Блог Олега Шакирова

Некоторые практические особенности цифровой дипломатии США

18 Марта 2016
Распечатать

Вчера, 17 марта, в Американском центре при посольстве США в Москве прошла лекция Джонатана Хеника о цифровой дипломатии. Хеник – карьерный дипломат, занимающийся публичной дипломатией и работавший в ряде стран, в том числе в Азербайджане, Турции и Узбекистане, сейчас является первым заместителем координатора международных информационных программ. Его подразделение, Бюро международных информационных программ (БМИП) – это примерный аналог Департамента информации и печати в МИД России. В лекции Хеник говорил об изменениях в дипломатии и работе дипломатов по мере развития информационных и коммуникационных технологий (ИКТ) и, в частности, о том, как Государственный департамент США использует возможности интернета для публичной дипломатии. В данной заметке я хочу кратко перечислить ряд особенностей, непосредственно касающихся практики американской цифровой дипломатии.

 

БМИП координирует работу сайтов всех представительств США за рубежом в более чем 140 странах. Непосредственно сайтом управляют сотрудники на местах, из Вашингтона же обеспечивают единообразие внешнего вида всех сайтов, имеют доступ к статистике посещений страниц, а также помогают готовить контент. Сайты всех американских посольств выглядят одинаково, что по словам Хеника важно для того, чтобы посетители сайтов понимали, что они имеют дело с американским представительством в интернете. БМИП может видеть статистику посещений страниц на сайтах всех посольств, и эту информацию активно используют. Так, статистика показывает, что одними из самых популярных являются вопросы, связанные с визами. Исходя из этого, сотрудники могут с одной стороны подготовить дополнительные материалы по этой теме, а с другой – подумать, как конвертировать посещаемость раздела о визах в интерес к другим разделам сайта.

 

Что касается подготовки контента, то здесь развитие цифровой дипломатии подтолкнуло американцев к интересным изменениям. Если попробовать привести сравнение, то сейчас БМИП и посольства работают как большое медиа с региональными подразделениями. Часть контента создаётся на местах, часть – централизованно в Вашингтоне, для чего в 2014-м Госдепартамент запустил платформу ShareAmerica. БМИП размещает на ShareAmerica материалы, которые посвящены самым разным темам, связанным с Америкой и продвигающим американские ценности и интересы (The Washington Times отмечает, что «чиновники из Государственного департамента занимают либеральную позицию в том, что является отражением американских интересов»). Название платформы оправдано тем, что материалы подготавливаются в формате, которым удобно делиться в социальных сетях. Таким образом, у посольств есть доступ к пулу фото-, видео- и текстовых материалов, которые они могут использовать с учётом того, что будет представлять интерес для аудитории на местах. При необходимости Вашингтон помогает переводить материалы на соответствующие языки в стране пребывания.

 

Как отмечает Хеник, в связи с большим вниманием к цифровой дипломатии БИМП перераспределило ресурсы в пользу материалов «малой формы» и отходит от принятого прежде формата многостраничных публикаций в печатной форме. В Бюро по этому поводу идут споры, некоторые жалуются, что ориентированная на интернет-аудиторию информация по стилю всё больше напоминает развлекательный BuzzFeed. Хеник говорит, что ему понятны такие замечания, и что они отчасти объясняются сложностью адаптации дипломатов из эпохи до интернета к новым условиям, но всё же считает, что нет смысла продолжать работать над «большой формой», которую всё равно никто не будет читать в век дефицита внимания. В целом подготовка контента с учётом доступа к статистике посещений становится более аналитической – дипломаты смотрят, что интересно аудитории, как и чем они делятся, и опираются на это в своей работе.

 

Помимо текстов Госдепартамент использует видео-ролики, например, для представления новых послов или на связанные с Америкой темы через ShareAmerica. Видео используется для интерактивного общения, когда пользователи могут задать вопрос в режиме реального времени. Ещё один формат, используемый в цифровой дипломатии США, – это онлайн-курсы. Госдепартамент и посольства своими силами проводят курсы английского, а также дают ссылки на массовые онлайн-курсы, предоставляемые американскими университетами на сайте Coursera.

 

Наконец, самым заметным элементом американской цифровой дипломатии является присутствие в социальных сетях. В БМИП есть команда, которая оказывает поддержку посольствам по работе в соцсетях в том, что касается обучения, обмена лучшими практиками, консультациям по продвижению и рекламе в соцсетях, если это необходимо. В презентации Хеника появлялся и логотип Hootsuite, сервиса, который американские дипломаты, очевидно, используют для управления несколькими аккаунтами в разных соцсетях.

 

В завершение Хеник озвучил три фактора, которые он по собственному опыту считает ключевыми для успешной цифровой дипломатии. Во-первых, ключевым является локальный уровень, поскольку действуя на местах можно добиться такого вовлечения, какого не удастся добиться, работая только из центра. В частности, важно вести общение в интернете на местном языке. Во-вторых, важна гибкость и изобретательность, поскольку ландшафт в интернете меняется стремительно, и популярность социальных сетей, например, не является чем-то заданным. В-третьих, цифровая дипломатия – это двусторонний обмен, и она будет успешна тогда, когда осуществляется во взаимодействии с аудиторией, а не только для распространения информации. Отвечая на вопросы, Хеник скромно признался, что не считает цифровую дипломатию Америку лучшей. По его мнению наиболее интересными примерами являются отдельные дипломаты, которые осваивают новые ИКТ и понимают, как использовать их в интересах своих стран.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся