Блог Софии Емельяновой

Эволюция китайского внешнеполитического подхода в формате БРИКС

1 Апреля 2020
Распечатать

С конца XX в. система международных отношений претерпела существенные изменения. Вместе с трансформацией международной системы изменяется и формат международного сотрудничества. Одним из ключевых объединений, в рамках которых государства имеют возможность реализовывать свои цели и решать насущные проблемы является БРИКС. Подход Китая в рамках БРИКС особенно актуален, так как на протяжении последних лет заметен значительный рост влияния данного государства на экономическое развитие других ведущих держав мира. Более того, с конца XX в. Китай перешел к политике реформ и открытости, а его внешнеполитический курс значительно изменился и нуждается в детальном рассмотрении.

Трансформация внешней политики Китая в рамках БРИКС

Если взглянуть на историю, то можно проследить тенденцию изменения внешнеполитических курсов государств. Подобные изменения обусловлены рядом факторов, таких как уровень экономического развития той или иной страны, состояние мировой политики и взаимоотношения с другими государствами, демография и пр. Китай в этом не исключение. На протяжении длительного времени Китай придерживался политики закрытости и изолированности от внешнего мира. Сформулированная во второй половине XX в. политика Китая «таогуан янхуэй» (с кит. 韬光养晦 дословно переводится как «скрывать способности и ждать своего часа») на современном этапе всё больше теряет позиции. В те времена китайские лидеры полагали, что при доступных Китаю ресурсах ему не следует вмешиваться в мировые конфликты, пытаться решать чужие проблемы и вступать в коалиции. Однако рубеже XX – XXI вв. произошёл перелом в распределении сил на мировой арене и всё больший вес стали занимать державы с растущими рынками.

Примечательно определение классика теории реализма Д. Мершаймера, который говорил: “Процветающий Китай не станет силой, признающей сложившееся status quo, но превратится в агрессивное государство, претендующее на утверждение своей гегемонии в регионе”. Очевидно, что подобные оценки не могли оставаться незамеченными китайским руководством, и оно осознало необходимость концептуального обоснования своего внешнеполитического курса и развития идеи мирного наращивания своей мощи. В момент создания БРИКС в 2008 г. китайское руководство возглавлял Ху Цзиньтао. Его правление (2002–2012 гг.) можно охарактеризовать как переход страны от закрытости и осторожности к активному включению в мировые институты. Возникновение БРИКС является проявлением нового внешнеполитического курса Китая под названием «фэньфа ювэй» (с кит. 奋发有为 дословно переводится как упорно работать, чтобы проявить себя). Новый курс Китая нацелен на повышение его роли среди ведущих держав мира, развитие интеграционных процессов и включение в глобальные процессы. Важным фактором, указывающим на возросшую мощь Китая на том этапе, являлось введение ряда санкций против государств, которые по мнению Китая пытались вмешаться в его внутренние дела. Несмотря на то, что санкции носили ограниченный характер, это явилось проявлением экономического воздействия Китая на другие державы. Так, в 2010 – 2012 гг. по различным причинам санкции были введены против Франции, а затем Норвегии и Японии. В годы правления Ху Цзиньтао в китайской дипломатии выделялось три основных направления. Первое – политика в отношении ведущих держав мира (США, Россия, Япония, некоторые страны ЕС). Второе – политика на уровне региона, подразумевающая недопущение создания антикитайских коалиций. Третье – политика в отношении развивающихся государств в Африке, Латинской Америке и на Ближнем Востоке, в частности обеспечение тесных контактов с целью заручиться поддержкой и обеспечить Китай энергоресурсами. Таким образом, на всех трёх перечисленных уровнях внешнеполитические концепции Китая, направленные на то, чтобы «оставаться в тени» постепенно начинают пересматриваться. К концу правления Ху Цзиньтао Китай окончательно перешёл к решительной активной внешней политике.

В 2013 г. на смену Ху Цзиньтао пришёл Си Цзиньпин, который во многом продолжает намеченную в начале XXI в. политику по сей день, однако она также претерпела некоторые изменения. В курсе Си Цзиньпина чётко прослеживается намерение вывести Китай на уровень ведущих мировых держав, которые на современном этапе устанавливают «правила игры». Сегодня БРИКС рассматривается Китаем как своеобразный рычаг давления на Западный мир. Для достижения сбалансированного развития мировой экономики и эффективного глобального управления Китай призывает партнёров по БРИКС к реализации следующих направлений:

  • содействие реформированию мировой финансовой системы, то есть создание НБР БРИКС, выравнивание уровней участия стран в МВФ и ВБ);
  • упорядочение финансовых процессов. Например, в марте 2019 г. страны БРИКС приступили к созданию единой платёжной системы BRICS Pay, аналогичной Apple pay и другим сервисам. Подобный шаг устремлён в сторону снижения зависимости от доллара, это так называемая политика «дедоллоризации». При совершении безналичных транзакций через Apple pay и другие системы, национальные валюты стран БРИКС (рубль, юань и др.) проходят конвертацию в доллар через американские банки, что в условиях санкций и торговой войны США и Китая создаёт дополнительные риски;
  • удаление особого внимания глобальным вызовам (здравоохранению, продовольственной безопасности, наличию энергоресурсов и пр.);
  • развитие сотрудничества государств – членов БРИКС.

Более того, через развитие подобных многосторонних форматов Китай с каждым годом всё больше стремится укреплять двусторонние связи и взаимную торговлю с государствами – участниками БРИКС и взаимную торговлю.

На современном этапе Китай всё чаще отходит от базовых концепций, заложенных ранее, изменяет своё отношение к многосторонним институтам и консолидации сил. Внешнеполитическая стратегия Китая всё еще находится на стадии формирования, однако уже намечен вектор дальнейшего развития.

Состояние российско-китайского сотрудничества в рамках БРИКС

Перед рассмотрением российско-китайского сотрудничества в рамках БРИКС следует обратиться к тому, что связывает эти два государства. Невозможно не принимать во внимание исторический контекст и в некотором отношении схожесть идеологического развития двух стран в XX в. В 1949 г., когда произошло образование КНР, Россия (на тот момент СССР) первой признала это государство, тогда же между ними были установлены дипломатические отношения. С приходом Коммунистической партии Китая (КПК) к власти, СССР делает шаги по оказанию финансовой и интеллектуальной помощи Китаю. Важным шагом в установлении договорных отношений между Китаем и СССР стало подписание в 1950 г. Договора о дружбе, союзе и взаимной помощи между СССР и КНР. В рамках оказания помощи между государствами был также заключен ряд договоров о восстановлении строительства на территории Китая промышленных объектов. Например, в феврале 1950 г. было подписано соглашение об оказании СССР помощи КНР по строительству и реконструкции пятидесяти крупных предприятий. Впоследствии это сыграло важную роль в развитии российско-китайских отношений несмотря на то, что во второй половине XX в. страны испытывали трудности в двусторонних отношениях. Более того, на данный момент в Азиатском регионе у Китая нет союзников в полной мере, так как страны региона опасаются усиления Китая. В связи с этим в регионе практически нет государств, у которых не было бы каких-либо споров с Китаем, а следовательно, дружеские отношения с Россией особенно важны для него. Более того, в российских экспертных кругах существует мнение, что Россию и Китай можно считать союзниками по многим аспектам, в частности эта позиция не раз была подтверждена выступлениями официальных лиц России.

foto1.jpg

Источник: pnzgu.ru

Сейчас Россия и Китай рассматривают друг друга как партнёров. В частности, в 2013 г. Си Цзиньпин и В. В. Путин подписали Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики о взаимовыгодном сотрудничестве и углублении отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия.

Среди основных осей сотрудничества стран в формате БРИКС можно отметить проведение политики сопротивления усилению позиций США в АТР. Стремительное развитие Китая вызывает опасения у США, в результате чего в последние годы они активно обращают внимание на регион. В годы президентства в США Барака Обамы Вашингтон устанавливал тесные связи с азиатскими странами, расширял военное партнёрство в регионе и вступал в различные альянсы, например в 2012 г. был совершён визит в Мьянму. Также важно обратить внимание на Индо-Тихоокеанскую стратегию США, которую следует рассматривать с точки зрения попытки усилить порядок, основанный на правилах, и уравновесить набирающий силы Китай. Для России подобное усиление позиций США в регионе создаёт угрозу дополнительного очага конфликтов, поэтому среди приоритетов Китая и России в рамках БРИКС остаётся взаимное сотрудничество и укрепление связей.

Другая ось сотрудничества России и Китая в формате БРИКС – торговая сфера. Важно отметить изменения, произошедшие в сфере торговли между двумя государствами. В 2006 г. товарооборот между странами составлял 28668 млн. долл. США. Экспорт РФ составлял 15758 млн долл. США, а импорт 12910 млн долл. США. Впоследствии за годы существования БРИКС товарооборот между Россией и Китаем увеличились в несколько раз. К 2017 г. объём товарооборота составил 58296 млн долл. США, увеличившись на 203 %. Одновременно с этим экспорт вырос на 147 %, а импорт на 272 %. На данный момент основными статьями экспорта из России в Китай являются нефтегазовые продукты, древесина, химическая промышленность и сельскохозяйственная продукция. Китайский импорт в Россию имеет намного большие объёмы и включает в себя большое количество различной продукции. Лидирующие позиции занимает импорт текстиля.

Также в настоящий момент активно развиваются отношения России и Китая в сфере энергетики. Сегодня АТР – мировой лидер по потреблению энергии. Согласно Global Energy Statistical Yearbook 2019 в 2018 г. потребление Китая составило 3,164 млн. тонн нефтяного эквивалента, что объясняется ускоренным развитием стран АТР и увеличивающимся спросом на энергоносители. Энергетическое сотрудничество со странами АТР приобретает большую значимость для РФ не только в силу реализации инфраструктурных проектов, но и в связи с отношениями с Западом. Сотрудничество РФ и Китая в сфере энергетики представляет собой стратегическое и взаимовыгодное партнёрство. Оно способствует укреплению энергобезопасности в Северо-Восточной Азии. Более того, оно открывает новые возможности развития ТЭК обеих стран. А также РФ получает финансовую поддержку дорогостоящих проектов, реализация которых без иностранных вложений была бы невозможна.

Таким образом, внешнеполитический курс Китая за последние несколько десятилетий существенно изменился и перешёл от политики закрытости к политике открытости. Новая роль Китая в мире, несомненно, вызвала у других стран опасения относительно перераспределения сил на мировой арене, а Китай стал активно включаться в интеграционные объединения и выстраивать партнёрские отношения с рядом стран. Отношения России и Китая в рамках БРИКС являются стратегически важным аспектом внешней политики обоих государств. На современном этапе отношения между двумя странами идут по восходящей линии и всё в большей степени укрепляются, о чём свидетельствует согласование мнений лидеров стран по некоторым международным вопросам, выстраивание диалога и поддержание дружественных отношений. В условиях изменяющегося мира сложно предсказать, как изменится вектор сотрудничества в будущем, однако на данном этапе можно с уверенностью утверждать, что в ближайшие десятилетия страны будут придерживаться уже существующего курса и взаимно дополнять друг друга на мировой арене, а БРИКС в данном контексте является надёжной площадкой для расширения сотрудничества стран.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся