Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 256, Рейтинг: 4.87)
 (256 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

В начале июля Гамбурге состоялась первая личная встреча президента России В. Путина и президента США Д. Трампа, которую так долго ждали не только в наших странах, но и во всем мире. Это событие вызвало большой международный резонанс. Страсти не утихают и по сей день.

В США, где отношения с Россией в силу разных причин оказались предметом острейшей внутриполитической борьбы, первая реакция на встрече в Гамбурге была ожидаемо сдержанно-негативной. Сегодня непросто найти американского политика, готового безоговорочно поддержать какие бы то ни было инициативы в пользу развития сотрудничества с нашей страной. К сожалению, такая ситуация, скорее всего, сохранится в обозримом будущем, учитывая, что она отражает устойчивые настроения большинства в обеих палатах Конгресса США, да и в американской политической элите в целом.

В России факт встречи и ее итоги были восприняты по-другому. Складывается ощущение, что наши комментаторы давно соскучились по хорошим новостям с американского фронта. И такая восторженно-завышенная реакция на итоги саммита тоже имеет свое объяснение. Несмотря на долго повторявшиеся бравурные заявления о том, что Россия живет сама по себе, и что ей американские санкции нипочем, жизнь развивается по своим законам и жестко диктует свои правила. В эпоху глобализации, как бы к ней ни относиться, и отдельные страны, и их экономики действительно становятся все более взаимозависимыми, и противостоять этому процессу не дано никому. Причем такая взаимозависимость будет только возрастать со всеми вытекающими из этого последствиями для всех участников мировой политики, в том числе и для нашей страны.

Оставив в стороне первые, подчас очень эмоциональные комментарии итогов встречи В. Путина с Д. Трампом, можно заключить, что встреча, без всякого сомнения, войдет в политический актив обоих президентов. Это тот случай, когда с полным на то основанием уместно говорить, что обе стороны только выиграли, и никто не проиграл.

В начале июля Гамбурге состоялась первая личная встреча президента России В. Путина и президента США Д. Трампа, которую так долго ждали не только в наших странах, но и во всем мире. Это событие вызвало большой международный резонанс. Страсти не утихают и по сей день.

В США, где отношения с Россией в силу разных причин оказались предметом острейшей внутриполитической борьбы, первая реакция на встрече в Гамбурге была ожидаемо сдержанно-негативной. Сегодня непросто найти американского политика, готового безоговорочно поддержать какие бы то ни было инициативы в пользу развития сотрудничества с нашей страной. К сожалению, такая ситуация, скорее всего, сохранится в обозримом будущем, учитывая, что она отражает устойчивые настроения большинства в обеих палатах Конгресса США, да и в американской политической элите в целом.

В России факт встречи и ее итоги были восприняты по-другому. Складывается ощущение, что наши комментаторы давно соскучились по хорошим новостям с американского фронта. И такая восторженно-завышенная реакция на итоги саммита тоже имеет свое объяснение. Несмотря на долго повторявшиеся бравурные заявления о том, что Россия живет сама по себе, и что ей американские санкции нипочем, жизнь развивается по своим законам и жестко диктует свои правила. В эпоху глобализации, как бы к ней ни относиться, и отдельные страны, и их экономики действительно становятся все более взаимозависимыми, и противостоять этому процессу не дано никому. Причем такая взаимозависимость будет только возрастать со всеми вытекающими из этого последствиями для всех участников мировой политики, в том числе и для нашей страны. Поэтому игнорировать значение восстановления нормальных отношений с Соединенными Штатами для нашей страны было бы, как минимум, неразумно.

Оставив в стороне первые, подчас очень эмоциональные комментарии итогов встречи В. Путина с Д. Трампом, можно заключить, что встреча, без всякого сомнения, войдет в политический актив обоих президентов. Это тот случай, когда с полным на то основанием уместно говорить, что обе стороны только выиграли, и никто не проиграл.

Прежде всего важно, что такая встреча вообще состоялась. Это событие само по себе несёт большой позитивный заряд. И приходится только сожалеть, что она не состоялась раньше, когда накал антироссийских страстей в Вашингтоне ещё не достиг нынешних масштабов. Теперь важно, несмотря ни на что, закрепить практику проведения таких саммитов, придать им должную регулярность, так как уже сам факт их проведения содержит огромный положительный потенциал для развития российско-американских отношений.

Встреча президентов России и США формально открыла двери для контактов на уровне администраций двух стран. Помимо регулярных переговоров министров иностранных дел, необходимо срочно восстанавливать контакты по линии других министерств и ведомств. Российской стороне, на мой взгляд, не следует опасаться — когда это оправдано — выступать инициаторами таких контактов: в данном случае любые задержки и проволочки будут работать не на пользу, а скорее во вред нашим отношениям. И уж тем более после встречи президентов не стоит опасаться того, что какие-то шаги в направлении восстановления отношений с Вашингтоном будут объявлены «непатриотичными». Сегодня «непатриотичными» были бы как раз действия, направленные на дальнейшее нагнетание напряженности между нашими странами; эта напряженность все в большей степени противоречит интересам России, создавая ей дополнительные трудности внутри и вовне.

Чрезвычайно важными представляются договорённости о взаимодействии России и США в Сирии. Такое взаимодействие по линии дипломатов, военных, спецслужб, если оно получит соответствующее развитие, может со временем стать ключевым фактором для урегулирования сирийского конфликта в целом. Но не менее важно и другое. Когда мы говорим о том, что необходимо восстанавливать доверие в отношениях между нашими странами, чтобы совместно реагировать на универсальные угрозы безопасности, мы должны отдавать себе отчёт в том, что доверие не приходит по чьей-то указке или само по себе. Оно складывается в ходе совместных усилий по решению конкретных проблем. Так было в годы холодной войны. Так было в период разрядки. И уж тем более так должно быть в XXI веке. Отношения между Россией и США на современном этапе — это ключевой фактор восстановления управляемости в международных делах, объединения усилий международного сообщества для противодействия современным угрозам и вызовам. Именно поэтому договорённости по Сирии могут стать отправной точкой для начала этого сложного, но необходимого для всех процесса.

Под таким же углом зрения необходимо рассматривать и договорённость о налаживании диалога по урегулированию кризиса в Украине. Украинский кризис уже давно перерос границы этой страны, превратившись в серьезную международную проблему. Если совместно не выработать пути урегулирования кризиса, то это будет и дальше осложнять обстановку на всём евроатлантическом пространстве, препятствовать реализации важных для всего региона масштабных проектов в экономической области, да и в области безопасности тоже. Решить эту задачу без прямого участия США, как показало время, вряд ли удастся. Если же объединить усилия России, ведущих европейских государств и США, то шансы на успех существенно возрастут.

Президенты не обошли такую важную и в тоже время конфликтную тему, как киберпространство. Не удивительно, что эта тема саммита подверглась наибольшей критике в США, учитывая, что именно вокруг неё выстраивается главная линия наступления на президента. И тем не менее, эта критика не должна останавливать стороны. Мы хорошо помним, как в годы все той же холодной войны СССР и США активно модернизировали свой ядерный потенциал, но одновременно успешно вели переговоры по сокращению ядерных вооружений и совершенствованию контроля над ними. Кибероружие становится сегодня ещё более опасным, чем ядерное, для безопасности наших стран. Откладывать начало диалога по этой проблеме означало бы подвергать растущей угрозе свою собственную безопасность и международную безопасность в целом. Говорить о киберугрозах, в том числе в ядерном измерении, России и США все равно так или иначе придётся. И чем раньше такой диалог начнётся, тем больше шансов на его успех.

На примере отношений между Россией и США ещё раз подтверждается старая истина: отношения легко разрушить, но очень трудно восстанавливать. Так же очевидно и другое: никто эту задачу, какой бы сложной она ни была, кроме нас не решит. Между нашими странами накопился большой груз проблем. Какие-то при желании можно решить быстро, какие-то придётся передать будущим поколениям. Но при всём при том, долгосрочным стратегически интересам России и США отвечает не конфронтация, а сотрудничество. Именно такой сигнал поступил из Гамбурга, когда президенты наших стран пожали друг другу руки.

Сокращенная версия опубликована в Коммерсанте.

(Голосов: 256, Рейтинг: 4.87)
 (256 голосов)

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся