Блог экспертов РГГУ

Евсей Васильев: Возглавляемая США коалиция переходит к плану «Б»

4 Декабря 2015
Распечатать

Получив санкцию британского парламента, 3 декабря королевские ВВС нанесли первый удар по «Исламскому государству» (ИГ). Несмотря на скромные масштабы, воздушная операция призвана продемонстрировать сам факт участия Великобритании в «реальной борьбе» с террористами.

 

Ранее, 1 декабря Федеральное правительство Германии также приняло решение об участии военнослужащих бундесвера в антитеррористической операции на территории Сирии и Ирака.

 

Конечно, учитывая плачевное состояние вооруженных сил Германии, вряд ли участие немецких военных в крупнейшей за всю послевоенную историю страны зарубежной миссии способно кардинально изменить ход войны с ИГ.

 

Оба этих события имеют, скорее, политическое значение, чем военное. Их можно отнести к первым практическим результатам серии встреч президента Франции Франсуа Олланда с лидерами США, России, Германии, Италии и Великобритании, которые были посвящены вопросам формирования широкой антитеррористической коалиции в качестве ответа на резонансные теракты в Париже 13 ноября.

 

Наблюдаемый сейчас «всплеск» воинственных настроений в Великобритании и Германии проходит на фоне громких разоблачений Турции и лично Эрдогана со стороны Минобороны России, последовавших после инцидента с Су-24. Кстати, атака российского бомбардировщика турецкими ВВС 24 ноября совпала по времени с переговорами Франсуа Олланда с Бараком Обамой.

 

Так что же это – контуры той самой широкой антитеррористической коалиции по «реальной борьбе» с ИГ или попытка западных стран сделать хорошую мину при плохой игре?

 

После очевидного провала одобренной американским конгрессом и президентом США программы Пентагона по подготовке «повстанцев» из числа «умеренной оппозиции», в качестве своих основных партнеров в борьбе с ИГ США стали рассматривать «Отряды народной самообороны» сирийских курдов.

 

Так, еще 12 октября появилась информация, что под эгидой  возглавляемой США коалиции против «Исламского государства» заключен военный союз курдов и сирийской оппозиции, получивший название «Демократические силы Сирии». Однако широко анонсированного наступления на «столицу» ИГ – город Ракку – так и не последовало.

 

Зато в конце октября под предлогом помощи курдам в борьбе с ИГ администрация США заявила о намерении направить в Сирию американский спецназ. Тогда же, задолго до инцидента с российским военным самолетом, сообщалось, что Вашингтон направит на свою базу Инджирлик в Турции дополнительную авиацию, в том числе истребители F-15 и штурмовики А-10.

 

Уже 26 ноября в находящийся под контролем курдов сирийский город Кобани прибыл отряд из 50 американских военнослужащих. При этом в Пентагоне не скрывают, что планируют увеличить численность военного контингента США в Сирии.

 

Вполне вероятно, что та спешка, с которой союзники американцев по НАТО – немцы и англичане – готовятся к участию в сирийской войне, объясняется не столько дипломатическими усилиями Франсуа Олланда, сколько союзническими обязательствами перед США.

 

С этой точки зрения, участие французского авианосца «Шарль де Голь» в совместной с Россией войне против ИГ выглядит, скорее, как личная инициатива Олланда, чем скоординированные действия разрекламированной президентом Франции широкой антитеррористической коалиции.

 

При этом очевидно, что в США без особого восторга отнеслись к российской инициативе перекрыть участок сирийско-турецкой границы, через который, по данным Минобороны России, проходит подконтрольный джихадистам контрабандный канал транзита краденой нефти.

 

Вполне вероятно, что наземный контингент международной коалиции будет перебрасываться с территории Турции. При этом в той же Германии, к примеру, уже поспешили заявить о том, что не будут согласовывать с Россией свои действия в Сирии. Как нетрудно догадаться, разрешения на проведение военной операции у официального Дамаска тоже никто спрашивать не собирается.

 

Похоже, что возглавляемая США коалиция переходит к плану «Б». О чем это говорит?

 

Во-первых, в Вашингтоне, скорее всего, пришли к выводу о необходимости наземной операции при поддержке союзников. Можно спорить о ее масштабах, но ее проведение – лишь вопрос времени.

 

Во-вторых, спешные действия Великобритании и Германии носят явно вынужденный характер, поскольку преследуют две основных цели:

1) присоединиться к будущему «лагерю победителей» в войне с «Исламским государством», близким к военному поражению;

2) оттеснить внимание от союзнической Турции, ставшей сегодня главным объектом критики из-за фактов пособничества террористам.

 

В-третьих, идея создания широкой коалиции западных стран с участием России в предложенном Олландом формате фактически провалилась. США, имеющие серьезное влияние на своих союзников по НАТО, не станут добровольно уступать России лидирующую роль в борьбе с ИГ, чтобы избежать нежелательного для американцев усиления позиций Москвы на Ближнем Востоке.

 

Для всего мирового сообщества, за исключением, пожалуй, Катара и Саудовской Аравии, ИГ давно стало абсолютным злом, а это значит, что его больше нельзя использовать как инструмент политического и военного давления на Башара Асада.

 

Сегодня для всех уже очевидно, что «Исламское государство» должно быть стерто с лица земли. И чем раньше, тем лучше. В складывающихся условиях США и их союзники вынуждены как можно скорее внести свой вклад в победу над ИГ, чтобы иметь возможность диктовать другим странам условия послевоенного мира.

 

Е. В. Васильев, к.п.н., доцент кафедры международной безопасности ИАИ РГГУ

 

http://vz.ru/opinions/2015/12/4/781876.html

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся