Блог Натальи Ивкиной

Перспективы германо-американских отношений при Байдене: новые горизонты или старые проблемы

23 Декабря 2020
Распечатать

Одной из наиболее обсуждаемых новостей второй половины 2020 г. стали выборы в США. Пока еще действующий Президент Дональд Трамп и его основной оппонент Джо Байден использовали как уже хорошо известные инструменты продвижения своих предвыборных кампаний, так и новые механизмы. В связи с пандемией COVID-19 сами выборы отличались от ранее проводившихся в США возможностью дистанционного голосования, что дало повод для проигравшей стороны подавать апелляции и требовать пересмотра голосования в ряде штатов.

s1.reutersmedia.jpg

Reuters

Тем временем в Европе активно следили за ходом выборов. Европейские новостные агентства ежедневно публиковали многочисленные материалы о дебатах представителей демократической и республиканской партий, зачастую ассоциируя Джо Байдена с возвращением к «исконно демократическим» американским устоям, и, критикуя Трампа за слишком неформальное поведение в предвыборный период. Особое напряжение испытывала немецкая сторона, которая считает себя пострадавшей от жесткой политики Трампа.

Прохладное и даже слегка пренебрежительное отношение к немецким партнерам Трамп демонстрировал неоднократно. Достаточно сравнить визиты Эмануэля Макрона и Ангелы Меркель в Белый Дом в 2018 г. Несмотря на то, что визиты французского и немецкого лидеров состоялись с разницей в несколько дней, Макрон был принят американским Президентом по всем канонам встречи на высшем уровне, тогда как Меркель была назначена лишь формальная рабочая встреча. В СМИ также просачивалась информация о том, что и в телефонных разговорах Трамп берет с Канцлером Германии недопустимый тон, ставив ее в неудобное положение.

Окружение Трампа в не меньшей степени способствовало созданию напряженности в двусторонних отношениях. Так, например, Ричард Гренелл, американский посол в Германии, пренебрегая правилом дипломатического невмешательства во внутренние дела суверенного государства, неоднократно публично критиковал политику «открытых дверей» Меркель по миграционному вопросу. Интересным является тот факт, что после прекращения своей службы в качестве американского посла в Германии в начале 2020 г. Гренелл получил должность исполняющего обязанности директора национальной разведки США. Предполагается, что у него достаточно квалификации для работы с ведущими разведывательными структурами страны.

Показное нежелание полагаться на американо-германские отношения в диалоге с Европой подтверждалось и реальными политическими событиями. Ранее одним из самых скрепляющих элементов взаимодействия была военная сфера и сотрудничество США и Германии в рамках НАТО. Тенденция полагаться на трансатлантической партнерство помогла Германии не только избавиться от образа «вражеского государства» (несмотря на то, что в 1973 г. Германия присоединилась к ООН и официально освободилась от этого статуса, у стран-победительниц Второй мировой войны сохранялось недоверие к ее инициатору), но и до сих пор позволяет чувствовать свою защищенность. Трамп по аналогии с риторикой первой администрации Джорджа Буша мл. начал ломать атлантическую повестку дня. Он не только потребовал увеличения европейского (в том числе и немецкого) вклада в поддержку организации, но и инициировал сокращение военного присутствия в Германии.

Казалось бы у немцев, чей военный потенциал хоть и не идет в сравнение с рядом других стран (13 место в мире и 4 место в ЕС), но все же так или иначе обеспечивает суверенитет страны, это не должно было вызвать какого-то открытого отторжения. Присутствие американских сил, наоборот, сокращает возможность самостоятельного принятия решений в сфере политики и обороны. Но реакция немецкой политической элиты оказалась крайне негативной в отношении перспективы вывода американских сил. Основной упор в официальных заявлениях Министра обороны Германии Аннерет Крамп-Карренбауэр делается на снижение безопасности федеральных земель и на необходимости как-то возместить ущерб1, если вывод войск все же состоится. Однако это заявление выглядит крайне неубедительно. Прямой угрозы безопасности Германии нет, единственная страна, чей образ можно будет использовать в рамках создания мнимой угрозы для остановки вывода сил – это Россия. Но как раз она в этом контексте практически не упоминается, исключение составляют откровенно пропагандистские СМИ Германии, у которых есть свои задачи.

Это связано с тем, что особая напряженность в германо-американских отношениях возникла в связи в вступлением в активную фазу строительства газопровода Северный поток-2. Можно предположить, что именно он, а вовсе не проблема взносов в НАТО, стал причиной такой жесткой политики Трампа в отношении Германии. В конце концов, вывод американских сил из Германии предполагается в Италию и Бельгию, которые в еще меньшей степени могут гарантировать выполнение своих финансовых обязательств в отношении НАТО (в контексте ситуации с мигрантами, COVID-19 и высокими расходами государственных бюджетов на внутренние потребности). Трамп решил наказать Германию за готовность сотрудничать с Россией в период санкций и нивелирование антироссийской политики НАТО.

Но свои устремления американский Президент завершить не успел, в начале 2020 г. началась предвыборная гонка, в рамках которой Трамп не поменял своего отношения к ситуации. А вот его оппонент Джо Байден оказался более тонким игроком, который заявил, что «Америка вернулась». Это в том числе включает в себя посыл европейским партнерам о возможном возвращении атлантического доверия.

Именно так это было воспринято в Германии. Все надежды на улучшение отношений с США, смягчение риторики были связаны с победой Байдена на выборах. 9 ноября, после оглашения итогов голосования американского населения и задолго до голосования выборщиков, Канцлер Германии А. Меркель выступила с речью, в которой не только прозвучало поздравление в адрес «уже избранного» Президента, но и с чувством облегчения выражена уверенность в возвращении доверия между США и Европой2.

В процессе ожидания смены лидера в США этим чувством надежды и доверия к Байдену «заражали» и население Германии. Успех формирования его образа в СМИ отразился в опросе граждан европейских стран международной исследовательской организацией IPSOS. Им было предложено выбрать одного из двух кандидатов на высший государственный пост в США и итоги голосования немцев оказались предсказуемыми: 62% голосов в пользу Джо Байдена, 10% в пользу Дональда Трампа и 29% не определились с выбором3. Более оптимистичными в отношении Байдена оказались только Швеция и Канада.

В целом модель поведения, на которую рассчитывают в Германии c приходом Байдена, напоминает изречение Александра I «…теперь все будет как при бабушке». Александр симпатизировал политике Екатерины II в значительно большей степени, чем политике своего отца и предшественника Павла I. Также и немецкий истеблишмент ожидает как минимум возвращения к прежнему уровню доверия, который был при Бараке Обаме, то есть хотят быть партнером США не по коалиции, а по союзу.

Здесь возникает закономерный вопрос: оправдаются ли ожидания немцев или политика США в отношении Германии сохранится? Следует обратить внимание на следующие кейсы: отношения по линии НАТО и перспектива вывода американских войск из Германии, Северный поток-2, отношения с Россией.

Что касается, вопросов по линии НАТО, то здесь может быть одна из наиболее оптимистичных ситуаций. Байден, чье становление как политика пришлось на период «холодной войны», явно мыслит трансатлантическими категориями и готов смягчить риторику. Это не значит, что он полностью прекратит все попытки заставить страны-члены Альянса выплачивать положенные взносы, но о перспективе полного вывода американских войск из Германии или их передислокации речь идти не будет.

С Северным потоком-2 ситуация более сложная. В отличие от Трампа, Байден представляется более командным игроком, умеющим опираться на свое ближайшее окружение. А сторонники нового Президента ни раз демонстрировали свое негативное отношение к газовому потоку и тесному сотрудничеству Германии с Россией по этому вопросу. Также представляется маловероятным, что новое американское правительство отменит санкции в отношении российских компаний, имеющих отношение к строительству газопровода. Здесь Германии и другим сторонникам реализации проекта не стоит рассчитывать на изменение позиции. Основной аргумент, почему США противодействуют строительству останется прежним: нежелание углубления зависимости Европы от России.

Как следствие предыдущего кейса не стоит ожидать улучшений отношений с Россией и согласия с позицией ряда немецких политиков и части бизнеса по отмене антироссийских санкций. За время предвыборной кампании Байден проявил себя как политик старой формации, готовый использовать образ России в качестве консолидации западного мира против «общего врага». Германии остается только одно: по-прежнему пытаться усидеть на двух стульях: «газовом» в сотрудничестве с Россией и «политическом» в альянсе с США.


1 - US-Truppenabzug: Kramp-Karrenbauer will Betroffenen helfen. https://www.br.de/nachrichten/bayern/us-truppenabzug-kramp-karrenbauer-will-betroffenen-helfen,S6JBhMW

2 - Merkel congratulates Joe Biden: International reactions on the US election. 2020. https://www.youtube.com/watch?v=8KZOG3aceUk

3 - US-Wahl: Deutsche würden mehrheitlich für Biden stimmen, Trump nur in Russland Favorit. IPSOS. 2020. https://www.ipsos.com/de-de/us-wahl-deutsche-wurden-mehrheitlich-fur-biden-stimmen-trump-nur-russland-favorit

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся