Блог Никиты Чернышенко

Тезисы методологического семинара РСМД

9 Февраля 2017
Распечатать

8 февраля в РСМД состоялся экспертный семинар «Методологии современных международных исследований».

Эксперты из МГИМО, ИМЭМО, МГУ, Института философии РАН, Института востоковедения РАН, ЦСР и клуба «Валдай» в формате свободной дискуссии обсудили необходимость новых концептуальных рамок для объяснения происходящей сейчас трансформации мирового порядка. Приводим основные тезисы участников семинара.

В.А. Кузнецов, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института Востоковедения РАН:

«Исчез образ привлекательного будущего».

А.В. Рубцов, руководитель сектора философских исследований идеологических процессов Института философии РАН (о возможности создания новой методологии и ввода в научный оборот новых терминов):

«Новых слов больше не появится. Возможна только рекомбинация на основе существующих понятий».

Э.Г. Соловьев, заведующий Сектором теории политики ИМЭМО РАН (о кризисе отношения к глобализации на Западе):

«Основная проблема с новыми европейскими политическими силами, антиглобалистски настроенными: понятно, чего они не хотят, но непонятно, чего хотят. Они научились хорошо переваривать восточные товары, кухню и обычаи. Но когда пошли люди, стало понятно, что на Западе к этому не готовы».

Ф.А. Лукьянов, гл. редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума «Совета по внешней и оборонной политике», член Президиума РСМД:

«Что изменилось с избранием Трампа? Впервые за 25 лет с американской стороны появился собеседник, который не считает, что ты неправильный сам по себе».

«Исторически никто, кроме Запада, универсальных нормативов не производил и не производит. Вот она пресловутая дискурсивная власть».

В.М. Сергеев, директор Центра глобальных проблем ИМИ МГИМО МИД России:

«Глобализация как суперпроект просто перебрала в масштабе. Она не была рассчитана на терпение народа. Европа, США явно не выдерживают глобализации».

«В каждой крупной стране возникает партия, которая предлагает сосредоточиться на внутренних интересах страны».


Введение в дискуссию

А.В. Кортунов, генеральный директор РСМД

Мир вступает в новую стадию развития, с чего бы мы ее не отсчитывали: «арабской весны», украинского кризиса или избрания Дональда Трампа.

В этой связи необходимо обозначить три узловых вопроса для нашей дискуссии:

1) Как мы можем обозначить этот новый этап в развитии системы международных отношений?

Существующие на сегодняшний день варианты не охватывают всего масштаба явления:

многополюсная система — «объяснительная функция дефицитна»: ограничивается констатацией факта увеличения количества игроков, но оставляет за кадром правила взаимодействия между ними;

хаос/игра без правил — публицистический вариант, всегда существуют правила, просто в настоящий момент они еще не оформились;

постлиберальный мир — не подходит, т.к. приставка «пост-» лишена позитивной смысловой нагрузки.

Неомодернизм как реакция на постмодернизм.

2) Какие основные параметры этого нового этапа?

Недостаточно констатировать конец американской гегемонии, отказ от глобалистских новаций предыдущих двух десятилетий или возвращение к традиционным (читай силовым) методам внешней политики. Нужны четкие, верифицированные черты.

3) Какова проекция этого периода на будущее? Мы говорим о краткосрочном явлении — промежуточной стадии — или новое положение дел утвердилось всерьез и надолго.

Мы нуждаемся в методологическом упорядочивании как для нужд преподавательского процесса, так и для имплементации его в политическом/околополитическом дискурсе.


Вопросы к дискуссии

Е.С. Алексеенкова, программный менеджер РСМД, научный сотрудник Центра глобальных проблем ИМИ МГИМО МИД России

Методология в международных отношениях — роскошь или необходимость?

Имеют ли предложенные теоретические концепции практические выводы, которые можно операционализировать, или это игрушка для научного сообщества?

Огромное количество экспертов своими наблюдениями формируют дискурс, не нуждаясь в применении научного анализа. Голос научного сообщества не услышан.

Методология — только для науки или для практических решений тоже?


В.М. Сергеев: Ощутима нехватка концептуальных конструкций.

Когда мы говорим о методологических проблемах изучения международных отношений, мы нередко забываем о недостатке концептуальных конструкций. В качестве примера хотел бы привести глобализацию. Сущность данной концептуальной конструкции поставлена под вопрос фактом прихода к власти Дональда Трампа. Его деятельность на посту президента — это в действительности борьба с глобализацией. В Европе складывается еще более интересная картина: в каждой крупной стране появляется политическая партия, претендующая на представительство широких народных масс: «Альтернатива для Германии», Движение «5 звезд» в Италии и другие.

То, что их объединяет — это антиглобализм — вместе с Трампом они подняли настоящее восстание против глобализма. На последних выборах в США антиглобалисты Трампа противостояли партии глобализации, возглавляемой президентом Обамой. В итоге «внутренняя Америка» (сугубо американское ядро, центральные штаты) победила внешнюю береговую полоску на Востоке и Западе страны, которая откровенно высказалась за углубление глобализации. Впрочем, все это еще далеко от окончательного разрешения. Выход из Транстихоокеанского партнерства, приостановка переговоров по Трансатлантическому — все это может быть пересмотрено, если Трампа сменят через 4 года.

Когда мы разрабатываем концепт глобализации, мы обнаруживаем тот факт, что она носит характер, откровенно направленный против среднего класса. С одной стороны, от нее выигрывают недавние мигранты, приехавшие благодаря ей в те же Соединенные Штаты, с другой, супербогатые банкиры и транснациональные компании, имеющие значительную долю прибыли от глобализации. Процесс размытия среднего класса набирает обороты, и победа Трампа — последняя попытка среднего класса отстоять свои интересы. В области методологии назрел пересмотр базовых концепций МО.

Реплика А.В. Кортунова: тогда стоит расширить поле нашей дискуссии и говорить о посткапитализме (капитализме во имя среднего класса) как отрицании того базиса, на основе которого капиталистическое общество формировалось последние 300 лет.


В.А. Кузнецов: Современная научная парадигма не в состоянии ввести в оборот новые понятия, а гуманитарные науки не нуждаются в методологии.

«Как человек, писавший диссертацию по Средним векам, могу сказать, что всегда есть секта методологов, которые говорят о том, чего остальные не понимают. Ведь некартезианские науки прекрасно существуют в практической области без методологии или на основе интуитивной методологии (что-то наподобие современной алхимии)». Что касается дивного нового мира: здесь мы сталкиваемся с проблемой масштабов нашего зрения. Мы продолжаем говорить о международных отношениях или масштабном мировоззренческом перевороте, сравнимом с наступлением Нового времени?

Еще одна проблема современности — отсутствие образа современности, в первую очередь на Ближнем Востоке. Сегодня в России тоже исчез привлекательный образ будущего, который был с нами в 90-е. Начиная с 60-х годов прошлого столетия, набирает силу очевидное разочарование в способности придумать что-нибудь новое. Возьмем для примера поэтов российского серебряного века — каждый поэт представлял целое направление. Пятеро акмеистов оказали влияние на весь ход развития русской литературы.


А.В. Рубцов: В модерне мирно уживаются как бы две сущности, как доктор Джекилл и мистер Хайд: свобода, гуманизм, права человека и идея тотального порядка.

Классический постмодерн — реакция на Освенцим — воплощенный апофеоз модерна.

У нас часто к проблеме соотношения модерна и постмодерна относятся как к чему-то факультативному. На мой взгляд, это не совсем правильная позиция. Мы все живем в постмодерне, мы все пропитаны этой системой ценностей. Изучая постмодерн, мы фактически изучаем себя, что полезно и в обыденной жизни.

Постмодерн родился в 70-е годы в архитектуре, там он, очевидно, и умрет. Архитектура — контрольная предметность постмодерна. Неслучайно географы считают, что их эпоха сменила «век историков», ведь теперь во главе угла не время, а пространство. Необходимо различать постмодерн, постмодернизм и пост-современность (в английском языке это все разные термины). Постмодерн — реакция на явления модерна, постмодернизм — активная фракция постмодерна, пост-современность — объективное состояние, в котором находится цивилизация и культура после модерна.

Классический пример постмодерна в обыденной жизни — искусственно, фабричным методом потертые джинсы. В архитектуре — это идеальный город, который по сути дела является неким умозрительным конструктом, макетом в натуральную величину, пытающимся имитировать естественную упорядоченность, что-то вроде тех же потертостей на джинсах.

Что касается методологии: как бы не получилось, что неомодерн — это «все тот же, не до конца преодоленный модерн, причем преодолеваемый методами постмодерна».


А.П. Цветов, эксперт Центра стратегических разработок: Концепция теории международных отношений, основанная на взаимодействии между государствами, устарела.

Теперь необходимо опираться на исследование политических решений — ведь внешняя политика — это продукт решений ограниченного круга людей.


Ф.А. Лукьянов: В современных международных отношениях складывается критическая ситуация — акторы не только не углубляются в суть проблем, но, очевидно, выпустили из виду сам поинт.

«Мы бесконечно ушли от методологии, а она нам нужна как воздух. Слушая поток этих бесконечных комментариев, я заскучал по методологии марксизма-ленинизма. Усилия интеллектуального сообщества должны быть брошены на создание теории. Сейчас исчезла теория. В мире побеждает не конструктивизм как красивая теория, а вульгарный конструктивизм в духе вульгарного марксизма или вульгарной латыни. Он уже не имеет отношения к реальности, это медийный конструкт.


Э.Г. Соловьев: Запад продвигал глобализацию, пока она соответствовала его интересам. Сегодня мы являемся свидетелями конца Нового времени — рушится его фундамент: лидерство Запада.

К сожалению, научный дискурс не услышан во внешней политике. Я не завидовал нашим дипломатам, которым приходилось иметь дело с неоконами и либерал-конструктивистами. Зачем договариваться, когда можно продавить все силой.


Подготовил стажер РСМД Никита Чернышенко, студент 4 курса истфака МГУ имени М.В. Ломоносова; сфера интересов: внешняя политика США, политическое наследие Генри Киссинджера.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся