Блог Татьяны Канунниковой

Фил Гурски: G8 была хорошим форумом для обмена информацией

18 Мая 2018
Распечатать

Нередко случается так, что ангажированные политические решения — особенно те, что получают наибольший международный резонанс — становятся настоящей головной болью для профессионалов. В первую очередь, это касается сферы безопасности и, в частности, борьбы с терроризмом, которую необходимо вести в рамках международного сотрудничества. Яркий пример — исключение России из «Большой восьмерки» (G8) в марте 2014 г. в связи с присоединением Крыма. Остальные члены этого международного клуба — США, Канада, Великобритания, Германия, Италия, Франция и Япония — вернулись к формату «Большой семерки» (G7).

Вероятно, западные политики увидели в этом шаге очередной рычаг давления, тогда как для профессионалов он обернулся препятствием на пути эффективного сотрудничества. Так, канадский специалист по борьбе с терроризмом Фил Гурски, который взаимодействовал с российскими коллегами в период существования «Большой восьмерки», рассказал в интервью РСМД о важности обмена информацией и призвал искать пути сотрудничества с российской стороной.

Напомним, что в 2018 году саммит G7 пройдет в Канаде в июне. С основными темами саммита можно ознакомиться на официальном сайте.

Для справки: с 2001 по 2015 года Фил Гурски работал старшим специалистом по анализу стратегических проблем в Канадской службе разведки и безопасности (CSIS), специализируясь на вооруженном исламском внутреннем экстремизме и радикализации. До этого, с 1983 по 2001 года, он состоял на службе в Центре безопасности коммуникаций — спецслужбе Канады, отвечающей за внешнюю радиоэлектронную разведку — где специализировался на Ближнем Востоке. Он также занимал должность старшего специального советника в Управлении национальной безопасности в Министерстве общественной безопасности Канады, где специализировался на работе с населением и проведении тренингов по вопросам, касающимся радикализации и насилия. Также, Гурски консультировал антитеррористическое подразделение полицейского департамента провинции Онтарио.

В настоящее время господин Гурски является президентом Borealis Threat and Risk Consulting Ltd. — агентства, которое консультирует и проводит тренинги в области безопасности, ситуаций в зонах конфликтов и в сфере борьбы с терроризмом. Фил Гурски является профессором Колледжа Джорджа Брауна в Торонто, где специализируется на анализе разведывательной информации, и сотрудником Карлтонского университета. Он ассоциированный исследователь Международного центра по борьбе с терроризмом (ICCT) в Нидерландах и автор четырех книг по проблеме террористической угрозы и радикализации.

gurskwebi.jpg

Вы специализируетесь на исламском экстремизме. Как бы Вы оценили уровень опасности в Канаде?

Фил Гурски: В настоящее время уровень опасности в Канаде официально обозначен как «средний», но если посмотреть на события последних 15–20 лет, то я бы назвал его относительно низким. У нас не было крупных терактов здесь, в Канаде. Порой их предотвращали компетентные органы, но у нас никогда не было ничего наподобие Барселоны, Ниццы или Лондона. Поэтому, он (ред. прим: уровень террористической опасности) относительно низкий, но, тем не менее, является приоритетным направлением работы для служб безопасности.

Кроме того, есть канадцы, которые уезжают из страны, чтобы примкнуть к таким группировкам, как Исламское государство, и осуществляют теракты за пределами Канады. Конечно же, мы обеспокоены тем, что существует вероятность, что некоторые из них могут вернуться домой с радикальными взглядами и совершить что-то в Канаде. В целом, Канада не является приоритетной целью для террористических группировок. Я имею в виду, что они присматриваются к Канаде, но Соединенные Штаты и Великобритания гораздо более важная цель для них, чем Канада. Поэтому мы должны быть бдительными, но паниковать не нужно.

У Вас большой опыт работы специалистом по анализу стратегических проблем в спецслужбах Канады. На Ваш взгляд, какие сегодня основные вызовы международной безопасности?

Ф.Г.: Основные вызовы заключаются в большом количестве различных террористических группировок, которые действуют по всему миру. И мы знаем, что граждане многих стран собираются присоединиться к этим группировкам. Поэтому я считаю, что мы должны сотрудничать как можно больше по Сирии и Тунису, чтобы мы могли работать на предотвращение атак. Перед нами стоят задачи найти способы обмениваться информацией, чтобы мы, как международное сообщество, были бы лучше подготовлены к предотвращению терактов.

Вы говорили, что у Вас есть опыт взаимодействия с российскими коллегами. Если не секрет, в чем он заключался? Какие у Вас впечатления?

Ф.Г.: Я сотрудничал с российскими представителями власти, когда Россия была членом «Большой восьмерки» — группы государств, куда Россия уже больше не входит. Я пришел к заключению, что «Большая восьмерка» — это хороший форум, хорошее место встречи сотрудников разведывательных служб, где можно собраться вместе и поделиться тем, над чем сейчас идет работа, какой уровень угрозы. Опять же, я большой сторонник обмена информацией. Поэтому, тот факт, что Россия больше не является членом «Большой восьмерки»… Я считаю, что мы должны найти способы сотрудничать — разумеется в определенных рамках — и перехватить инициативу у правительств и министерств иностранных дел, потому что терроризм — это угроза, с которой все мы сталкиваемся и это угроза для всех нас.

В настоящее время вы даете консультации по вопросам противодействия терроризму. Исходя из Вашего опыта, какие самые распространенные ошибки в этой области?

Ф.Г.: Самая большая ошибка думать, будто терроризм — это нечто такое, что происходит только в определенных общинах. Например, есть люди, которые считают, что все мусульмане террористы. Во многих странах есть множество типов группировок, множество типов идеологий. Я считаю, что государства не совсем понимают полезность работы с общинами с целью идентификации тех, кто может представлять угрозу или выявления людей, которые, возможно, уже начали мыслить в этом направлении, но которых еще можно увести с этого пути через правильное вмешательство.

Поэтому я полагаю, что люди не совсем понимают, что борьба с терроризмом — это не только служба безопасности, не только полиция. Это проблема всего общества. Для того, чтобы люди не становились террористами, мы должны работать вместе как сообщество правительств и граждан и быть более информированными. И тогда мы сможем работать вместе, чтобы не допустить совершение террористических актов.

Три Ваши книги на тему терроризма уже опубликованы: «Угроза изнутри: Как распознать радикализацию и терроризм в духе Аль-Каиды на Западе» (The Threat from Within: Recognizing Al Qaeda-Inspired Radicalization and Terrorism in the West), «Иностранные боевики с Запада: угроза отечеству и международной безопасности» (Western Foreign Fighters: The Threat to Homeland and International Security), «Малые джихады: как исламский экстремизм попадает в мир» (The Lesser Jihads: Bringing Islamist Extremism To The World). И четвертая книга — «Конец войны против терроризма» скоро выйдет в свет. Скажите, какие основные идеи заложены в этих книгах?

Ф.Г.: Первая книга называется «Угроза изнутри» и она рассматривает радикализацию как явление: что это такое, как она выглядит, а также нацелена на то, чтобы научить читателей выявлять признаки радикализации индивидуумов в сторону насилия. Вторая книга под заголовком «Иностранные боевики с Запада» рассматривает феномен граждан западных стран, которые отправились воевать вместе с «Исламским государством» в 2013, 2014 и 2015 годах. В ней обсуждается, почему они уехали, какую угрозу они несут, а также проблемы борьбы с теми, кто вернулся на родину. Третья книга называется «Малые джихады» и это книга о том, что происходит после «Исламского государства», то есть о наследии других типов конфликтов, о людях, которые уезжают, чтобы принять участие в деятельности террористических групп. Здесь рассматриваются два десятка конфликтов по всему миру.

Моя четвертая книга называется «Конец войны против терроризма» и это ретроспективный взгляд на борьбу с терроризмом начиная с 11 сентября. Анализ того, что мы сделали хорошо, а что мы сделали не очень хорошо. И, вероятно, есть смысл рассматривать борьбу с терроризмом как проблему всего общества, а не военную проблему или проблему разведки и национальной безопасности. Я провел много времени размышляя о том, где мы должны остановиться, чего достигли в этой войне. Нам необходимо взглянуть на это более творчески, чтобы найти наилучшее решение. Книга выходит в свет в сентябре этого года.

Поделиться статьей

Текущий опрос

Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся