Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Иванов

Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН, член РСМД

Доминик де Вильпен

Премьер-министр Французской Республики (2005–2007)

Те, кто не хочет отказаться от идеи «Большой Европы», должны кардинально пересмотреть свой подход к ней с учетом украинского кризиса. Одним из наиболее реалистичных – хотя и весьма смелых – решений мог бы стать проект по созданию единого европейского или даже евро-атлантического пространства, объединяющего представителей гражданских обществ стран нашего региона. Хотя все аспекты европейской политики – безопасность, экономика, социальная сфера – взаимосвязаны и взаимозависимы, в трудные времена первостепенное внимание следует уделять именно гуманитарным контактам.

Нынешнее состояние дел в Европе не может не вызывать разочарования: все усилия последних лет, направленные на объединение нашего континента, оказываются заложниками острого кризиса. В уже далеком 2003 году мы как министры иностранных дел наших стран стояли у истоков совместных инициатив Германии, Франции и России, призванных создать новую атмосферу диалога и взаимопонимания на европейском пространстве. Тогда нам казалось, что процессы сближения европейских народов станут основой для развития новых, более тесных связей между Европой и Россией, объединенных общей историей, культурой и общими интересами. Скажем прямо: сегодня эти надежды рушатся прямо на наших глазах.

Украинский кризис стал вызовом – как для России, так и для Европы: на континенте вновь ведется война, которая уже унесла жизни более 5 тыс. человек. Это общий вызов еще и потому, что в самом центре нашего общего континента может возникнуть «несостоявшееся государство», нуждающееся в финансовой помощи в таких объемах, которые непосильны ни для России, ни для ЕС. Чтобы этого не произошло, необходимо последовательно придерживаться дипломатических путей урегулирования кризиса, каких бы усилий это ни стоило. Ни в коем случае нельзя отказываться от «нормандского формата» переговоров; напротив, следует настойчиво продолжать каждодневную работу над выполнением соглашений Минска-2.

Особый драматизм нынешней ситуации придает то обстоятельство, что кризис поставил под вопрос будущее механизмов международного сотрудничества в Евро-Атлантике. Проект «Большая Европа», продвижением которого с середины 1980-х годов занимался целый ряд политиков, экспертов и авторитетных общественных деятелей многих стран Европы, сегодня представляется отвлеченной фантазией, не имеющей ничего общего с реальностью. Однако ни Россия, ни Европа не могут позволить себе новой холодной войны.

Те, кто не хочет отказаться от идеи «Большой Европы», должны кардинально пересмотреть свой подход к ней с учетом украинского кризиса. Одним из наиболее реалистичных – хотя и весьма смелых – решений мог бы стать проект по созданию единого европейского или даже евро-атлантического пространства, объединяющего представителей гражданских обществ стран нашего региона. Хотя все аспекты европейской политики – безопасность, экономика, социальная сфера – взаимосвязаны и взаимозависимы, в трудные времена первостепенное внимание следует уделять именно гуманитарным контактам.

Ключевая особенность такого сотрудничества – его многосторонний, исключительно разнообразный и комплексный характер. Пестрая ткань гуманитарных связей может казаться тонкой и непрочной, однако на поверку она зачастую оказывается значительно более устойчивой к кризисам, нежели структуры безопасности или даже механизмы экономического взаимодействия.

За последние 10 лет сотрудничество между гражданскими обществами вышло на качественно новый уровень, став наиболее успешной и наименее конфликтной сферой взаимодействия между ЕС и Россией. Его институциональная основа была заложена еще в 2003 году, когда Москва и Брюссель создали Общее пространство науки и образования, предусматривавшее в том числе и сотрудничество в области культуры.

Кризис в Украине и вокруг нее оттеснил вопросы гуманитарного сотрудничества на периферию политического дискурса. Однако мы убеждены, что выжидательная позиция в данном случае станет стратегической ошибкой. Именно сейчас, в период глубокого политического кризиса, взаимодействие в области образования, культуры и гражданского общества должно выйти на первый план.

Нужно сделать все, чтобы украинский кризис не заставил нас отказаться от исходной стратегической цели – построения общего европейского и евро-атлантического гуманитарного пространства. Разумеется, текущее состояние дел значительно затрудняет достижение этой цели, но оно не в состоянии изменить фундаментальные факты: Россия – страна европейской культуры и часть европейской цивилизации, и ее наука, образование и институты гражданского общества тяготеют к Европе в значительно большей степени, чем к какому бы то ни было иному региону мира.

eoimages.gsfc.nasa.gov
Иван Тимофеев:
«Спасти Большую Европу»

Сейчас перед нами стоят две задачи первостепенной важности. Во-первых, следует сделать все для того, чтобы уже существующее сотрудничество между народами не стало еще одной разменной монетой в игре санкций и антисанкций. Во-вторых, это сотрудничество должно использоваться для общего противостояния провокационной и враждебной риторике, основанной на упрощенных и искаженных образах и агрессивной пропаганде манихейского черно-белого восприятия европейской политики. Именно такого рода риторика все чаще звучит как на Востоке, так и на Западе.

Для выполнения этих задач требуется целый ряд конкретных мер. Мы должны попытаться донести до гражданских обществ информацию о позитивном опыте сотрудничества между Россией и Европой. Мы должны противостоять любым попыткам ужесточения визового режима между Россией и ЕС и поощрять расширение контактов между регионами РФ и ЕС, городами-побратимами и муниципалитетами, включая трансграничные контакты. Мы должны инвестировать как можно больше средств в программы школьных и студенческих обменов и в повышение мобильности молодежи, а также поднимать на новый уровень существующее сотрудничество между российскими и европейскими независимыми аналитическими и научно-исследовательскими центрами. Нам следует расширять имеющиеся каналы взаимодействия между неправительственными организациями, равно как и круг их участников, и при этом внимательно следить за тем, чтобы это взаимодействие не превратилось в монополию отдельной группы институтов, преследующих собственные политические интересы. Особое внимание следует уделять наращиванию числа контактов между российскими и европейскими СМИ.

В заключение отметим одно конкретное предложение, которое, как нам кажется, может быть осуществлено прямо сейчас и стать символом нашей решимости и наших общих надежд на лучшее будущее. Это предложение ориентировано на европейскую и российскую молодежь. Давайте обратимся к опыту Франции и Германии, которые достигли национального примирения после подписания в 1963 году знаменитого Елисейского договора и учреждения общего ведомства по делам молодежи. Мы хотели бы предложить заложить основы примирения между Россией и Европой, создав аналогичное российско-европейское молодежное агентство на базе студенческих обменов, грантов для авторов проектов в области предпринимательства и инноваций, поддержки программ языкового обучения и многих других мер.

Впервые опубликовано на русском языке в Независимой газете.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся