Блог Натальи Ивкиной

Кризис либерально-демократического порядка на фоне коронавируса

15 Апреля 2020
Распечатать
Начало 2020 г. ознаменовалось тревожными новостями из Китайской Народной Республики: новая разновидность коронавирусной инфекции (СOVID-19) стала быстро распространяться по территории страны. На тот момент никто не мог предсказать катастрофических последствий, которые наблюдаются сегодня: в Европе и США ежедневно умирают сотни людей, а в мире практически не осталось стран, в которых нет ни одного заболевшего новым коронавирусом. Помимо того, что вирус представляет опасность для здоровья всего человечества, он еще и станет настоящей проверкой для двусторонних и многосторонних форматов сотрудничества между отдельными странами.
1586886163_3754.jpg

Особенно это касается государств, разделяющих либерально-демократические ценности. В отличие от многих идейно-теоретических концепций, либеральная идеология связана как с внутриполитическим, так и с внешнеполитическим развитием. Внутриполитический аспект емко отразил всего в одной фразе Авраам Линкольн: «Демократия — управление народа, посредством народа и для народа». Что же касается внешней политики, то тут ситуация более сложная. Согласно теории демократического мира, наибольшим преимуществом, которое дает либерально-демократическое устройство — отсутствие военных конфликтов, потому что «демократии не воюют друг с другом». Для доказательства состоятельности данного тезиса в пример приводятся западные модели международных организаций, в первую очередь ЕС и НАТО. Именно они, по мнению американских и европейских исследователей, служат оплотом мира, стабильности и безопасности.

Однако если ранее европейские страны и США успешно боролись в основном с мнимыми, искусственными угрозами (например, ради сохранения НАТО после крушения СССР и распада ОВД), то новый штамм вируса — это реальная проблема, избавиться от которой можно только совместными усилиями. В связи с этим особый интерес вызывает взаимодействие либерально-демократических стран в процессе борьбы с COVID-19 и ликвидации его последствий.

Чего же стоило ожидать от западных стран на фоне разрастающейся пандемии? Ответ прост: взаимопомощи. Такой, которая наблюдалась в 1999 г., когда силы НАТО бомбили Югославию, или в 2001 г., когда некоторые европейские страны поддержали США в борьбе с терроризмом в Афганистане, потом в Ираке. Такое единодушие по вопросу начала военных операций должно было проявиться и в случае с коронавирусом. Чтобы подтвердить или опровергнуть это предположение, а также оценить потенциал либерально-демократического порядка в контексте COVID-19, стоит рассмотреть взаимодействие внутри ЕС и по линии Европа – США.

Что касается первого направления — взаимодействия европейских стран друг с другом, то здесь прогнозы были более радужными. Речь идет о государствах, находящихся в одном регионе, связанных друг с другом членством в международной организации с наивысшим уровнем интеграции, имеющей наднациональные органы. Известно, что при возникновении кризисной ситуации ЕС старается как-то консолидировать свои усилия, выпустить общую программу или совместный план. Однако в случае с коронавирусом этого сделано не было. Каждая страна начала предпринимать собственные усилия борьбы с пандемией, не учитывая при этом наличие Шенгенской зоны, которая и сделала односторонние действия на первых этапах неэффективными. С одной стороны, отсутствие консолидированного решения о закрытии границ было призвано соблюсти основополагающий нормативно-правовой акт ЕС — Маастрихтский договор, с другой стороны, такое решение оказалось хорошим примером нежелания брать на себя ответственность за последствия такого шага.

Стоит напомнить, что подобные колебания уже приводили ЕС к кризису. Это случилось в 2015 г., когда страны Шенгенской зоны долго не решались закрыть внешние и межгосударственные границы в связи с неконтролируемым потоком мигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки. Это стало одним из факторов активизации дезинтеграционных процессов, совокупность которых в последствии сказалась на выходе Великобритании из состава ЕС. Новая угроза коронавируса может оказать еще более пагубное воздействие на евроинтеграцию.

Так, например, Италия и Испания чувствуют себя брошенными в ситуации, когда на их территории наблюдаются самые высокие показатели смертности среди европейских стран. По официальным данным, устойчивый рост заболеваемости новым вирусом в Италии наблюдался с 4 марта 2020 г. (Рис. 1), однако помощь со стороны ЕС в размере 50 млн евро была обещана лишь 22 марта 2020 г., когда количество заболевших в день увеличивалось более чем на 5 тыс. человек, а количество смертельных исходов превысило 600 человек в сутки. Даже Россия, не являющаяся членом ЕС, а, наоборот, ставшая страной, в отношении которой уже несколько лет действуют европейские санкции, раньше других начала отправку гуманитарной помощи в Италию для борьбы с COVID-19.

Рисунок 1. Динамика заболеваемости СOVID-19 в Италии. Источник: Worldometer.

Испания находится в не менее сложной ситуации в связи с пандемией, а настроения правительства и граждан сходны с итальянскими по причине отсутствия европейской поддержки. Ведущий испанский аналитический центр Elcano в конце марта 2020 г. выпустил большой доклад, в котором подтвердил, что традиционные европейские ценности, на которых базировался ЕС в период своего создания, больше не работают. Именно нежелание стран оказать помощь наиболее пострадавшим партнерам провоцирует рост нелиберальных сил и их популярность в обществе.

Очевидно, что классические европейские механизмы оказались неэффективны в борьбе с коронавирусом. На фоне этого стоило ожидать, что на определенном этапе можно будет задействовать ресурсы евроатлантической помощи. Хотя сами Соединенные Штаты Америки в конце марта – начале апреля вышли на первое место по числу граждан, заболевших COVID-19, и особой заинтересованности в процессе совместной борьбы с заболеванием не наблюдалось. В частности, 1–3 апреля 2020 г. многие немецкие СМИ опубликовали материалы со ссылками на официальные источники, сообщающие, что США перехватывают грузы с медицинским оборудованием, предназначенным для европейских стран. При этом официальный Берлин не дает комментариев по этому вопросу. Кроме Андерса Гейзеля, представителя партии СДПГ, назвавшего США страной Дикого Запада, никто не готов поставить под сомнение евроатлантическое «партнерство».

В целом можно говорить о том, что неожиданно вспыхнувшая пандемия нового штамма коронавируса выявила ряд важных проблем современного либерально-демократического порядка. Декларативные заявления европейских стран и США о взаимной помощи и поддержке остаются лишь на бумаге и не имеют воплощения в реальных действиях. Прогнозировать развал еврозоны или исчезновение такого инструмента как НАТО по окончании пандемии, конечно, не приходится. Но и вскрывшуюся системную проблему полностью устранить не получится. Налицо кризис доверия между либеральными демократиями, выражающийся в политике абстрагирования от принятия общих решений в кризисных ситуациях. Очевидно, что европейские страны понимают это и стараются использовать ситуацию, чтобы диверсифицировать свои интересы в мире. Предоставив небольшой транш Италии на борьбу с COVID-19, Еврокомиссия анонсировала выделение миллиардов долларов Африке на те же нужды. С одной стороны, это действительно важный шаг для укрепления европейских позиций на одном из самых динамично развивающихся континентов, к тому же богатом энергоресурсами. С другой стороны, внимание к другому региону в обход помощи своим партнерам по евроинтеграции станет хорошим подспорьем для евроскептиков. Этим не преминут воспользоваться и недемократические силы в Европе, которые и так набирают обороты в последнее десятилетие.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся