Блог Марины Крижановской

Американо-иранские противоречия себя не исчерпали

28 Сентября 2020
Распечатать

К настоящему времени в США беспорядки так и не прекратились. Но всё ближе очередные президентские выборы и, вероятно, поэтому нынешнее руководство США решило навести порядок за своими пределами. Они снова заявили о себе в регионе Ближнего Востока: то призывают страны-члены ССАГПЗ снять блокаду с Катара, которой тот подвергся в 2017 году, то инициируют заключение исторического мирного соглашения между Израилем и ОАЭ, Бахрейном, но не прекращают оказывать давление на Иран.

sub_buzz_393_1578415561_5.jpg

Фото: АР

Позиция США

«Мы слышали, что Соединённые Штаты заявили, что, несмотря на волю всего международного сообщества, они исходят из того, что санкции СБ ООН в отношении Ирана восстанавливаются по прихоти Вашингтона» - так заявил глава МИД РФ С. Лавров на пресс-конференции с главой МИД Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом 24 сентября 2020 года.

Так, Дэвид Шенкер, помощник Госсекретаря по делам Ближнего Востока, заявил, что ситуация с блокадой Катара обогащает Иран, потому что Катар вынужден платить ему сборы за пролёт и подвергать опасности пассажиров Qatar Airways.

Трамп снова обманывает свой электорат, как и весь мир, говоря, что США перестают вмешиваться в дела других государств, при этом применяя давление в отношении Ирана с уже новой силой. Все нынешние санкции и попытки противостоять выбранному врагу в лице Ирана - не более чем проявление агонии очередной предвыборной кампании в США. Если в 2016 году в их выборы, как они утверждали, вмешивалась Россия, то в 2020 году они разнообразили свой вражеский пул - теперь в нём Китай и Иран, мешающие распространению демократии как внутри самих США, так и за их пределами. Стоит вспомнить и о недавнем агрессивном поступке американской стороны по отношению к ИРИ: притеснение в воздушном пространстве Сирии иранского пассажирского лайнера авиакомпании Mahan Air американским истребителем F-15, причинившим пассажирам лайнера травмы различной степени тяжести.

Напомним, что 25 августа состоялось заседание СБ ООН под председательством Индонезии (Диан Трианшах Джани). Вопрос относительно Ирана (а именно о продлении эмбарго на поставки ему вооружения), снова не нашёл консенсуса у 15 членов Совета. Так, проект, предложенный США, был поддержан только Доминиканской Республикой. 13 членов Совета заявили, что США не имеют права влиять на Иран в контексте «ядерной сделки», так как они вышли из СВПД в 2018 году.

Позиция ИРИ

В то же время официальный представитель МИД Ирана Сейед Аббас Мусави сказал, что различные режимы в США, за которыми наблюдал Иран, не прошли испытание временем, а официальный представитель иранского правительства Али Рабиэй предупредил, что на любые попытки провокации со стороны США Ираном будет немедленно дан ответ. Он также подчеркнул, что вышедшие из СВПД США не имеют права поддерживать СВПД ни в тексте соглашения, ни в резолюции СБ ООН, пока полностью не вернутся к нему и не выполнят свои обязательства.

Заместитель министра иностранных дел по правовым и международным вопросам Мохсен Бахарванд резко осудил решение стран-членов ССАГПЗ направить поддельное письмо в СБ ООН от имени других стран-членов Совета о расширении военного эмбарго против Ирана. Он сообщил, что двое людей в Нью-Йорке подготовили письмо от имени всех стран ССАГПЗ и направили его в ООН, хотя государства, чьи имена указаны в письме, даже не осведомлены об этом. Официальный представитель правительства Исламской Республики Иран 11 августа заявил: «Любая резолюция, нарушающая резолюцию 2231 Совета Безопасности ООН, является насмешкой над международным правом». Согласно ей, срок действия эмбарго на поставки вооружения Ирану истекает 18 октября 2020 года - это часть так называемой "ядерной сделки".

Бригадный генерал, заместитель командующего по политическим отношениям КСИР Ядолла Джавани считал утопичными попытки США принять в ООН разработанный ими проект резолюции о продлении военного эмбарго на поставки оружия в Иран. Генерал отметил, что Иран вполне обеспечен военной продукцией собственного производства, невзирая на санкции, длиной более чем 40 лет. Генерал-майор, командующий КСИР Хоссейн Салями и министр обороны ИРИ, бригадный генерал Амир Хатами неоднократно говорили, что Иран не смущается новостью о продлении эмбарго против него, заявляя, что это только простимулирует иранских учёных и экспертов к разработке нового качественного вооружения. Генералы подчёркивали, что Иран не намерен импортировать какое-либо вооружение из иных государств, осуждая направленные против него действия стран-членов ССАГПЗ.

В настоящее время Иран продолжает увеличивать запасы обогащённого урана, нарушая ограничения, указанные в СВПД. Тем не менее, Иран начал предоставлять доступ к своим объектам. На 25 августа запасы низкообогащённого урана составляли 2105.4 кг, что больше по сравнению с показателями от 20 мая — 1571.6 кг. Согласно СВПД Ирану разрешается иметь урановые запасы равные 202.8 кг. Также МАГАТЭ сообщает, что Иран продолжает обогащать уран до уровня 4.5% вместо допустимого 3.67%.

Что ожидать?

В контексте давления на Иран за разработку им ядерного оружия важно напомнить, что Саудовская Аравия совместно с Китаем ведёт переговоры о строительстве промышленных мощностей для производства ядерного топлива. У многих экспертов это вызвало тревогу относительно возможных рисков производства необогащённого урана, потому что впоследствии он может быть обогащён и использован в ядерном оружии. Имеются версии, что если Трамп проиграет выборы, то Саудовская Аравия прибегнет к разработке секретного плана по обогащению урана (так как США не сотрудничают с Королевством по 123-му соглашению). Но если Трамп снова станет президентом США, то возможно заключение соглашения подобно имеющемуся между США и ОАЭ, ограничивающее обогащение урана и переработку плутония. И это подтолкнёт Иран к повышению уровня обогащения урана.

Оценивать данный виток напряжённости между Соединёнными Штатами и Ираном можно как с позиции ужесточающейся электоральной кампании перед президентскими выборами в США в ноябре 2020 года, так и с позиции препятствования возможной передаче ливанской «Хезболле» иранского вооружения (напомним, в июле обострилось противостояние Израиля с палестинцами Южного Ливана и «Хезболлой», имеющей колоссальное военное влияние в Ливане). По мнению США, если сейчас развязать руки Ирану отменой эмбарго на поставки ему вооружения, то оно непременно окажется у самых границ Израиля, угрожая его безопасности, чего никак нельзя допустить ввиду недавно заключённого исторического соглашения между Государством Израиль и ОАЭ.

В сложившемся израильско-эмирато-бахрейнском контексте важно проследить влияние Объединённых Арабских Эмиратов на арабоязычное население провинции Хузестан в Иране. Вероятно, что Израиль, рассматривая для себя возможности установления официальных отношений с арабскими странами, решает сразу две задачи: выход к странам-монархиям Персидского залива и через ОАЭ влияние на иранскую провинцию Хузестан, то есть действуя непосредственно на территории самой Исламской Республики. Также израильтяне стали присутствовать на территории военной базы ОАЭ на йеменском острове Сокотра, что также близко к границам шиитского влияния Ирана. Говоря о Бахрейне, важно помнить, что Иран до сих пор считает его своей незаконно захваченной территорией, население которого — преимущественно выходцы из Ирана, говорящие на персидском языке.

Если Д.Трамп сохранит своё президентское кресло по результатам выборов в ноябре 2020 года, то высока вероятность того, что давление на Иран будет усиливаться и ввиду активной миротворческой миссии Трампа на Ближнем Востоке по вовлечении других стран региона в мирные соглашения с Государством Израиль.

С приходом совершенно нового президента в американский Белый дом давление на Иран ослабляться не будет - слишком сильное влияние сохраняется у Ирана на фоне укрепляющего позиции в регионе Израиля, а также слишком самостоятельными становятся некоторые игроки Ближнего Востока, в котором США пытаются играть роль арбитра.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся