Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)
Поделиться статьей

23 июля 2020 г. на площадке Российского совета по международным делам (РСМД) в рамках формата «городских завтраков» состоялся киберзавтрак на тему: «Как нарративы в общественном сознании влияют на внешнюю политику».

23 июля 2020 г. на площадке Российского совета по международным делам (РСМД) в рамках формата «городских завтраков» состоялся киберзавтрак на тему: «Как нарративы в общественном сознании влияют на внешнюю политику».

Спикерами выступили:

  • Екатерина Чимирис, аналитик первой категории Центра социально-политических исследований ИРИП ВАВТ, доцент Финансового университета при Правительстве РФ, эксперт РСМД

  • Сергей Уткин, руководитель группы стратегических оценок Центра ситуационного анализа ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, эксперт РСМД

  • Юлия Никитина, ведущий сотрудник Центра постсоветских исследований ИМИ МГИМО, эксперт РСМД

  • Константин Пахалюк, эксперт РСМД

  • Виктория Иванченко, аналитик ИРИП ВАВТ, главный редактор «Креативной дипломатии», эксперт РСМД

В ходе завтрака спикеры поделились своими представлениям и идеями касательно проблем восприятия общественных нарративов, а также обсудили доклад «Пробелы и совпадения. Исследование нарративов в общественном сознании, Германии, России и Украины». После презентации спикеры ответили на вопросы аудитории.

Дискуссию модерировал Роман Майка.

Тезисы

Юлия Никитина, ведущий сотрудник Центра постсоветских исследований ИМИ МГИМО, эксперт РСМД, предложила обсуждать историю, которая служит основой для сложившихся нарративов, не только как абстрактный инструмент внешней политики, но и как процесс приспособления общества к последствиям исторических событий: «Экспертами изучен официальный дискурс, но игнорируется социальный аспект — как проживают историю следующие поколения? Как люди, семьи, группы пытаются справиться с травмами прошлого?». В частности, Юлия отмечает зеркальный эффект, при котором разные стороны конфликта имеют свое видение событий, часто прямо противоположное друг другу. Сравнение взгляда разных обществ на исторические события будет способствовать сближению всех сторон диалога — общества, экспертов, политиков.

Екатерина Чимирис, аналитик Центра социально-политических исследований ИРИП ВАВТ, доцент Финансового университета при Правительстве РФ, эксперт РСМД, принимала участие в работе по исследованию и анализу нарративов, результатом которой явился вышеозначенный доклад. В частности, проанализировав «постевромайданные» нарративы, Екатерина и коллеги обнаружили, что взгляды российской, украинской и немецкой сторон на некоторые аспекты являются диаметрально противоположными.

По мнению спикера, непонимание того, как другие общества видят те или иные исторические события, и, более того, отсутствие стремления понять, затрудняет диалог. Поэтому положительный опыт исследования нарративов заключается в том, что процесс диалога между сторонами был нацелен на ознакомление с чужой точкой зрения и попытку ее понять, без обязательства ее безусловного принятия. В продолжение мысли предыдущего спикера, Екатерина считает важным для экспертов изучать «как обычные люди в повседневной жизни трактуют те или иные события, истории их личного опыта».

Виктория Иванченко, аналитик ИРИП ВАВТ, главный редактор «Креативной дипломатии», эксперт РСМД, также поделилась соображениями по итогам своей работы над упоминаемым выше проектом по исследованию нарративов. Несмотря на то, что авторами и участниками исследовательского проекта были предприняты усилия по диверсификации экспертов по региональному критерию, спикер отмечает негативное влияние фактора субъективности. Для преодоления этого влияния на примере Украины она предложила расширить круг экспертов, включив в него представителей разных регионов — Днепропетровска, Харькова, Закарпатья — поскольку нарративы жителей регионов внутри Украины имеют значимые различия.

Виктория считает, что поиск и обсуждение точек взаимопонимания, по поводу которых стороны имеют согласие, является полезным инструментом экспертов в медиации и налаживании диалога.

Сергей Уткин, руководитель группы стратегических оценок Центра ситуационного анализа ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова, эксперт РСМД, акцентировал внимание на том, что эксперты часто анализируют нарративы в контексте искажений, по критерию «правды / не правды». То есть предполагается, что есть некая единственно возможная «правда», тогда как исторические факты и события в процессе вербализации и передачи другим участникам коммуникации неизменно субъективируются посредством языка. Следовательно, абсолютной правды нет, есть разные версии.

Пересказ фактов и событий в повседневном человеческом общении неизменно сопровождается упрощением и избирательностью к информации, а также ограниченностью багажа общеизвестных исторических знаний. Эти и другие свойства естественного процесса «жизни» нарратива придают ему все большую субъективность. Спикер отмечает, что одним из инструментов для экспертов может служить деконструирование нарратива путем анализа контекста события, для того, чтобы конечные нарративы были более объективными. Здесь особенно важен диалог историков как источник данных, опирающихся на объективные факторы, например, архивные документы. При этом важно, чтобы историки были открыты для всех сторон диалога, включая общество, и вырабатывали понятный язык для обсуждения вопроса нарративов.

Сергей отмечает, что даже в случае невозможности сторон прийти к общей позиции, диалог с участием экспертов необходим для «прояснения позиций, обмена опытом, сохранения канала общения». Однако непременным условием диалога является наличие «доброй воли» участников, т.е. стремление разобраться, выяснить, приблизиться к объективному пониманию событий, фактов.

Спикер также отмечает, что актуализация «спящих» нарративов может оказать прямое и сильное влияние на внутреннюю и внешнюю политику, приводя в пример актуализацию темы расизма в США в текущий момент.

Константин Пахалюк, эксперт РСМД, уточнил понятие травмы, пережитой обществом — это смысловой разрыв, невозможность осмыслить и высказаться о пережитом событии, причем не только непосредственными участниками этого события, но и их потомками. В частности, для России невозможность высказаться о событиях 1991 года является следствием травмы. Определяя нарративы, Константин говорит о том, что это не вопрос смыслов, это «то, как организовано повествование», как смыслы укладываются в общую логику изложения. В этом отношении успешное конструирование нарративов со стороны политиков предполагает, что они должны быть приняты обществом, должны быть достаточно убедительными, что заставляет обращаться к авторитетным источникам — экспертам, документам, фактам.

Говоря о политическом аспекте использования нарративов, Константин отмечает, что для политиков обсуждение исторических событий и фактов является не самоцелью, а, скорее, средством обмена, например, на голоса избирателей, репутацию, идентичность. При этом политик всегда претендует на то, что его высказывание является истиной, иначе оно потеряет ценность как коммуникативный инструмент.

Сергей Уткин, продолжая эту мысль, отмечает, что конструирование нарративов обычно исходит из политической целесообразности, что повышает ценность экспертных мнений как более объективных.

Задаваясь вопросом о возросшей популярности обращения к историческим событиям со стороны политиков, Константин полагает, что тем самым политик апеллирует к сфере ценностей, что выводит его на качественно иной уровень. «Когда политик просто сидит в своем кресле, он просто политик, … когда он открывает музей или памятник, он уже чувствует себя великим политическим деятелем, который соприкасается с возвышенным», — отмечает он.

Нарратив — не только вопрос значения, но и вопрос значимости. И если исторические события как объединяющий фактор звучат в речах западных политиков, то проблема России в том, что она не предлагает общих ценностей. Устанавливая памятники в других странах, мы не прилагаем усилия к повышению значимости событий, связанных с ними, снижая политический потенциал обращения к истории как инструменту внешней политики.

Спикер обращает внимание на то, что публичная дискуссия принципиально отличается от экспертной. Вопросы, которые являются предметом обсуждения экспертов, попав в публичную дискуссию могут вызвать политический скандал. Поэтому эксперты должны ощущать ответственность за создание и легитимацию нарративов.

По итогам дискуссии можно отметить, что носителям разных нарративов редко удается прийти к согласованной позиции. Однако участники дискуссии сходятся на том, что диалог необходим, так как он позволяет решить важные задачи: знакомство с позицией другой стороны, понимание данной позиции, поиск точек соприкосновения. Он дает возможность приблизить нарративы к объективному идеалу и запустить процесс принятия чужих нарративов, поиска консенсуса и выработки компромиссных решений при столкновении разных взглядов. Экспертное сообщество является необходимым звеном в данном диалоге, поскольку позволяет обеспечить объективность процесса.

Подготовила Оксана Муминова.

Видео


(Голосов: 3, Рейтинг: 5)
 (3 голоса)

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся