Блог экспертов РГГУ

Людмила Печищева: Кашмирский вопрос: турбулентность VS постоянства

25 Сентября 2019
Распечатать

После Второй мировой войны великие державы, хотя и под своим непосредственным контролем совместно с ООН, но все-таки дали карт-бланш воодушевленным политическим лидерам Азии и Африки на создание новых государств, находившихся долгое время под колониальным надзором. Не стали исключением Индия и Пакистан после объявления британским правительством о намерении предоставить независимость своим колониальным владениям в Южной Азии.

Однако что-то пошло не так после ухода британского правительства из южноазиатского региона. Получившие в 1947 г. независимость Индия и Пакистан (Бангладеш отделился от Пакистана только в 1971 г.) приобрели сложно разрешаемые территориальные, этнические и религиозные проблемы из-за Кашмира.

Бесспорно, вызывает сложность понимания действий, которыми руководствовался Хари Сингх, правитель Кашмирского княжества (Джамму и Кашмир) с большинством мусульманского населения, при выборе тактики переговоров с лидерами Индийского Союза и Доминиона Пакистан. Первоначально Хари Сингх планировал создание независимого Кашмира, но учитывая экономическую и политическую несоразмерность Индии и Пакистана Кашмиру, сложно говорить о переговорах на равных с предоставлением по итогам абсолютного суверенитета княжеству и его признания как отдельного субъекта в формировавшейся биполярной системе международных отношений. После вспыхнувших беспорядков в Кашмире, Хари Сингх попросил помощи у индийского правительства, которое сразу же предоставило как поддержку, так и особый статус княжеству, включив его уже в октябре 1947 г. в состав Индийского Союза.

pechisheva.jpg

Источник: Reuters

Так, Кашмир стал политическим яблоком раздора между Индией и Пакистаном и болевой точкой на глобальной геополитической карте. Из-за спорной кашмирской территории разгорались индийско-пакистанские войны (1947-1948, 1965, 1971, 1999 гг.), не говоря уже и о многочисленных время от времени вспыхивающих до сих пор провокациях, кровопролитных столкновениях, терактах и перестрелках на границе между Индией и Пакистаном. Кашмирский конфликт осложняется и тем, что Индия и Пакистан обладают ядерным оружием, ежегодно наращивают свою военную мощь, модернизируя армию и военную технику. Сепаратистские настроения в регионе не затухают, что приводит к постоянным столкновениям сторонников и противников предоставления независимости Кашмиру. Индийской и иностранной разведкой были выявлены нелегальные тренировочные базы боевиков на территории Кашмира. Поэтому Индия негативно реагирует на любую военно-техническую помощь Пакистану другими странами и совместные военные учения на пакистанской территории.

Кроме того, растущая вовлеченность Пакистана вместе с Бангладеш в китайский проект «Новый Шелковый путь» («Один пояс – Один путь») не только дестабилизирует баланс сил в Южной Азии, но и толкает Индию на сближение со своими партнерами и союзниками такими, как США и Израиль, тем самым, еще более отдаляя индийское государство от своих соседей. В то время как растет доверие между американским правительством и индийским, напротив, происходит охлаждение индийско-китайских отношений, негативно сказываясь на урегулировании в будущем до сих пор неразрешенных территориальных споров между Индией и КНР по Аксайчину и штату Аруначал-Прадеш.

К тому же, подписанный в 2016 г. «Меморандум о соглашении по логистическому обмену» (ЛЕМОА) между Индией и США негласно делает их военными союзниками, хотя индийское правительство официально заявляет, что всегда будет придерживаться принципа неприсоединения к каким-либо военным союзам и блокам. Однако, согласно меморандуму «ЛЕМОА», военно-морские силы США, используя индийские военные базы, теперь с комфортом размещаются в Индийском океане, оказывая влияние на расстановку сил не только в Южной Азии, но и в АТР. Китай и Пакистан нацелены углублять свое политическое и военное сотрудничество, а также расширять экономические связи, задействую в проекте «Новый Шелковый путь» в больше степени не Индию, а Бангладеш, Казахстан, Мьянму и страны ЕС.

Решение ситуации в Кашмире зависит и от авторитета индийского и пакистанского лидеров, которые используют дипломатию и переговоры для привлечения на свою сторону политиков из разных стран. Индийский премьер-министр Нарендра Моди, лидер партии «Бхаратия джаната парти» (БДП), смог благодаря своему политическому влиянию улучшить отношения с Саудовской Аравией и ОАЭ, а также добиться нейтралитета Мальдив и Бангладеш по кашмирскому вопросу. Это и есть дипломатический успех политика, который неуклонно следует постулатам своей партии и обещаниям, данным еще своим избирателям во время предвыборной кампании 2014 г. Партия «Бхаратия джаната парти» (БДП) постоянно выступала за отмену особого статуса Джамму и Кашмира. И летом 2019 г. правящей индийской партии БДП удалось переломить ситуацию. В августе 2019 г. в связи с реорганизацией правительства Индии был приостановлен ряд положений индийской конституции, включая и статьи 370 и 35А, касающиеся кашмирского вопроса. Таким образом, отменив особый статус Кашмира и включив его в Индийский союз, решение индийского правительства, которое было нацелено взять под полный контроль территорию Кашмира, привело к осложнению индийско-пакистанских отношений. Как правительство Индии, так и Пакистана стремятся укрепить целостность и единство своих государств, защитить национальные интересы и не допустить эскалацию конфликта, однако не всегда удается сохранить этот хрупкий баланс. Международная обстановка в эпоху турбулентности постоянно меняется, но кашмирский вопрос, к сожалению, остается неизменным и трудноразрешимым.

Об авторе:

Людмила Печищева - кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ФМОиЗР ИАИ РГГУ; научный сотрудник ЦИОПСВ ИВ РАН

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся