Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Владимир Нежданов

Магистр международных отношений, эксперт Центра изучения перспектив интеграции, ассистент кафедры новой истории и мировой политики Тюменского государственного университета, эксперт РСМД

Пандемия коронавируса остается в центре внимания экспертов-международников. Она оказала влияние на глобальное экономическое развитие, привела к значительному сокращению спроса на энергоносители, изменила планы миллиардов людей и, по мнению психологов, оказала влияние на восприятие мира подрастающим поколением. Пока не совсем ясно, как пандемия повлияет на будущее человечества.

Сложившаяся эпидемиологическая ситуация стала катализатором, ускорившим развитие множества процессов и подчеркнув слабые места мировой системы. Ее окончание не приведет нас в новый мир, но приблизит к новой реальности, обнажающей множество проблем и требующей оперативных и качественных решений для сохранения мира и восстановления экономики. Отмеченные процессы со временем имеют шансы оказать куда большее влияние на все сферы жизни, чем пандемия. Остается надежда, что мировое сообщество подойдет принимаемым им решениям со всей ответственностью, поскольку «косметический ремонт» нынешних проблем лишь отсрочит наступление по-настоящему масштабного кризиса.

Пандемия коронавируса остается в центре внимания экспертов-международников. Она оказала влияние на глобальное экономическое развитие, привела к значительному сокращению спроса на энергоносители, изменила планы миллиардов людей и, по мнению психологов, оказала влияние на восприятие мира подрастающим поколением. Пока не совсем ясно, как пандемия повлияет на будущее человечества.

Игорь Иванов:
Мир будет другим

Коронавирус: изменит ли пандемия наш мир?

Г. Киссинджер уверен, что мир после коронавируса станет другим. Призывая Вашингтон начать работу по планированию жизни в новую эпоху, эксперт сравнивает ситуацию со Второй мировой войной. Дипломат подчеркивает, что политический и экономический хаос, вызванный вирусом, может сохраниться надолго, и ни одна страна не сможет преодолеть кризис в одиночку. На этом фоне эксперт призывает Вашингтон вспомнить уроки плана Маршалла и Манхэттенского проекта и усилить глобальную сопротивляемость инфекционным заболеваниям, укрепить важнейшие институты мировой экономики, а также сохранить принципы либерального мирового порядка.

В противовес Г. Киссинджеру звучит голос Дж. Ная, уверенного, что пандемия нового коронавируса не окажет значительного влияния на мир. По его словам, глобализация — результат эволюции транспортных и коммуникационных технологий, а значит, комплексная взаимозависимость мира вряд ли прекратит существование. С другой стороны, человечество переживает уже третий глобальный кризис в XXI в., каждый из которых был назван «поворотным моментом» всемирной истории. Теракты 11 сентября, экономический кризис 2008 г. и пандемия коронавируса нового типа становились катализаторами множества процессов, однако не выступали основной причиной изменения мирового порядка.

Ян Сюэтун, декан Института международных отношений Университета Цинхуа, считает, что глобальные процессы, запущенные пандемией, не изменят расклад сил, сложившийся по итогам Второй мировой войны, но ускорят процесс отказа от неэффективных практик глобализации.

Так, эксперты не пришли к единому мнению о том, как пандемия повлияет на международные отношения. Некоторые считают, что мир после коронавируса станет менее открытым и свободным; другие полагают, что глобализация остановится или станет более китаецентричной; возможно также, что произойдет ухудшение позиций демократических сил из-за усиления националистических движений, а также сокращение доходов крупнейших экономик.

Ускоренные коронавирусом: три процесса в мировой политике и экономике

Можно предположить, что после пандемии продолжится противостояние США и КНР, объединение стран вокруг Вашингтона и Пекина и кризис международных организаций.

Обострение торговой войны между Пекином и Вашингтоном может произойти из-за сокращения темпов роста мировой торговли в 2020 г., что помешает реализации договоренностей первой части торгового соглашения. Д. Трамп уже пригрозил КНР отменить первую часть торговой сделки, если Пекин не сможет выполнить обещание по закупке американских товаров. Помимо этого, торговое соглашение может стать раздражающим фактором в случае обострения противоречий, поскольку в тексте документа выражение «Китай должен» («China shall») встречается 105 раз, «стороны должны» («Parties shall») — 60 раз, «США должны» («US shall») — 5 раз, а «США заявляют» («US affirms») — 27 раз.

США и КНР и в условиях пандемии продолжают пребывать в как будто параллельных информационных реальностях. С одной стороны, США настроены на ведение реалистичной и прагматичной политики в отношении Пекина, однако при этом администрация Д. Трампа не может игнорировать грядущие президентские выборы и вновь разыгрывает «китайскую карту».

Повестка Пекина также двойственна — с одной стороны, Китай выступает как ответственная держава, настроенная на сохранение мировой системы; но с другой — может использовать наступательную повестку для подчеркивания своей силы.

Несмотря на обострение противоречий Пекина и Вашингтона, непросто сделать однозначный вывод о намерениях сторон. Из-за двойственности информационной повестки политические заявления могут оказаться блефом или быть направлены на внутреннюю аудиторию.

Вместе с тем разбалансировка мирового порядка проявилась в слабой реакции международных институтов на пандемию коронавируса. Реакция Всемирной организации здравоохранения на происходящее проявила недостатки, которые объясняются отсутствием международного консенсуса, а также активными протекционистскими мерами со стороны членов организации. В последнее время роль организаций системы ООН неуклонно снижалась, в итоге ООН оказалась ограничена старыми концепциями и доктринами, которые не позволяют ей быть эффективным глобальным органом управления.

Реформирование ООН стоит начать с верхнего уровня — с Совета Безопасности. Увеличение числа постоянных членов СБ позволит принимать более сбалансированные и компромиссные решения. Кроме того, агентства ООН должны гарантировать, что граждане тех стран, в которых они базируются, не занимали высшие должности, чтобы легитимность и независимость этих органов не могла попасть под сомнение. Подобное реформирование позволит добиться укрепления позиций ООН, а также позволит избежать недоверия к организации.

Что касается молодых глобальных объединений — БРИКС и ШОС, — то они также оказались неспособны перехватить инициативу в противостоянии пандемии. Кризисная ситуация показала, что группа БРИКС все еще слаба — она не только не представила согласованный план борьбы с коронавирусом, но и не провела ни одной консультативной встречи. Учитывая, что БРИКС объединяет 43% населения Земли, слаженные действия могли бы стать действенным шагом по противодействию пандемии и укреплению статуса объединения в мировой политике.

Кроме того, БРИКС столкнулась с проблемами экономического роста. Изначально группа рассматривалась как объединение региональных экономических лидеров, однако сегодня все ее члены столкнулись с замедлением экономического роста, а вскоре, вероятно, столкнутся с падением инвестиционной активности.

Реакция ШОС на коронавирусный вызов также оказалась запоздалой. В ходе онлайн-переговоров министров иностранных дел стран ШОС глава МИД КНР Ван И обратил внимание на ряд факторов, которые должны способствовать устойчивости организации в борьбе с дальнейшим распространением пандемии. Речь шла о сохранении единства и активном сотрудничестве для предотвращения эпидемий в будущем, а также об укреплении сотрудничества в области безопасности и совместной работе для поддержания регионального мира и стабильности.

Таким образом, мировое сообщество оказалось перед двумя задачами: добиться реформирования институтов системы ООН, сделать их более адекватными современному состоянию мировой системы; и добиться более активного и адекватного использования механизмов политического и экономического сотрудничества глобальных организаций.

Противоречия США и КНР в купе со слабостью международных организаций привели к созданию групп союзников, симпатизирующим позиции Пекина или Вашингтона. США и их союзники выступили с требованием к КНР рассказать правду о происхождении коронавируса. Подобные заявления привели к идеям заставить КНР компенсировать ущерб от пандемии.

В середине апреля было инициировано расследование происхождения нового коронавируса. Позднее в докладе альянса разведывательных служб США, Австралии, Новой Зеландии, Канады и Великобритании утверждалось, что Китай намеренно скрывал подробности вспышки вируса, призывал врачей к молчанию, отказывал международным специалистам в доступе к лабораторным образцам, уничтожал некоторые биоматериалы, с декабря 2019 г. блокировал связанные с вирусом поисковые запросы.

В ответ на формирование «антикитайской коалиции» Пекин вынужден искать возможности для адекватного ответа, поскольку от исхода информационного противостояния будет зависеть отношение к КНР после окончания пандемии.

В КНР уверены, что у Москвы и Пекина есть особая миссия — содействовать развитию и прогрессу человечества. В телефонном разговоре с Владимиром Путиным Си Цзиньпин сравнивал глобальный кризис в области здравоохранения со Второй мировой войной, подчеркнув, что что Пекин будет и впредь оказывать поддержку Москве. По словам китайского лидера, КНР готова работать с Россией в контексте защиты международного права, реализации принципов многополярности, а также вносить вклад в глобальное развитие.

Другим маркером солидарности Москвы и Пекина выступил нарратив победы во Второй мировой войне; Россия приняла решение передвинуть дату окончания Второй Мировой войны со 2 на 3 сентября. В Китае уверены, что это решение ведет к сближению позиций Москвы и Пекина. Синхронизация «исторического времени» России и Китая указывает на то, что страны достигли соглашения по многим принципиальным вопросам международных отношений.

***

Пандемия коронавируса ускорила процесс разделения мира на лагеря поддержки США и КНР, что вызвало предположения о начале Второй холодной войны. Тем не менее пока рано делать выводы о влиянии пандемии на мировую политику — улучшение эпидемиологической ситуации в мире может оказаться мимолетным, а вторая волна пандемии способна запустить еще более глобальные политические и экономические процессы.

Пандемия стала катализатором, ускорившим развитие множества процессов и подчеркнув слабые места мировой системы. Ее окончание не приведет нас в новый мир, но приблизит к новой реальности, обнажающей множество проблем и требующей оперативных и качественных решений для сохранения мира и восстановления экономики. Отмеченные процессы со временем имеют шансы оказать куда большее влияние на все сферы жизни, чем пандемия. Остается надежда, что мировое сообщество подойдет принимаемым им решениям со всей ответственностью, поскольку «косметический ремонт» нынешних проблем лишь отсрочит наступление по-настоящему масштабного кризиса.

Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 4.5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся