Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 3.35)
 (23 голоса)
Поделиться статьей
Владислав Белов

К.э.н., заместитель директора Института Европы РАН, заведующий Отделом страновых исследований, руководитель Центра германских исследований, эксперт РСМД

Вероятно, по итогам предстоящих выборов в Бундестаг впервые в ФРГ будет сформирован семипартийный парламент. Большинство голосов получит ХДС/ХСС во главе с А. Меркель, которая в очередной раз проявит свой талант тактика и стратега в предвыборной борьбе. Этот партийный блок будет определять партнёров по формированию правительства. Наиболее вероятным кандидатом для будущей коалиции являются свободные демократы, которые могут рассчитывать на портфели министра экономики и энергетики и министра иностранных дел. Такой вариант был бы предпочтителен для эффективного решения вопросов внутренней и внешней безопасности, миграции, продолжения реформ в сфере образования, экономики, семейной политике. Этому будет способствовать и сильная оппозиция во главе с социал-демократами (АдГ — как и в ландтагах — будет «нерукопожатной»), которым предстоит непростой период поиска новых лидеров и восстановления своей прежней популярности. Такой политический расклад вполне благоприятен и для будущего российско-германских отношений.

Именно основные кандидаты, выбранные партиями, находятся в центре внимания СМИ — их личная популярность во многом определяет рейтинги их партий.

24 сентября 2017 г. в ФРГ состоятся очередные выборы в Бундестаг. Его по аналогии с другими странами также называют нижней палатой парламента, хотя в Основном законе страны такой структуры нет. В этом году к выборам допущены 48 партий. В 2013 г. их было 34. Основная борьба ведётся между семью партиями, пять из которых в 2013 г. преодолели 5%-ный барьер и вошли в нынешний парламент (ХДС — 34,1%, ХСС — 7,4%, СДПГ — 25,7%, «Левая» — 8,6%, «Союз 90/Зелёные» — 8,4%) и две — немного недобравшие необходимых голосов (СвДП — 4,8% и «Альтернатива для Германии» — 4,7%). В 2017 г. высока вероятность того, что впервые в Германии будет избран семипартийный парламент.

Все упомянутые партии к началу июля 2017 г. опубликовали свои предвыборные программы и назвали своих лидеров, которые одновременно являются кандидатами на пост федерального канцлера в будущем правительстве. С июля началась борьба плакатов — в последние годы этому инструменту принадлежит всё большая роль в борьбе за голоса избирателей, которые редко внимательно изучают программы и интуитивно полагаются на визуализацию и политические слоганы. В этом плане партии решили больше внимания уделять непосредственным контактам с избирателями, в первую очередь через проверенный инструмент — посещение активистами квартир и жилых домов.

Партийный союз «ХДС/ХСС» — традиционно ведущая сила в борьбе за места в Бундестаге — последним среди этаблированных партий принял программу (3 июля). Его идеологи, у которых было достаточно времени проанализировать положения политических конкурентов и сделать необходимые выводы, назвали её «За Германию, в которой мы хорошо и с удовольствием живём» (78 с.). Своим кандидатом блок выбрал Ангелу Меркель. В случае победы это будет ее четвёртый легислатурный период подряд, в рамках которого она сможет возглавить коалиционное правительство (в 2019 г. у неё наступит пенсионный возраст — 65 лет).

Название программы СДПГ (проект презентован 22 мая, программа принята 25 июня, 88 с.) — «Пришло время для большей справедливости: обеспечить будущее, усилить Европу». Кандидат на пост федерального канцлера и одновременно председатель социал-демократов (с конца января 2017 г.) — бывший председатель Европарламента Мартин Шульц.

Обе народные партии обозначили свои предвыборные документы как «Правительственные программы» (СДПГ сделала это первой), послав явный сигнал избирателям, что каждая из них планирует формировать будущее федеральное правительство.

Левые назвали свою программу «Будущее, за которое мы боремся: СОЦИАЛЬНОЕ. СПРАВЕДЛИВОЕ. МИР. ДЛЯ ВСЕХ» (9–11 июня, 136 с.). Зелёные: «Будущее делается из мужества» (16–18 июня, 248 с.). АдГ — «Программа для Германии» (18 мая, 76 с.). Эти три партии выдвинули гендерный дуумвират лидеров, представляющих разные лагеря/позиции среди их членов. У первых — это Сара Вагенкнехт и Дитмар Барч; у вторых — Джем Оздемир и Катрин Гёринг-Экарт; у третьих — Александер Гауланд и Алиса Вайдель (самый старший и самая младшая среди партийных лидеров предвыборной гонки). Программа свободных демократов — «Давайте думать по-новому» (17 мая, 96 с.), лидер — Кристиан Линднер.

Именно основные кандидаты, выбранные партиями, находятся в центре внимания СМИ — их личная популярность во многом определяет рейтинги их партий. В первую очередь это касается А. Меркель и М. Шульца. После взлёта рейтинга кандидата на пост канцлера от социал-демократов в конце января – феврале 2017 г. произошёл такой же резкий спад в марте – апреле. Эффект политического новичка быстро сошёл на нет, и с конца весны разрыв между ХДС/ХСС и СДПГ стал составлять 14–18%. Народные партии и их лидеры борются не только за голоса избирателей, но и за симпатии потенциальных партнёров по будущей коалиции. По состоянию на первую декаду августа обозначились три возможных варианта будущего правительства, которые основываются на результатах текущих опросов и учитывают количество возможных мест в Бундестаге (партии коалиции должны иметь не менее 300 депутатов из 598).

С большой долей вероятности в последующие недели А. Меркель ответит более эффективным и эффектным участием в политических мероприятиях и не уступит лидерства в предвыборной гонке.

Первый: сохранение большой коалиции союза ХДС/ХСС и СДПГ (40% + 23,5%, т. е. 249 + 147 мест). Второй: «ямайская» коалиция из ХДС/ХСС, свободных демократов и зелёных и (40% + 8,8% + 8%, т. е. 249 + 55 + 50 мест). Третий: чёрно-жёлтая коалиция ХДС/ХСС и СвДП (40% + 8,8%, т. е. 249 + 55 мест). Теоретически есть и четвёртый вариант: чёрно-зелёное правительство («киви»-коалиция) в составе союза и зелёных (40% + 8%, т. е. 249 + 50 мест), но он маловероятен. С одной стороны, существуют принципиальные различия по ряду положений, с другой — для ХДС/ХСС предпочтительнее сотрудничество со свободными демократами.

Представляется, что наибольшие шансы имеет третий вариант, которому несколько уступает второй. Важно, что на земельном уровне у ХДС положительный опыт сотрудничества с СвДП в Северном Рейн-Вестфалии и со свободными демократами и зелёными в Шлезвиг-Гольштейне (в обеих землях выборы состоялись весной 2017 г.). Большая коалиция вряд ли повторится — очередная роль младшего партнёра будет означать для социал-демократов не только существенный удар по имиджу, но и обострит кризис в партии. Для СДПГ в этих условиях стратегически выгодна роль сильного оппозиционера и консолидация партийных рядов для будущих выборов в Бундестаг в 2021 г.

Активно обсуждавшаяся в первой половине года возможность создания красно-красно-зелёного правительства (как, впрочем, и «светофорной» коалиции — красно-жёлто-зелёной) сегодня становится всё более призрачной. Такая коалиция имеет достаточно много противников в каждой из партий и не набирает необходимого числа голосов. Негативную роль играет и скандальная ситуация с неожиданным переходом в начале августа депутата от зелёных г-жи Эльке Твестен в лагерь ХДС в ландтаге земли Нижняя Саксония. Это лишило коалицию СДПГ и партии «Союз 90/ Зелёные» большинства. На повестку дня был поставлен вопрос об отставке правительства во главе с социал-демократом Штефаном Вайлем. В итоге на середину октября 2017 г. были назначены досрочные выборы (вместо января 2018 г.). При этом премьер-министра в это же время обвинили в лоббистских связях с автомобильным концерном «Фольксваген АГ», вовлеченным в различные скандалы. К тому же в начале августа стали известны новые подробности немецкого «дизельгейта», что оказало негативное влияние на популярность партий нынешней правительственной коалиции.

На итоги выборов наверняка повлияют так называемые «не избиратели» — граждане, по различным причинам предпочитающие не приходить на избирательные участки. Это несколько миллионов человек. Как показали земельные выборы 2016–2017 гг., их политическая активность существенно возросла. Возможно, это проявится и 24 сентября. Их голоса в основном получат малые партии, в первую очередь СвДП, АдГ и левые.

Свои позиции в будущем парламенте может укрепить партия «Левая», в том числе благодаря успешным выступлениям одного из своих лидеров — харизматичной С. Вагенкнехт. А вот зелёным предстоит побороться за сохранение своей популярности — за последние месяцы она существенно снизилась.

Программные положения народных партий относительно близки, у неискушенного читателя даже может возникнуть впечатление, что они «написаны одной рукой». Но при внимательном чтении становится ясно, что они различаются в конкретных деталях и ориентированы на разные целевые группы. У ХДС/ХСС — это обеспеченные средние слои населения (преимущественно они проживают в небольших городах), у СДПГ — низкооплачиваемые и малоимущие граждане (в основном это большие городские образования). Оба конкурента обещают налоговые и прочие льготы для своих целевых групп.

Все основные партии уделяют существенное внимание вопросам миграции и внутренней безопасности — во всех программах есть интересные конструктивные предложения. Кроме того, правящая коалиция предприняла за последний год ряд конкретных шагов, которые значительно разрядили ситуацию в этой сфере к лету 2017 г. Наряду с разногласиями в руководстве АдГ это привело к тому, что партия потеряла существенную часть сторонников. По сравнению с концом 2016 г. её популярность снизилась с 14 до 8%.

Социал-демократы активно атакуют А. Меркель, уверяя, что она не способна решать актуальные проблемы, в том числе с нелегальными беженцами. Но опросы показывают, что немецкие граждане считают её более компетентной по сравнению с М. Шульцем. При этом лидер социал-демократов, допустив весной явные просчёты в расстановке предвыборных приоритетов, оттолкнувших от него существенную часть симпатизирующих ему граждан, всё больше занимает позицию обиженного политика. Несмотря на масштабную программу поездок по стране (это около 20 тыс. км переездов), ему вряд ли удастся существенно поднять свой рейтинг и, соответственно, популярность партии. Он начал свой спурт раньше своей основной соперницы, которая в это время ещё не вышла из отпуска. С большой долей вероятности в последующие недели А. Меркель ответит более эффективным и эффектным участием в политических мероприятиях и не уступит лидерства в предвыборной гонке.

Среди других кандидатов надо выделить К. Линднера, который продолжает завоёвывать популярность после успешных для него и его партии выборов в Северном Рейн-Вестфалии, на которых свободные демократы добились рекордных для них показателей в этой крупнейшей земле Германии. Он делает ставку на средний и крупный бизнес, ориентируясь на поддержку их интересов внутри страны и за рубежом. В этом отношении закономерным выглядит его недавнее заявление о необходимости улучшений отношений Европы с Москвой, для чего надо считать воссоединение Крыма с Россией «долгосрочным временным состоянием». Это вызвало критику со стороны политических конкурентов, но нашло понимание в предпринимательских кругах. При этом СвДП в своей предвыборной программе (наряду с ХДС/ХСС и зелёными) представила весьма жёсткую позицию к России в контексте кризиса вокруг Украины. У социал-демократов, левых и АдГ в этом вопросе более взвешенная и конструктивная позиция.

Внешнеполитическая тематика в предвыборной борьбе в этот раз будет играть важную роль. Главными представляются вопросы отношений с Россией, Великобританией, США, Турцией, Китаем, конфликты на Ближнем Востоке.

***

По итогам предстоящих выборов в Бундестаг впервые в ФРГ будет сформирован семипартийный парламент. Большинство голосов получит ХДС/ХСС во главе с А. Меркель, которая в очередной раз проявит свой талант тактика и стратега в предвыборной борьбе. Этот партийный блок будет определять партнёров по формированию правительства. Наиболее вероятным кандидатом для будущей коалиции являются свободные демократы, которые могут рассчитывать на портфели министра экономики и энергетики и министра иностранных дел. Такой вариант был бы предпочтителен для эффективного решения вопросов внутренней и внешней безопасности, миграции, продолжения реформ в сфере образования, экономики, семейной политике. Этому будет способствовать и сильная оппозиция во главе с социал-демократами (АдГ — как и в ландтагах — будет «нерукопожатной»), которым предстоит непростой период поиска новых лидеров и восстановления своей прежней популярности. Такой политический расклад вполне благоприятен и для будущего российско-германских отношений.


Оценить статью
(Голосов: 23, Рейтинг: 3.35)
 (23 голоса)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся