Блог Михаила Лучины

Трансформация сирийской государственности: промежуточные итоги

12 Мая 2020
Распечатать

Гражданская война в Сирии подходит к своему логическому завершению. На первое место постепенно выходит политическое урегулирование. В качестве промежуточных итогов рассмотрим, какие меры в этом направлении уже реализованы и какой формат является на сегодня магистральным для последующей стабилизации страны.

sushil_nash_rlou31httbm_unsplash.jpg

Источник: Sushil Nash / Unsplash

Спустя более чем восьми лет войны в Сирийской Арабской Республике стало возможным говорить о качественном изменении урегулирования конфликта. Пришли в движение те механизмы, из-за которых и развязалась ожесточенная борьба весной 2011 года. В первую очередь касающиеся модификации основ сирийской государственности. Выступившие на заре «арабского пробуждения» протестующие требовали радикальных перемен и устранения от власти Башара Асада. Добиться этих целей им не удалось, однако осенью 2019 года состоялась первая сессия Конституционного комитета Сирии, созданного для разработки нового основного закона. Но прежде, чем этот формат начал функционировать, был принят ряд мер как внутри страны, так и в рамках международных институтов, преобразивших государство и проложивших путь дальнейшей его трансформации.

Реформы сирийского правительства

Политическая система САР за последние годы заметно модернизировалась. С 2011 года проводятся реформы: 21 апреля 2011 года были подписаны указы об отмене действовавшего в стране с 1963 года чрезвычайного положения, о ликвидации Верховного суда государственной безопасности, в прерогативу которого входило рассмотрение дел, связанных с нарушением закона о чрезвычайном положении, и «О праве граждан на мирные демонстрации»; 3 августа того же года был издан Декрет № 100 «О политических партиях», положивший начало отказу от партийной монополии на власть; 4 августа был подписан декрет № 101 об условиях и порядке организации в стране всеобщих выборов.

Но главным изменением, пожалуй, стало принятие в 2012 году новой конституции, не имеющей указания на социалистический характер государства, исключающей руководящую роль ПАСВ, установившей плюрализм и конкурентные президентские выборы и др. Конституция, по сути, сохранила доминирование Президента над всеми другими органами, практически нигде не урезав его полномочия и позиции в государстве, что проявилось на выборах 2014 года, где Башар Асад набрал 88,7% голосов. В 2012 г. были проведены парламентские выборы (впервые за пятьдесят лет на многопартийной основе), не поколебавшие доминирование «Баас» в парламенте.

Перемены эти нельзя назвать значительными. Однако в этом вопросе стоит учитывать специфику положения, в рамках которого они вводились. Первейшей головной болью Дамаска на тот момент было, конечно же, не рассредоточение власти посредством внедрения демократических процедур, что простимулировало бы продолжение еще большей дезинтеграции страны, а концентрация ее в одном центре – в руках Асада и его правительства.

Инициативы международного сообщества

С момента применения силы против демонстрантов 18 марта 2011 года в г. Деръа официальный Дамаск начал существенно терять легитимность в глазах множества международных акторов. Отставка Б. Асада, к которой призывали США и их союзники, казалась абсолютно неминуемой в ближайшем будущем. Ситуацию под контроль пытались взять международные институты. В ноябре 2011 года было приостановлено членство Сирии в Лиге арабских государств. В этих условиях 30 июня 2012 года было обнародовано заключительное (Женевское) коммюнике «Группы действий» по Сирии, указывающее шаги по реформированию: 1)формирование переходного управляющего органа; 2)предоставление возможности участвовать в процессе национального диалога всем группам и слоям сирийского общества; 3)пересмотр конституционного устройства и правовой системы; 4)представление результатов работы над конституционными положениями на утверждение народа; 5)подготовка и проведение свободных и честных многопартийных выборов после установления нового конституционного строя; 6)участие женщин в процессе перехода. Ключевые страны, вовлеченные в разрешение конфликта, согласились с данным набором действий. За этим последовали принципы, на основании которых должно исполняться указанное в коммюнике, изложенные в Совместном заявлении по итогам многосторонней встречи по Сирии в Вене 30 октября 2015 года: приверженность единству, независимости, территориальной целостности и светскому характеру Сирии; требования разгрома ИГИЛ и других террористических групп; сохранение государственных институтов Сирии. А в заявлении Международной группы поддержки Сирии от 14 ноября 2015 года и резолюции СБ ООН № 2254 подтверждались все вышеназванные шаги и принципы, а также необходимость в январе 2016 г. созвать представителей сирийского правительства и оппозиции для участия в формальных переговорах по политическому переходному процессу.

Но эти наработки во многом оставались на бумаге. Дополнительный и очень важный по последствиям импульс придал образовавшийся в начале 2017 года «Астанинский формат», включивший Россию, Турцию и Иран. Они сыграли определяющую роль в ликвидации большей части оставшихся к лету 2017 года террористов, предложив такое новшество, как зоны деэскалации, запущенные 5 мая 2017 года и предназначенные локализовать радикалов в определенных районах Сирии (в провинциях Идлиб, Хомс, Деръа, Кунейтра и в Восточной Гуте) «в целях скорейшего прекращения насилия». Не менее значимой инициативой трех государств оказалась организация в январе 2018 года в Сочи Конгресса национального диалога Сирии, на котором было принято решение сформировать конституционный комитет. В конце 2018 года «Астанинская тройка» передала список оппозиции для формирования конституционного комитета спецпосланнику генсека ООН по Сирии Стаффану де Мистуре, который указал на то, что он нуждается в доработке. В ответ на это Президент РФ В. Путин заявил, что «мы наберёмся терпения и продолжим работу». В итоге, комитет был сформирован.

Начало конституционного комитета

С 30 октября по 2 ноября в Женеве состоялась первая сессия Конституционного комитета Сирии. Главным итогом стало согласование состава редакционной или малой группы, которая заседала с 4 по 8 ноября.

Орган возглавили сопредседатели — Ахмед Кузбари от правительства Сирии и Хади аль-Бахра от оппозиции. Всего в комитете 150 делегатов (по 50 представителей от правительства, оппозиции и гражданского общества). Редакционная группа состоит из 45 экспертов, по 15 от каждой из указанных сторон. Активное участие в работе Конституционного комитета принимает спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Гейр Педерсен.

Механизм работы органа подразумевает: разработку малой группой конституционных проектов; их представление расширенному составу из 150 делегатов; принятие проектов большинством голосов участников комитета.

Стоит отметить, что при всем значении данного органа, с первых же дней его работы появилось немало поводов усомниться в его эффективности. На первой же сессии возник спор относительно предложения сопредседателя от сирийских властей перенести работу комитета в Дамаск. На что его коллега Хади аль-Бахра небезосновательно заявил об опасности преследования членов его делегации в столице. Затем на заседании малой группы оппозиция не поддержала представленный со стороны Ахмеда Кузбари документ, «подчеркивающий важность наличия темы борьбы с терроризмом в любых идеях, гласящих о конституционной реформе». А во время второй сессии, начавшейся 25 ноября, из-за разногласий между делегатами не смогла собраться редакционная группа.

Впрочем, несмотря на все проволочки, решительное недоверие к органу не было обозначено международным сообществом, участники которого, например США, «продолжают поддерживать усилия генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша и спецпосланника ООН по Сирии Гейра Педерсена по запуску работы конституционного комитета Сирии». И даже обострение обстановки в Идлибе в конце февраля – начале марта, по словам постоянного представителя РФ при женевской штаб-квартире ООН Геннадия Гатилова, не может повлиять на деятельность комитета.

Описанные условия внутриполитического состояния и международной среды свидетельствуют, что Сирия вышла на окончательный отрезок гражданской войны. Остается лишь надеяться, что достигнутый прогресс не будет низведен неосторожными действиями многочисленных участников конфликта, заинтересованных в стабилизации положения.

На фоне усталости общества от боевых действий и отвоевания Сирийской арабской армией большей части территории страны, созыв в Женеве Конституционного комитета должен быть на руку всем здравомыслящим сторонам. Допустимо прогнозировать как минимум «худой мир» на обширной части Сирии, так как положение оппозиции серьезно ослаблено, а режим не может совсем не пойти на уступки даже обескровленному сопернику по причине порочности политической системы, которая дорого стоила всем, в том числе и официальному Дамаску.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся