Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Василий Лата

Д.воен.н., профессор, действительный член Академии военных наук, эксперт РСМД

США считают, что в период до 2025 г. реальные угрозы для американцев со стороны глобальных держав могут быть связаны, в числе прочих, с Россией и Китаем.

Сокращение ядерных арсеналов двух ведущих мировых держав отвечает задачам поддержания стратегической стабильности и международной безопасности. Однако разоруженческий процесс в рамках Договора СНВ-3 не должен приводить к изменению баланса сил в области стратегических вооружений в пользу одной стороны, создавая при этом угрозу национальной безопасности другой.

Сокращение стратегических наступательных вооружений (СНВ), в первую очередь в рамках Договора СНВ-3, и развертывание системы ПРО США необходимо рассматривать во взаимосвязи, как между собой, так и с поддержанием стратегической стабильности, которая выступает как качественная характеристика всей системы международных отношений. Стратегическая стабильность — это состояние устойчивого стратегического ядерного баланса (равновесия) между государствами-центрами силы в биполярной системе международных отношений, которое сохраняется в течение длительного времени, несмотря на влияние дестабилизирующих факторов. Достижение ее возможно за счет дальнейшего поступательного развития разоруженческого процесса и надежного предотвращения распространения оружия массового уничтожения, при эффективном международном контроле и ограничении других видов вооружений, недопущении развертывания гонки вооружений в новых сферах.

В части поддержания стратегической стабильности позиция США, сформулированная советником президента по национальной безопасности К. Райс, противоречит здравому смыслу. В 2003 г. Райс откровенно заявила: «Мы не видим необходимости в новом договорном режиме в сфере стратегической стабильности».

США считают, что в период до 2025 г. реальные угрозы для американцев со стороны глобальных держав могут быть связаны, в числе прочих, с Россией и Китаем. Для отражения этих угроз Соединенным Штатам понадобится значительное количество ядерного оружия.

В настоящее время стратегическая стабильность рассматривается как состояние политических, экономических, военных и других отношений между государствами, устраняющее угрозу агрессии. Основными факторами, определяющими стратегическую стабильность в мире, являются:

  • сокращение СНВ, а также взаимосвязь этого сокращения с развертыванием оборонительных систем;
  • деятельность по обеспечению европейской безопасности;
  • противодействие распространению оружия массового уничтожения, ракетных средств его доставки, терроризму и др.

С этих позиций и необходимо рассматривать Договор СНВ-3 и систему ПРО США.

Договор по ПРО, договоры СНВ-1, СНВ-2 и Договор о СНП стали исключительно важными историческими вехами на пути формирования и поддержания стратегической стабильности. Договор по ПРО (1972 г.) существенным образом изменил межгосударственные отношения и военно-стратегическую обстановку в последние годы и длительное время служил стабилизирующим фактором международной безопасности. Участники Договора взяли на себя обязательства не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования, а также установки для пуска более чем одной противоракеты одновременно.

В Договоре также определялось, что стороны обязуются продолжить активные переговоры об ограничении СНВ, которые достигли предельного уровня безопасности. В результате достигнутых договоренностей и практических шагов уровень СНВ за сорок лет был не только ограничен, но и существенно понижен. Достижение требуемых уровней сокращения СНВ в соответствии с Договором о СНВ было осуществлено за счет ликвидации устаревших ракетных комплексов («Минитмен» и «Посейдон») и тяжелых бомбардировщиков В-52.

Выполняя положения Договора о сокращении стратегических наступательных потенциалов (Договор о СНП), более известного на Западе как Московский договор (2002 г.), военно-политическое руководство США планировало сократить боевой состав стратегических наступательных сил (СНС) к 2012 г. до уровня 1 700–2 200 ядерных боезарядов. При этом предусматривалось, что «если в будущем российско-американские отношения значительно ухудшатся, то США могут пересмотреть свою ядерную стратегию и взгляды на требуемые уровни ядерных сил».

В связи с этим значительная часть ядерных боезарядов и носителей переводилась в резерв с сохранением возможности их возврата в состав оперативно развернутых сил в случае непредвиденных обстоятельств. Это соответствует Доктрине объединенных ядерных операций, изложенной в едином уставе ВС США: «Оставшееся ядерное оружие стратегического назначения будет находиться на хранении и служить в качестве дополнительного потенциала на случай, если потребность в стратегических ядерных вооружениях возрастет сверх того уровня, который определен Московским договором». Таким образом, в США, наряду с сокращением СНВ, накоплен значительный возвратный потенциал. У России такой возможности не было.

Перспективный состав стратегических ядерных сил США к 31 декабря 2012 г., с учетом выполнения положений Договора о СНП, будет включать: 500 межконтинентальных баллистических ракет «Минитмен-3», «Минитмен-3М», «Минитмен-3S», 14 атомных подводных лодок с 336 баллистическими ракетами «Трайдент-2», 76 бомбардировщиков В-52Н и 21 бомбардировщик В-2А.

8 апреля 2010 г. в Праге состоялось подписание Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (Договор СНВ-3). Он заменяет Договор СНВ-1, заключенный между СССР и США в 1991 г., срок действия которого истек в декабре 2009 г., и подписанный в 2002 г. Россией и США договор о СНП.

Договор СНВ-3 предусматривает понижение уровня СНВ до следующих показателей: 700 единиц развернутых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и тяжелых бомбардировщиков (ТБ); 1 550 ядерных боезарядов и 800 единиц для развернутых и неразвернутых пусковых установок (ПУ) МБР, БРПЛ и ТБ.

Планируемых уровней СНВ предполагается достичь, в первую очередь, за счет уменьшения количества боезарядов на существующих носителях, а не за счет ликвидации средств доставки. Кроме того, часть ядерных боеголовок, снимаемых с ликвидируемых или остающихся в боевом составе носителей, предполагается содержать на складском хранении для обеспечения быстрого наращивания возможностей развернутых ядерных сил. Необходимое количество таких боеголовок будет определяться руководством США, исходя из интересов национальной безопасности, и не подлежит обсуждению в рамках каких-либо соглашений в области контроля над ядерными вооружениями.

В связи с этим в каждом элементе стратегической ядерной триады предусмотрены мероприятия по увеличению состава боеготовых и дежурных сил в случае возникновения кризисной ситуации.

В целом возможности США по быстрому наращиванию стратегических наступательных сил в настоящее время характеризуются следующими показателями: за 24 часа состав сил, привлекаемых к нанесению первого ядерного удара, может быть увеличен с 643 ПУ/2485 ЯЗ до 716 ПУ/2940 ЯЗ, а за 30 суток — до 764 ПУ/3624 ЯЗ. Таким образом, в угрожаемый период Соединенные Штаты только за счет накопленного запаса ядерных зарядов и штатного количества носителей, без мобилизации промышленности, способны быстро нарастить количество ядерных боеприпасов на боеготовых носителях стратегических наступательных сил в 1,5–2 раза на любом этапе их сокращения.

С учетом нестратегического ядерного оружия (2 010 ед.) к 2012 г. на вооружении США будут находиться 9 980 ядерных зарядов (см. таблицу 1).

Таблица 1
Вооружение стратегических наступательных сил США к 2012 г.

Тип носителя Количетсво носителей
Количество ядерных зарядов
Оперативно развернутых В резерве Всего
МБР «Минитмэн-3» 450 450 985 1435
БРПЛ «Трайдент-2» 288 1440 2160 3600
Стратегические бомбардировщики 72 260 2675 2935
Всего 810
2150 5820 7970

Очевидно, что соотношение ядерных потенциалов США и России, мягко говоря, не в пользу России, а объективно — на грани потери нашей страной потенциала сдерживания и способности обеспечивать национальную безопасность. Дальнейшее понижение уровней СНВ крайне негативно скажется на нашей безопасности, особенно в условиях развертывания глобальной системы ПРО США.

По новому замыслу американцев создание системы ПРО, включая европейский компонент, позволит решить две взаимосвязанные задачи:

  • эффективно отслеживать и поражать весь спектр носителей тактических, оперативно-тактических и стратегических баллистических средств ведения вооруженной борьбы до проведения ими пусков;
  • поражать стартовавшие баллистические средства, ушедшие из-под удара, на всех участках полета к цели.


В США имеются все необходимые предпосылки, чтобы эффективно поражать баллистические носители до старта в целях обеспечения приемлемых условий функционирования системы ПРО по количественным параметрам поражаемых межконтинентальных ракет, головных частей (боевых блоков).

Это кардинально меняет взгляды на систему ПРО, которая, по существу, стала не только системой противоракетной обороны, но и мощным контрсиловым средством, способным нивелировать ракетно-ядерный потенциал России.

В связи с этим представляется, что основная угроза для баллистических стратегических средств России, да и для СЯС в целом, исходит от нового контрсилового потенциала США.

При этом дополнительные возможности реализуются при максимальном приближении наземной структуры ПРО к району старта межконтинентальных ракет. В идеале может быть обеспечено и слежение за частью активного участка и, что самое опасное, за участком разведения многозарядной ГЧ. На наш взгляд, на реализацию этой возможности и направлены в настоящее время основные усилия американских военно-политических кругов.

Сейчас в руководстве США вновь возобладало мнение, что накопленный в области ПРО опыт позволит сделать значительный шаг вперед и создать дисбаланс силы в пользу американцев в области стратегических вооружений. Если проследить взаимосвязь СНВ-3 и ПРО (а их нужно рассматривать только во взаимосвязи), то при значительном сокращении СНВ эффективность системы ПРО повышается, а расходы на ее создание снижаются. Исходя из этого, можно сделать вывод, что в результате дисбаланса становится возможным безнаказанный ядерный удар по России. На это и была всегда направлена ядерная политика Соединенных Штатов. Это противоречит не только интересам России, но и интересам поддержания международной безопасности и стабильности.

Таким образом, в условиях развертывания глобальной системы ПРО с ее европейским компонентом сокращение нашего ядерного оружия в рамках СНВ-3 может быть разумным только при взвешенной политике Соединенных Штатов. Между тем США все чаще заявляют о себе как о мировом судье и не скрывают, что новый мировой порядок строится на развалинах России, за счет России и против России.

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)

Текущий опрос

Какой исход выборов, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся