Блог Владимира Нежданова

Формирование нового мирового порядка: на пути к полицентричности?

13 Мая 2022
Распечатать

Тема кризиса мирового порядка остается в центре внимания экспертов-международников. Спецоперация России на Украине, начавшаяся 24 февраля, уже акцентировала внимание на все без исключения слабые места существующей мировой системы. Одновременно с этим на Западе продолжается попытка «разыграть» тайваньскую карту в противостоянии с КНР. Так, в начале марта 2022 г. США и Великобритания обсудили, какую роль будет играть Лондон, если Вашингтон окажутся в войне с Пекином из-за Тайваня», тогда как 22 апреля китайские регуляторы встретились с банкирами для обсуждения способов защиты зарубежных активов от потенциальных американских санкций. Таким образом, конкуренция КНР и США, несмотря на смещение акцентов, остается в центре процессов формирования нового мирового порядка, который движется к полицентричности.

dollar_g4226c9233_1920.jpg

Источник: Pixabay

От «однополярного момента» в полицентричный мир

Проблема формирования нового мирового порядка, отвечающего особенностям современного мира, не нова и связана со структурной трансформацией системы международных отношений, которая началась после холодной войны.

Термин «однополярный момент» был введен в 1990 г. американским политическим аналитиком Ч. Краутхаммером. Автор указывал, что по завершению холодной войны США остались единственной сверхдержавой, которой никто не в силах бросить вызов unchallenged superpower»). По мнению Ч. Краутхаммера, предпосылки к многополярности появятся «при следующем поколении или около того» (ориентировочно в 2010–2020 гг.). Данный период рассматривался как время появления держав, сопоставимых по силе и возможностям с США, и когда миропорядок по своей структуре станет похож на тот, который существовал до Первой мировой войны.

В 2003 г. Ч. Краутхаммер продолжил рассуждения на страницах журнала «The National Interest», опубликовав статью «Новый взгляд на однополярный момент». Автор отмечал, что к началу 2000-х гг. США сохраняли место единственной сверхдержавы, обеспечив себе доминирование в военно-политической, экономической, технологической, дипломатической и культурной сферах, тогда как Россия и КНР рассматривались в качестве стран, «заигрывающих с идеей создания «антигегемонистского союза» Russia and China flirted with the idea of an «anti-hegemonic alliance»).

Заметим, однако, что подъем России и Китая, напряду с ростом конкуренции Москвы, Пекина и Вашингтона, не привели к восприятию в США этой ситуации как условий для будущей многополярности. Напротив, интерпретация обращения Б. Обамы «О положении страны» (State of the Union Address) 2016 г. позволяет говорить о том, что в Вашингтоне сложившуюся ситуацию воспринимали как укрепление «однополярности».

Подобный подход находит отклик в экспертном мнении, что проактивные внешнеполитические стратегии России и КНР лишь укрепляют однополярность и затягивают переход к полицентричности. В частности, негативные реакции стран Восточной Европы и Индо-Пацифики приводят к запросу в этих регионах на сближение с США.

Один из наиболее влиятельных американских политических аналитиков, эксперт в области международных отношений Ф. Закария в книге «Постамериканский мир будущего» The Post-American World»), вышедшей в 2008 г., вводит понятие «нелиберальная демократия» («illiberal democracy»), демонстрируя политическое многообразие мира, наличие различных моделей политического представительства. Одна из главных идей работы заключается в том, что мир вступил в фазу «тектонического сдвига» — «подъема остальных», что свидетельствует о близком завершении пятисотлетнего «момента однополярности» западной цивилизации.

Формирование нового мирового порядка не зациклено на противостоянии внутри Европы, а связано с комплексным изменением ситуации в мировой системе.

В работе «Мир 2035. Глобальный прогноз» специалисты ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН подчеркивают, что текущий этап развития системы международных отношений характеризуется кризисом модели мироустройства, нарастанием нестабильности и стихийных изменений, отсутствием новых моделей социальной самоорганизации, кризисом идентичности, а также взаимным недоверием политических элит.

Наконец, в марте 2022 г. на страницах журнала «Newsweek» была опубликована статья «Конец однополярного момента» The End of the Unipolar Moment»). Окончание «однополярности» связывается прежде всего с ростом Китая и возвращением в мировую политику конкуренции великих держав. При этом, звучит призыв к американской элите признать мир таким, какой он есть.

Роль КНР: к новому мировому порядку

Видный китайский ученый-международник Ян Сюэтун, декан Института международных отношений Университета Цинхуа, считает, что глобальные процессы, запущенные пандемией, не оказали влияния на расклад сил, сложившийся по итогам Второй мировой войны, однако ускорили процесс отказа от неэффективных практик, что мы и наблюдаем, начиная с 2020 г.

Научный сотрудник Национального бюро азиатских исследований Н. Ролланд обращает внимание, что специалисты-международники в КНР целенаправленно проводят исследования, направленные на получение теоретических данных относительно сильных и слабых сторон доминирования Китая в системе международных отношений в будущем.

Американский специалист приходит к выводу, что Пекин, скорее всего, нацелен на формирование системы, в рамках которой КНР могла бы стать центром, объединяющим вокруг себя более слабых союзников. Китай не будет стремиться к полному контролю или поглощению других стран, однако сосредоточится на развитии взаимозависимости, основанной на экономическом и военном доминировании. Китаецентричный порядок может изначально быть сформирован в качестве региональной подсистемы с возможностью дальнейшего расширения.

Данный взгляд перекликается с мнением Шэнь Хайсюна, заместителя заведующего отделом пропаганды ЦК КПК и генерального директора Медиакорпорации Китая, изложенного в книге «Си Цзиньпин и политика реформ и открытости» (习近 平改革开放思想研究), особый интерес в которой представляет «внешнеполитический раздел».

Инициатива пояса и пути охарактеризована как квинтэссенция стратегического замысла о развитии открытости Китая, а также рассматривается как инструмент, который может позволить Пекину перехватить инициативу в международной конкуренции на современном этапе. Автор называет 5 принципов для содействия долгосрочному и устойчивому строительству Инициативы пояса и пути: создание в исключительно мирных целях, развитие для взаимного процветания, открытости, развития инноваций, а также его формирование в качестве цивилизационного пути.

Инициатива пояса и пути рассматривается не в качестве экономического и транспортно-логистического механизма, но приобретает черты комплексной системы международного сотрудничества. Шэнь Хайсюн говорит о создании многосторонней сбалансированной международной экономической системы, ориентированной на развитие и взаимный выигрыш, где Китай готов противостоять всем формам торгового протекционизма, должен усиливать институциональное право голоса в глобальном экономическом управлении, а также выступать строителем мировой экономики открытого типа.

Что касается концепции «Сообщества единой судьбы человечества», отмечается, что ЦК КПК следует тенденциям эпохи, в основе которых лежит «идея о нахождении всех стран мира в одной лодке, <...> выдвигает ряд новых <...> концепций и идей по всем аспектам построения нового порядка в международных отношениях».

Автор подводит к мысли о формировании системы глобального управления, рассматривая ее в контексте «Сообщества единой судьбы человечества» и отмечает особую роль ООН, которая выступает площадкой для раскрытия роли Китая в качестве ответственной крупной державы.

Наконец, Шэнь Хайсюн проводит мысль о том, что на современном этапе Коммунистическая партия Китая становится международной партией, которая «борется за счастье (китайского — В.Н.) народа и за прогресс всего человечества. Подобный взгляд на роль КПК был закреплен в период пандемии, когда отмечалось, что успех КПК в борьбе с коронавирусом внутри КНР имеет значение не только для китайского народа, но и для всего мира.

Помимо идей, основанных на экономическом партнерстве, в КНР говорят о «Глобальной инициативе в области безопасности» (全球安全倡议).

Министр иностранных дел КНР Ван И, комментируя выдвижение «Глобальной инициативы в области безопасности», акцентировал внимание, что выдвигаемая инициатива призвана отвечать потребностям международного сообщества в поддержании мира и предотвращении конфликтов, направлена на поддержание многосторонности в процессе принятия международных решений.

Можно заметить, что на формирование идей, заложенных в основу инициативы напрямую повлияла «горячая фаза» украинского кризиса. Подчеркивается примат концепции всеобъемлющей безопасности и формирование устойчивой архитектуры ее поддержания; соблюдение суверенитета и территориальной целостности всех стран в качестве основной предпосылки для защиты мира; соблюдение целей и принципов Устава ООН; учет запроса на безопасность всех стран; соблюдение мирного урегулирования разногласий.

Принципиально важно, что КНР видит себя как наиболее подходящего гаранта данной системы. Пекин заявляет, что он всегда придерживался концепции мирного развития и выполнял международные обязанности, твердо выступает в качестве защитника международного порядка, а также придерживался принципа диалога.

Таким образом, со стороны КНР сформировано альтернативное видение будущего мирового порядка, включающее как торгово-экономическое, так и военно-политическое измерение. Акцент на принципах и ценностях Устава ООН говорит в пользу того, что Пекин делает ставку не на разрушении существующего международного порядка, а на его реформировании.

К формированию миропорядка: роль России

Несмотря на ключевое значение китайско-американской конкуренции в текущей ситуации, немаловажно заметить, что определенную значимость для разрешения конкуренции Пекина и Вашингтона получает Россия.

Москва и Пекин демонстрируют сближение политических позиций в отношении кризиса мирового порядка, что отражено как в готовности выступить с поддержкой международной системы во главе с ООН, так и в совместной критике действий стран Запада, а также альянсов НАТО и «AUKUS».

Кроме того, события, начавшиеся 24 февраля 2022 г. изменили положение России в качестве значимой переменной китайско-американского соперничества. Демонстрация возможности применения военно-технических средств при решении региональных вызовов безопасности в Европе акцентировало внимание на роль, которую может сыграть Москва в период обострения противоречий Пекина и Вашингтона.

В этой связи решение КНР сохранять нейтралитет в отношении действий России сугубо прагматично. Видный ученый-международник Ян Сюэтун в недавней статье для «Foreign Affairs» отметил, что США не могут требовать от Китая «отвернуться» от России, поскольку ничего ему не предлагают, кроме противостояния в будущем, а значит Пекин будет отстаивать исключительно собственные интересы.

Прагматичен и российский интерес, так, исследовательский центр «Observer Research Foundation» (Индия) уверен, что начало спецоперации России на Украине указало, что Россия нуждается в сильном союзнике, чтобы справиться с давлением Запада, в то время как Китай также ищет партнера для укрепления своего глобального влияния.

***

Рассуждения почти двухгодичной давности о влиянии пандемии на процесс эволюции мирового порядка оказались достаточно реалистичными, указывая, что глобальная эпидемия стала катализатором, ускорившим развитие множества процессов и обнажив слабые места мировой системы и обострив конкуренцию. Ее приближающееся окончание пандемии не привело человечество в новый мир, однако приблизило к новой реальности с множеством проблем, требующих творческих и нестандартных решений для сохранения мира и восстановления экономики.

Можно говорить, что мир активно движется в сторону полицентричности — системы, отличающейся динамичной конкуренцией крупнейших центров при ситуативном формировании партнерств со средними и малыми странами.

Международные отношения в таком случае приобретают характер творческого процесса, направленного на поиск возможностей по совмещению и сотворчеству во взаимодействии разных по своей сути, политических и идеологических центров. Как следствие, международные отношения могут быть приведены в соответствие с принципами и идеалами Устава ООН, демонстрируя переход к общечеловеческой метацивилизации (объединению нескольких цивилизаций в один массив), характеризующей мир как многообразие в единстве.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся