Блог Леонида Цуканова

Друг моего друга: ждёт ли Израиль «парад нормализаций»?

15 Сентября 2020
Распечатать

В августе 2020 г. ОАЭ и Израиль при посредничестве США объявили о нормализации двусторонних отношений, а месяц спустя аналогичное соглашение было достигнуто с Бахрейном. В связи с этим особую актуальность приобрели два вопроса: «охватит ли «парад нормализаций» весь арабский мир мир?» и «что будет с Палестиной?». Данная статья является попыткой оценить текущие позиции арабских государств и на их основе сформулировать ответы на эти вопросы.

111-_-nir-eliasreuters.jpg

© Nir Elias/Reuters

Долгий путь к дружбе

С момента создания Государства Израиль в 1948 г. его отношения с арабским миром традиционно характеризуются как напряженные. На текущий момент, из всех арабских стран только четыре полностью признали Израиль. «Пионером» в этом вопросе стал Египет, подписавший в 1979 г. мирный договор с Государством. Два десятилетия спустя, в 1994 г., на путь нормализации отношений встала Иордания. Третья волна урегулирований началась во второй половине 2020 г. – в этот раз Израиль полностью признали ОАЭ и Бахрейн. Слухи о начавшейся в арабо-израильских отношениях «оттепели», в свою очередь, вылились в полемику о том, какие страны присоединятся к масштабному процессу урегулирования в дальнейшем.

По мнению исследователей, следующим претендентом на нормализацию может стать Султанат Оман. Маскат одним из первых выступил с поддержкой достигнутого между Бахрейном и Израилем соглашения о нормализации двусторонних отношений и пожелал государствам долгих лет плодотворного сотрудничества. Учитывая, что Оман и Израиль с 2017 г. занимают сходные позиции по большинству региональных вопросов, а взаимный бойкот носит крайне условный характер, нормализация отношений между сторонами станет лишь вопросом времени.

Кроме того, внимание региональных экспертов приковано к действиям Саудовской Аравии. Эр-Рияд не исключает возможности нормализовать отношения с Израилем, но для этого Тель-Авив должен выполнить определенные условия. В частности, Израиль должен отказаться от захваченных в ходе войны 1967 года территорий, признать суверенное палестинское государство и найти решение проблемы палестинских беженцев. На необходимость скорой нормализации отношений Эр-Рияду недвусмысленно намекает и американский президент. По мнению Д. Трампа, улучшение Саудовской Аравии отношений с Израилем — важная часть региональной повестки. В этом усматривается стремление США примирить своих ключевых региональных союзников и тем самым укрепить позиции региональных организаций (в частности, MESA), работающих в сфере безопасности.

Следует отметить, что первые шаги в этом направлении уже сделаны: Саудовская Аравия согласилась открыть воздушное пространство не только для рейсов между Израилем и ОАЭ, но и для всего авиасообщения со стороны Израиля в восточном направлении. Это решение носило в том числе символический характер: слом «воздушной стены», существовавшей в течение 72 лет, позволяет говорить о некоторых положительных сдвигах в региональной политике.

Не меньшего внимания удостоился и Катар – один из ключевых оппонентов Саудовской Аравии. Доха продолжает придерживаться традиционной риторики. В частности, 4 сентября 2020 г. Эмир Катара шейх Тамим бин Хамад Аль Тани заявил, что Катар поддерживает идею разрешения израильско-палестинского конфликта на основе принципа создания палестинского государства со столицей Восточном Иерусалиме — это единственный приемлемый для страны вариант развития событий. С другой стороны, принципиальная позиция не мешает налаживать торговые отношения: торговая миссия Катара уже несколько лет действует в Израиле и осуществляет регулярные операции. Кроме того, ранее Доха взяла на себя посредническую миссию в диалоге между Израилем и движением ХАМАС. В частности, в ходе начавшихся в конце августа 2020 г. переговоров Специальный представитель Катара в секторе Газы Мухаммад аль-Эмади встретился с высокопоставленными представителями Движения и озвучил им условия нормализации ситуации в секторе Газа. Учитывая, что одним из позитивных итогов данных переговоров может стать решение энергетической проблемы в Секторе Газа через постройку газопровода, ставка Катара на трехсторонний диалог выглядит оправданной. Через «малые шаги» Доха не только может усилить свои региональные позиции, но и понаблюдать за реакцией остальной части арабского мира.

Следует отметить, что на фоне дипломатических успехов Бахрейна из поля зрения большинства информационных агентств «выпало» начало израильско-ливанских переговоров по демаркации границ. Несмотря на то, что страны, де факто, до сих пор находятся в состоянии войны, а израильская авиация продолжает наносить удары по приграничным районам страны, эти переговоры могут стать первым шагом по нормализации отношений с Ливаном.

Интересно развивается ситуация в Судане. Ранее, сразу после объявления о подписании соглашения между ОАЭ и Израилем пресс-секретарь МИД Судана Хайдер Бадави воодушевленно отметил, что его страна станет следующей, кто нормализует с Израилем отношения. Однако, очевидно, данное заявление шло вразрез с официальной позицией Хартума: уже на следующий день Бадави был снят с должности «в связи с утратой доверия», а его преемник, Омар Ад-Дин Аль-Исмаил, поспешил заверить прессу, что вопрос о нормализации отношений с Израилем пока не стоит на повестке дня.

Примечательно, что тайные переговоры между Хартумом и Тель-Авивом с разной степенью успешности продолжаются с февраля 2020 г., а в августе к двустороннему диалогу присоединилась американская сторона в лице госсекретаря Майка Помпео. Предполагается, что в качестве «цены нормализации» Судан вполне может потребовать от американского правительства исключения себя из списка государств-спонсоров терроризма.

Ожесточенная полемика идет вокруг Мавритании. Ранее (в 1999 г.) Нуакшот уже устанавливал дипломатические контакты с Тель-Авивом и предпринимал первые шаги по нормализации отношений, однако с началом войны в секторе Газа (2009 г.) отозвал это признание, а позже страны полностью заморозили взаимодействие. Исследователи склонны полагать, что консервативные силы могут использовать «провальное десятилетие» как ключевой аргумент против возобновления дипломатических отношений. С другой стороны, нынешний президент страны Мухаммед ульд аш-Шейх аль-Газуани, придерживающийся курса на нормализацию отношений с ключевыми региональными игроками, вполне может запустить процесс «перезагрузки» – особенно если в этом вопросе его поддержат другие крупные арабские страны.

Серьезные вопросы вызывает Алжир. С одной стороны, государство продолжает делать символические жесты, демонстрирующие неготовность признать Израиль в качестве официального партнера по диалогу. Неизменной остается и его позиция по Иерусалиму.

С другой стороны, заявления алжирского руководства в адрес Израиля с 2017 г. стали намного мягче, а интенсивность действий общественных и политических организаций, негативно оценивающих Израиль (прежде всего, это «Алжирский комитет против сионизма»), несколько снизилась. Алжир все больше склоняется к нейтралитету. Нейтральных взглядов на проблему придерживаются и израильские политики. Например, в 2016 г. израильский МИД представил карту мира, на которой страны обозначены разным цветом в зависимости от их враждебности к Израилю. Алжир на этой карте был помечен зеленым цветом — это значило, что Израиль не рассматривает эту страну как угрожающую существованию еврейского государства. Аналогичные «намеки» делаются Алжиру до сих пор. Как результат, несмотря на принципиальную позицию Алжира по Палестине, стороны вполне могут в ближайшее время начать ограниченное взаимодействие.

Нейтральную позицию по Израилю занял и Тунис. На очередной онлайн-сессии ЛАГ, проходившей 9 сентября 2020 г., представитель Туниса указал, что его страна, на текущий момент, воздерживается от каких-либо оценок по поводу возможной нормализации отношений с Израилем. Как и Алжир, Тунис продолжает поддерживать устремления народа Палестины, однако эта поддержка постепенно приобретает декларативный характер.

В некотором промежуточном положении оказался Ирак. С одной стороны, несмотря на довольно сильные позиции проиранских сил, многие иракские политики пытаются выгодно сыграть «на опережение» и выступить в роли «рупора нормализации», обосновывая свои взгляды «тенденциями современного мира». Один из них – лидер иракской партии «Умма» Митхал аль-Алуси, который призвал к нормализации отношений между Ираком и Израилем после того, как в последние несколько недель такой шаг сделали сразу две страны Персидского залива. Аль-Алуси также подчеркнул, что конфликт с Израилем, тянущийся со времен основания Государства, «сильно оброс мифами», а новость об инициативе Абу-Даби была крайне позитивно воспринята арабской интеллигенцией.

С другой стороны, резкое сближение Ирака с Израилем может всколыхнуть иранские прокси-группировки, действующие на территории страны. Ранее, на фоне соглашения между ОАЭ и Израилем, подобное заявление уже сделал пресс-секретарь шиитской группировки «аль-Нуджаба» Наср аль-Шаммари. По словам аль-Шаммари, шиитские группировки, пользующиеся значительной поддержкой населения, нацелены на «полное уничтожение» Израиля и изгнание американских сил с Ближнего Востока. В контексте подобной риторики, курс на сближение может привести к появлению «очагов сопротивления», что еще сильнее ухудшит внутриполитическую ситуацию в стране.

Непредсказуемы перспективы «эмиратского сценария» и в случае с Ливией, особенно с учетом того, что в стране, фактически, действует два центра силы (один в Триполи, другой в Тобруке). Работающее в Триполи Правительство национального согласия (ПНС), признанное на уровне ООН в качестве легитимного, в своих действиях опирается на поддержку Анкары и, как следствие, придерживается турецкого подхода к региональной безопасности. В связи с этим ПНС (от лица Ливии в целом) вряд ли пойдет на нормализацию отношений с Израилем – особенно на фоне конфликта Турции и Израиля вокруг Аль-Аксы. Что касается второй силы ливийского конфликта, Ливийской национальной армии (ЛНА), то здесь вероятность сближения значительно выше. Учитывая, что основными спонсорами ЛНА в ливийском конфликте являются ОАЭ и Египет, ЛНА вполне могут объявить нормализацию отношений с Израилем частью своего масштабного курса на урегулирование (как ранее было с Каирской инициативой) и, как следствие, получить дополнительную поддержку в конфликте. С другой стороны, нормализация отношений между ЛНА и Израилем всколыхнет многие консервативные племена Ливии (в частности, тубу и туарегов), которые относятся к Израилю с традиционной подозрительностью. А это, в свою очередь, может лишить ЛНА части мобилизационного ресурса.

Принципиальную позицию в этом вопросе занимает Кувейт. Комментируя происходящее в арабском мире, Эль-Кувейт использует традиционную риторику и характеризует перспективы нормализации двусторонних отношений как «чрезвычайно низкие». Кроме того, официальные лица Кувейта отвергают возможность усиления сотрудничества, объясняя это тем, что Эль-Кувейт не заинтересован в изменении своей давней региональной политики. «Наша позиция в отношении Израиля не изменилась после соглашения о нормализации положения в ОАЭ, и мы будем последними, кто нормализует отношения», – отмечают чиновники. Примечательно, что годом ранее Председатель Национального собрания Кувейта Марзук Аль-Ганим призывал исключить Израиль из парламентского союза по борьбе с терроризмом, а также осудил его политику в области безопасности.

Осторожные шаги по нормализации начинает предпринимать Марокко. Несмотря на то, что официальные лица страны отрицают существование даже малой вероятности установления официальных отношений с Израилем, страны постепенно готовятся к открытию двустороннего авиасообщения. Предполагается, что запуск регулярных рейсов станет прологом к постепенному сближению, которое может начаться уже в этом году.

Однозначно не идет на нормализацию отношений Сирия. Учитывая, что израильская авиация регулярно наносит ракетные удары по территории Сирии, а официальные лица страны критикуют действия правительства Асада, о начале двустороннего диалога в краткосрочной перспективе говорить не приходится. Не способствует нормализации отношений с Дамаском и то, что Сирия возглавляет список «вражеских государств», издаваемый министерством внутренних дел Израиля, и традиционно позиционируется как угроза не только внешней, но и внутренней безопасности страны.

Аналогичной выглядит ситуация и в случае с Йеменом, который также включен израильским правительством в «группу риска». Учитывая, что ни правительство Хади, ни представители Южного Переходного Совета, ни лидеры движения «Ансар Аллах» (хуситы) не выражают поддержку деятельности Израиля в регионе, говорить хоть о каком-то потеплении в диалоге между Йеменом и Израилем бессмысленно. Серьезно усложнить ситуацию могут и совместные планы Тель-Авива и Абу-Даби о создании разведбазы на архипелаге Сокотра. Учитывая, что многие жители Йемена считают территорию Сокотры «несправедливо занятой» прокси-силами ОАЭ, появление израильских военных специалистов на йеменских (формально) территориях может спровоцировать новые волнения и не добавит Израилю популярности.

***

Как показывает проведенный анализ, большинство арабских государств рассматривают перспективу нормализации отношений с Израилем как закономерный процесс. Стороны, де-факто, признают некоторую усталость от затянувшегося многостороннего конфликта, что особенно хорошо видно по «нейтрально-дружелюбному» коммюнике, принятому по итогам последнего заседания ЛАГ. Конечно, в арабском мире остаются «белые пятна» — государства, которые продолжают исповедовать идею противостояния, однако их влияние на общее положение дел минимально. 90% стран, входящих в ЛАГ, в разной степени готовы пойти «по стопам» Бахрейна и ОАЭ.

Вместе с тем, активизация диалога арабского мира и Израиля идет вразрез с планами Палестины. Палестина по-прежнему продолжает давить на идею «арабской солидарности», демонстративно отзывая собственных послов из «государств-предателей» и параллельно мобилизуя внутренние политические силы. Тем не менее, подобный подход пока не оказал существенного влияния на арабо-израильский диалог. С другой стороны, растет поддержка палестинских устремлений со стороны неарабских игроков — Ирана и Турции. В отличие от Лиги арабских государств эти страны выступили с резкой критикой действий ОАЭ, назвав лицемерным решение Абу-Даби пойти на соглашение с Израилем. Позже аналогичные обвинения прозвучали и в адрес Бахрейна. Как итог, ожидать, что «парад нормализаций» в ближайшем будущем расколет арабский мир не следует, однако перетасовка сил в контексте палестинской проблемы существенно усложнит итоговую конфигурацию региональных отношений и в перспективе может вылиться в новые очаги напряженности.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся