Шульцу, который, существенно проигрывая по опросам в популярности нынешней бундесканцлерин, продолжал бороться до последней минуты, собирая тысячи восторженных поклонников на своих митингах (например, 22 сентября на Жандарменмаркт в центре Берлина) и в последние дни удачно выступая на телевидении. Кстати, в Твиттере он стал наиболее обсуждаемым политиком от ведущих партий. Должное надо отдать и А. Меркель, показавшей себя взвешенным стратегом и тактиком, среди прочего в конце предвыборного спурта удачно сыграв на традиционном социал-демократическом поле социальной справедливости. Но в итоге немецкий электорат несколько неожиданно вынес партиям нынешней коалиции нелицеприятный вердикт, который заставит их руководство критически оценить сложившуюся ситуацию и пересмотреть свои стратегии.

Нынешняя глава правительства, в отличие от социал-демократов, изначально отказалась обсуждать возможные будущие правительственные коалиции, предложив дождаться итогов голосования и исключив возможность кооперации с левыми и АдГ. Из предполагаемых вариантов у канцлерин остались только два — продолжение сотрудничества с СДПГ или заключение союза со свободными демократами и зелёными. До итогов выборов сложно было сказать, какой из них выберут А. Меркель и её партнёры. С исторически низкими результатами социал-демократов и высокой вероятностью их ухода в оппозицию однозначный приоритет получают переговоры о чёрно-жёлто-зелёной «ямайке».

Но арифметически пока возможно и повторение Большой коалиции. Наряду с заявлением правления СДПГ сразу после выборов о переходе в оппозицию против этого варианта говорят следующие факторы:

  • нежелание многих членов партии повторить судьбу младшего партнёра, особенно с учётом нынешнего крайне низкого результата — партийный базис вряд ли даст мандат на переговоры;

  • понимание, что такая коалиция не должна становиться правилом: ХДС/ХСС и СДПГ должны оставаться политическими конкурентами;

  • мнение, что обновление партии возможно только через сильную парламентскую оппозицию, которая, с одной стороны, позволит жёстко критиковать ХДС/ХСС, с другой стороны, должна противодействовать самоутверждению в Бундестаге фракции АдГ, которая в противном случае станет ведущей оппозиционной силой;

  • у социал-демократов нет новых прорывных проектов (как, например, минимальная оплата труда), которые надо обязательно реализовать;

  • вероятность того, что возможная ямайская коалиция развалится до 2021 г., и тогда СДПГ войдёт в правительство своеобразным политическим спасателем.

В пользу продолжения сотрудничества с ХДС/ХСС можно привести следующие аргументы:

  • необходимость сохранения / обеспечения стабильности в стране, если провалятся переговоры ХДС/ХСС со свободными демократами и зелёными;

  • близость предвыборных «правительственных» программ и конструктивный опыт в достижении компромиссов за последние четыре года;

  • возможность для СДПГ реализовывать свои предвыборные обещания в последующие четыре года;

  • отсутствие гарантии того, что уход в оппозицию поможет возрождению партии.

Немецкий электорат несколько неожиданно вынес партиям нынешней коалиции нелицеприятный вердикт, который заставит их руководство критически оценить сложившуюся ситуацию и пересмотреть свои стратегии.

Очевидно, что контртезисы явно перевешивают, и вероятность создания Большой коалиции маловероятна. Кроме того, существует неопределённость в вопросе способности М. Шульца оставаться лидером партии, а крайне низкий результат СДПГ может поставить на повестку дня вопрос о смене партийного руководства. Но это отдельная тема для анализа.

Итак, на сегодня наибольшие шансы имеет чёрно-жёлто-зелёная коалиция. Основная проблема её формирования — личная неприязнь и конфронтация между членами СвДП и партии «Зелёные / Союз 90» (неожиданно показавшей весьма высокий результат на выборах). Одновременно у всех потенциальных партнёров достаточно много принципиальных программных разногласий. Правительство с участием свободных демократов представляет также определённую проблему для германо-французского тандема — в силу различных подходов СвДП и Э. Макрона / его партии к вопросам европейского строительства. Кстати, лидер свободных демократов Кристиан Линднер уже заявил, что предпочтёт парламентскую деятельность правительственной. В любом случае возможные переговоры будут весьма сложными и непредсказуемыми.

Вероятнее всего, основной оппозиционной силой всё-таки будут социал-демократы. Если СДПГ войдёт в правительство, то АдГ станет ведущей оппозиционной силой в Бундестаге — она получит ряд ведущих постов в комитетах и право приоритетных выступлений в ходе дебатов. Среди её основных партийных целей в течение 19-го легислатурного периода — проявить себя партией центра, освободить свой имидж от популизма и правого радикализма, предотвратить раскол в собственных рядах, избежать традиционных опасностей быстрого роста и политического становления, начать формировать свой устойчивый базис. С точки зрения оппозиции правительственным партиям, основным в работе депутатов от Альтернативы станет вектор евроскептицизма, противодействия притоку нелегальных мигрантов, укрепления внутренней безопасности. Стоит отметить, что по многим вопросам особых различий с предвыборными программами других партий у АдГ нет.

Можно предположить, что А. Меркель в рамках коалиционных переговоров постарается сделать ставку на вопросы и темы, которые должны стать прорывными в деятельности будущего правительства, а также показать избирателям, что она по-прежнему неформальный лидер, а союз ХДС/ХСС дееспособен и компетентен в своей политике. Отметим, что в самом союзе накопилось достаточно противоречий и проблем, которыми уже в ближайшее время придётся заниматься партийным руководителям.

Особенностью Бундестага нового созыва станет обновление состава депутатов, которые специализируются на вопросах отношений с Россией. Ряд известных политиков, во многом определявших содержание и ход дискуссий / обсуждений по вопросам германо-российских отношений, покидает парламент. Среди них — Г. Эрлер, Б. Кастер, Ф. Тённес, М.-Л. Бек. Будет обновлён и состав межпарламентской группы по взаимоотношениям между Бундестагом и Государственной Думой. Можно надеятся, что здесь мы увидим преемственность.

Переговоры о создании нового правительства могут закончиться безрезультатно — вероятность такого развития событий явно выше нуля. В этом случае федеральный президент обязан назначить новые выборы. Россия заинтересована в скорейшем формировании нового правительства. Для Кремля оба рассмотренных варианта вполне приемлемы, в том числе и ямайский, несмотря на относительно жёсткие предвыборные положения её участников в отношении России.

1.      По состоянию на 8:00 25 сентября 2017 г. московского времени.

(Голосов: 13, Рейтинг: 4.08)
 (13 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся