Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 2.21)
 (19 голосов)
Поделиться статьей

Представляемый доклад РСМД и CSIS — результат работы ведущих российских и американских экспертов. Основная идея доклада состоит в том, что даже в обстановке геополитической напряженности и взаимного недоверия Россия и Соединенные Штаты должны сотрудничать. В докладе анализируются перспективы российско-американского сотрудничества в таких важнейших регионах и сферах как Арктика, Ближний Восток, экономика, энергетика, евроатлантическая безопасность, стратегическая стабильность, кибербезопасность, борьба с терроризмом и экстремизмом.

Резюме доклада Российского совета по международным делам и Центра стратегических и международных исследований

Полная версия доклада опубликована 28 июня 2017 г.

Редакторы

Ольга Оликер, Андрей Кортунов.

Авторы

Хизер Конли, Уильям Кортни, Ким Крагин, Линн Дэвис, Джеймс Доббинс, Андрей Корнеев, Сара Лэдислоу, Джеймс Льюис, Сергей Рогов, Павел Шариков, Шарон Скуассони, Екатерина Степанова, Виктор Супян, Михаил Троицкий, Андрей Загорский, Ирина Звягельская.

Введение

Представляемый читателю доклад — результат работы ведущих российских и американских экспертов. Основная идея доклада состоит в том, что даже в обстановке геополитической напряженности и взаимного недоверия Россия и Соединенные Штаты должны сотрудничать. В выстраивании здания будущего российско-американских отношений нет мелочей. И не только в тех областях, где от их взаимодействия зависит глобальная безопасность, но и в более широком спектре направлений, в которых конкретные совместные действия не менее важны для нормализации отношений между двумя странами и для предотвращения конфликтов в будущем.

В приведенных ниже исследованиях анализируются перспективы российско-американского сотрудничества в таких важнейших регионах и сферах как Арктика, Ближний Восток, экономика, энергетика, евроатлантическая безопасность, стратегическая стабильность, кибербезопасность, борьба с терроризмом и экстремизмом. В докладе предлагаются практические рекомендации по налаживанию сотрудничества на каждом из направлений.

Отношения в сфере экономики

Российско-американское экономическое сотрудничество уходит корнями в далекое прошлое, хотя и остается относительно скромным по сравнению с торговым оборотом каждой страны, например, с Китаем и ЕС. С 2014 года экономическое сотрудничество России и США резко сократилось из-за санкций, рисков и неопределенности, обусловленных геополитической напряженностью и спадом в российской экономике. Хотя экономические трудности не помешали России добиваться решения своих геополитических задач, страна по-прежнему считает успехи в экономике жизненно важным фактором для наращивания собственной мощи. Поэтому потенциал в торговле и инвестициях между Россией и Соединенными Штатами может способствовать достижению стоящих перед страной целей. Россия выигрывает от возобновления отношений. Ее экономика значительно уступает американской по объему и зависит от доступа к финансовым ресурсам США и их специализированным технологиям, например, бурения нефтяных скважин в Арктике. При этом улучшение экономических связей с Россией отвечает геостратегическим интересам и Соединенных Штатов. Поскольку обе страны хотят укрепить основу для продуктивных политических отношений, экономические связи могут расширить в каждой стране круг заинтересованных групп, выступающих за улучшение всесторонних связей. Это не означает, что экономическое сотрудничество может изменить или определить формат отношений. В лучшем случае, товарооборот между странами может вырасти до умеренного уровня. Вместе с тем, более глубокие и интенсивные экономические связи могут служить стабилизирующим фактором.

Авторы предлагают рекомендации по улучшению экономических отношений в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

В краткосрочной перспективе (при условии продления санкций).

  • России и США следует поощрять диалог между представителями частного бизнеса и регулярные консультации между правительством России и Американской торговой палатой, Американо-Российским деловым советом и деловыми кругами США в России.
  • Россия должна в полной мере использовать членство в ВТО для улучшения торговых отношений с Соединенными Штатами и ратифицировать Двусторонний инвестиционный договор (ДИД), подписанный в 1992 году.
  • Министерству торговли США необходимо регулярно консультироваться с Россией по вопросам торговой политики.

В долгосрочной перспективе (при условии снятия санкций).

  • США и России следует создать Стратегическую экономическую комиссию для решения широкого круга вопросов экономической политики и реализации экономических и коммерческих возможностей, для руководства торговыми и инвестиционными миссиями в обеих странах и развития экономических связей между российскими и американскими городами.
  • США и ЕС следует поддержать возобновление переговоров о вступлении России в члены ОЭСР, держать Россию и Евразийский экономический союз в курсе развития Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) и настоятельно рекомендовать предоставить России статус наблюдателя.

Энергетика

И Россия, и Соединенные Штаты решают общую для обеих стран задачу обеспечения населения доступной, надежной и экологически безопасной энергией и имеют опыт сотрудничества в этой сфере. Однако события последних пяти лет стали вызовом для российско-американского энергетического сотрудничества. Благодаря развитию в Соединенных Штатах газовой отрасли, в обеих странах укрепилось мнение, что они стали конкурентами в энергетике. Более того, президент Дональд Трамп отказался от того внимания к проблеме изменения климата, которое уделял ей бывший президент Барак Обама, и фактически свел на нет целую сферу тесного в прошлом сотрудничества между Россией и США. Примечательно, что санкции США нацелены против российского нефтегазового сектора, критически важного для экономики страны. В результате сотрудничество в энергетике стало одной из первых жертв общего ухудшения отношений. Продолжающаяся геополитическая напряженность, вероятно, воспрепятствует стратегическому взаимодействию на высоком уровне в сфере энергетики. Однако научно-методологическое сотрудничество по-прежнему возможно, имея ключевое значение для обеих стран и мира в целом.

Вот почему авторы рекомендуют следующее.

  • Обеим сторонам следует переориентировать свое взаимодействие на решение по большей части технических вопросов с тем, чтобы деполитизировать сферу энергетики, повысить эффективность энергопользования, добиться разнообразия видов топлива и обеспечить устойчивое развитие отрасли.

Арктика

Общее ухудшение отношений затронуло сотрудничество в Арктике в меньшей степени, чем на других направлениях. Арктические программы обеих стран в основном не противоречат друг другу, несмотря на разницу в акцентах. Для России приоритетным остается экономическое развитие региона, в то время как Соединенные Штаты отдают приоритет проблемам изменения климата и защите окружающей среды.  Правда, арктическая политика администрации Трампа пока не определена. Несмотря на отдельные юридические неясности в разграничении континентальных шельфовых ледников, у России и Соединенных Штатов нет существенных пограничных споров в Арктике. Недавнее сотрудничество по выработке международного соглашения по рыбному промыслу, безопасности на море и создание Арктического форума береговых охран позволяет считать Арктику сферой конструктивного взаимодействия.

И все же западные санкции, введенные против России из-за Украины, замедлили двустороннее сотрудничество по менее спорным вопросам в Арктике. Более того, возросшее военное присутствие России в регионе угрожает спровоцировать ответные меры со стороны НАТО. Подобная динамика может привести к милитаризации региона. Атмосфера всеобщего недоверия только усиливает такую опасность. В отличие от России, обладающей ярко выраженной национальной арктической идентичностью, Арктика не занимает важного места в системе приоритетов США. Вот почему не приходится рассчитывать, что сотрудничество в Арктике может принципиально изменить к лучшему испорченные двусторонние отношения. Тем не менее, Арктика была и может оставаться регионом конструктивного взаимодействия, несмотря на существующее противостояние в целом. Сотрудничество в Арктике может, по крайней мере, содействовать улучшению отношений.

Возможно, самым главным является то, что российско-американское сотрудничество имеет ключевое значение для самой Арктики. Крайне важно, чтобы в регионе поддерживались мир и стабильность.

В краткосрочной перспективе:

  • Все арктические государства должны проявлять сдержанность в осуществлении военной деятельности в Арктике.
  • России и США следует разработать необходимые меры по соблюдению положений Полярного кодекса всеми странами.

На среднесрочную перспективу авторы рекомендуют:

  • Укрепить взаимодействие между арктическими странами для повышения коллективной информированности об обстановке в Северном Ледовитом океане, для оптимизации поисково-спасательных операций и ликвидаций последствий катастроф.
  • Добровольно соблюдать новые правила судоходства в Беринговом проливе.
  • Завершить разработку нового соглашения о рыболовстве в северной части Берингова моря.
  • Сформировать многосторонний орган для предотвращения нерегулируемого и незаконного рыбного промысла.

А также:

  • Развивать научное сотрудничество в районах за пределами национальных юрисдикций прибрежных государств по рыболовству.

Евроатлантическая безопасность

Хотя в последние три года во главе угла российско-американских разногласий находятся Крым и Украина, основные противоречия не новы. Россия и Соединенные Штаты после холодной войны придерживаются разных взглядов на систему евроатлантической безопасности.

В целом, отношениям на евроатлантическом пространстве задают тон два противоречия. Во-первых, в основе украинского кризиса лежит разное понимание Москвой и Вашингтоном легитимной сферы влияния России. Москва считает, что имеет право играть определенную роль в политике своего ближайшего соседа, а Вашингтон настаивает на том, что России не должна иметь больше влияния в региональных делах, чем другие постсоветские государства.

Во-вторых, Россия уже давно выступает против того, что она считает бесконечной экспансией НАТО, и рассматривает февральские события 2014 года на Украине как первый шаг на пути вступления Украины в Атлантический альянс. Соединенные Штаты, напротив, считают коллективную безопасность и экономическую интеграцию залогом стабильности в Европе. По мнению США, действия России в Крыму угрожают самой идее мирной и интегрированной Европы, поскольку это первое в Европе приобретение территории другого государства военным путем со времен Второй мировой войны. Экономические санкции направлены на то, чтобы наказать Россию за ее агрессивные действия и удержать от применения силы в будущем. Однако, хотя фундаментальные разногласия в отношении европейского порядка безопасности представляются трудноразрешимыми, экономические издержки конфликта для обеих сторон могут стимулировать некоторые формы сотрудничества.

Политический тупик на востоке Украины, а также усиление военной активности НАТО и России в Прибалтике и на Черном море препятствуют мирному урегулированию конфликта в Украине. Рекомендации по недопущению возобновления конфликта включают пять позиций.

  • Во-первых, необходимо предпринять шаги по улучшению связи и предотвращению любых инцидентов, которые могут привести к эскалации конфликта. Например, столкновений в воздухе воздушных судов США/НАТО и России.
  • Во-вторых, для сохранения надежды на политическое урегулирование всем сторонам надлежит продолжать переговоры во всех возможных форматах, включая «нормандский формат», двусторонние российско-американские переговоры, а также прямые контакты между Украиной и Россией.
  • В-третьих, России и США следует публично заявить, что характер и состояние российско-американских отношений не определяются целиком и полностью конфликтом на Украине;
  • В-четвертых, России и США следует четко заявить о своем намерении улучшить двусторонние отношения;
  • В-пятых, России и США следует прояснить свои подходы к отношениям с постсоветскими странами — даже если они будут противоречить друг другу. Четкое изложение своих целей и интересов послужит на пользу всем.

Ближний Восток

На Ближнем Востоке у России и США есть как совпадающие, так и расходящиеся интересы. Россия заинтересована, в первую очередь, в обеспечении безопасности в регионе и не хочет, чтобы дестабилизация на Ближнем Востоке подобралась к ее границам усилиями  экстремистских террористов. Хотя Россия считает себя значимым игроком на Ближнем Востоке, у нее нет ни ресурсов, ни намерения восстановить в регионе статус, который некогда имел здесь Советский Союз.

Американские интересы на Ближнем Востоке многогранны. Приверженность Соединенных Штатов безопасности Израиля обусловлена историческими и идеологическими факторами, что, в свою очередь, определяет американскую политику в отношении Ирана. Американская внешняя политика по отношению к государствам Персидского залива формируется заинтересованностью в торговле с регионом и доступе к его нефтяным ресурсам. Более того, Соединенные Штаты давно вовлечены в борьбу с терроризмом на Ближнем Востоке. Несмотря на желание администрации Обамы вывести американские войска из Ирака и Афганистана, рост ИГИЛ заставил США сохранить военное присутствие и стратегическое внимание к региону.

И США, и Россия рассматривают ИГИЛ и джихадистский экстремизм как угрозу политической стабильности в регионе. Борьба с терроризмом на Ближнем Востоке дает возможность для углубленного сотрудничества между Россией и США. Однако война в Сирии выявила ключевые политические разногласия. Действия России обусловлены ее решительным неприятием смены режима при поддержке США, которую она рассматривает в том же ключе, что и «цветные революции» на постсоветском пространстве и считает источником дальнейшего хаоса на Ближнем Востоке. Россия полагает, что только выборы в Сирии должны решить будущее правительства Асада.  США, со своей стороны, считают, что Россия поддержала режим Асада бомбовыми ударами по умеренной оппозиции, что в Сирии не наступит мир, и она не станет единой, пока Асад у власти. Выстраивание политического будущего Сирии несет в себе как вызовы, так и возможности для сотрудничества. И Россия, и Соединенные Штаты поддерживают урегулирование конфликта в Сирии путем переговоров.

Рекомендации включают:

  • Выявление сфер, в которых интересы обеих стран совпадают, и сотрудничество имеет решающее значение, включая совместную разработку планов физического восстановления Сирии и согласование позиций по курдскому вопросу.
  • Предотвращение репрессий в Сирии после окончания гражданской войны.
  • Определение возможных международных гарантий Сирии.
  • Обновление предыдущих предложений или выступление с новой совместной инициативой по достижению прогресса в арабо-израильском конфликте.
  • Продолжение сотрудничества по Ливии, Афганистану и выстраивание региональных структур безопасности.

Стратегическая стабильность

Хотя Россия и США обладают крупнейшими ядерными арсеналами, они уже давно не являются единственными акторами со стратегическим оружием на мировой арене. Между тем, рост высокоэффективного неядерного и кибернетического вооружения (стратегический потенциал которого сопоставим с ядерным оружием) означает, что любые обсуждения стратегической стабильности выходят за рамки одной лишь ядерной сферы. Оба фактора настоятельно вынуждают Россию и США переосмыслить само понятие «стратегической стабильности».

Это непросто. Во-первых, Россия и США представляют стратегическую стабильность по-разному. Для США такая стабильность относится к ядерной «гонке вооружений», в то время как для России стратегическая стабильность больше ориентирована на паритет в военном потенциале. Во-вторых, грань между стратегическими и обычными вооружениями довольно тонкая, и оружие, которое Россия рассматривает как «стратегическое», США могут считать тактическим или обычным вооружением. К ним относятся системы противоракетной обороны, высокоточное обычное оружие, кибервозможности и космическое оружие. Переход к новой парадигме стратегической стабильности потребует сочетания старых и новых подходов.

К ним относятся:

  • Договорные обязательства по ограничению и/или сокращению вооружений.
  • Односторонние параллельные шаги, указывающие на отсутствие угрозы (предпринятые в отсутствие юридически обязательных договоров).

А также:

  • Меры по укреплению доверия и повышению транспарентности — такие, как предоставление исходных данных по ядерным арсеналам без указания их местонахождения.

 Киберпространство

Утверждения американского руководства, что Россия пыталась повлиять на выборы в США путем использования, среди прочего, материалов, полученных с помощью кибершпионажа, существенно омрачили взаимодействие по кибербезопасности между двумя странами. Фактически, США и Россия ведут диалог по кибербезопасности с 1998 года. Обе страны расходятся во мнениях относительно норм ведения кибервойны. Российские эксперты относят кибероружие к оружию массового поражения и считают, что его использование должно быть осуждено. США полагают, что ведение кибервойны является законным, если осуществляется в соответствии с действующими нормами, регулирующими вооруженный конфликт. Таким образом, кибербезопасность стала частью давнего обсуждения вопросов стратегической стабильности и существенно осложнила диалог, который до недавнего времени шел достаточно продуктивно.

Второе разногласие, вызывающее напряженность, связано с соотнесением между собой понятий терроризма и свободы выражения. Россия готова пожертвовать вторым ради борьбы с первым. Соединенные Штаты, в свою очередь, не желают соглашаться с цензурой выражения политических взглядов. Это разногласие отражает более широкую полемику о суверенитете и универсальных правах, а также о том, какой орган должен регулировать Интернет.

Меры укрепления доверия (МД), согласованные в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), отчасти содействовали развитию сотрудничества, но осложнялись российскими и американскими обязательствами в отношении третьих сторон (США — НАТО, России — Китая). В целом, нынешнее  состояние сотрудничества в сфере кибербезопасности отражает общее состояние отношений. Но здесь, как и в других сферах, критически важно найти выход.  

Авторы призывают обе страны:

  • Продолжить обсуждение кибербезопасности как по дипломатическим каналам, так и на экспертном уровне (на уровне «второго трека») с целью улучшения взаимопонимания и прояснения концепций и подходов.
  • Взаимодействовать в борьбе с киберпреступностью и использованием Интернета террористами.

Это поможет:

  • Перейти к предметному разговору о стратегическом применении кибероружия и нормах ответственного поведения государства.

Борьба с терроризмом  

Сотрудничество между США и Россией в борьбе с терроризмом и в противодействии насильственному экстремизму (ПНЭ) сохранялось даже в самые неблагополучные для их взаимоотношений периоды. Наряду со значением, которое оба государства придают таким вопросам в своих концепциях национальной безопасности, это позволяет рассчитывать, что сотрудничество в  борьбе с терроризмом будет развиваться и впредь. Однако здесь подходы России и США различаются, порой кардинально.

Соединенные Штаты отошли от парадигмы «глобальной войны против терроризма» и переориентировали свою стратегию ПНЭ на борьбу с доморощенным экстремизмом на общинном уровне. США сочетают эту стратегию ПНЭ с проведением антитеррористических операций за рубежом, используя беспилотники и спецназ для нанесения профилактических ударов по конкретным террористам.

Антитеррористическая деятельность России направлена, в основном, против внутренней угрозы терроризма, исходящей от исламистских повстанцев на Северном Кавказе. Более того, Россия не делает такого акцента на ПНЭ, как Соединенные Штаты. Начиная с 2014 года, деятельность институционализированных площадок российско-американского сотрудничества по борьбе с терроризмом/экстремизмом была приостановлена, а в некоторых случаях прекращена вовсе.

Несмотря на эти вызовы, в подходах США и России к борьбе с терроризмом просматриваются важные общие моменты.  С появлением ИГИЛ Россия переключила внимание на транснациональный терроризм. По-прежнему существуют серьезные разногласия, какую группу считать «террористической», однако изменение отношения России к борьбе с терроризмом открывает возможности для сотрудничества с Соединенными Штатами на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Практические рекомендации по расширению сотрудничества в этой сфере включают:

  • Создание двусторонней российско-американской рабочей группы по сокращению как доморощенной радикализации, так и вербовки и притока иностранных боевиков.
  • Обмен информацией о незаконных финансовых потоках, питающих терроризм, в особенности связанных с незаконной наркоторговлей из Афганистана.

А также:

  • Содействие деятельности двусторонних неофициальных форматов (форматов «второго трека») применительно к ПНЭ, в частности обменам на уровне местных сообществ (уровень района/города); содействие развитию молодежных программ, направленных на предотвращение радикализации молодежи.

Оценить статью
(Голосов: 19, Рейтинг: 2.21)
 (19 голосов)
Поделиться статьей
array(8) {
  ["Безопасность"]=>
  string(24) "Безопасность"
  ["Общество и культура"]=>
  string(36) "Общество и культура"
  ["Технологии"]=>
  string(20) "Технологии"
  ["Экономика"]=>
  string(18) "Экономика"
  ["Энергетика"]=>
  string(20) "Энергетика"
  ["Россия"]=>
  string(12) "Россия"
  ["Северная Америка"]=>
  string(31) "Северная Америка"
  ["Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"]=>
  string(167) "Россия и США: диалог о проблемах двусторонних отношений, региональных и глобальных вызовах"
}

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся