Блог Жасмин Сатторовой

Роль Германии в афганском урегулировании

21 Апреля 2020
Распечатать

Вооруженный конфликт в Афганистане остается актуальным вопросом в повестке дня по международной безопасности на протяжении не одного десятка лет. Конфликт имеет долгую историю и за это время несколько раз трансформировался, что еще более затрудняло какие-либо попытки по его разрешению. Начавшиеся в 1970-х годах политические трансформации привели сначала к падению режима Шаха, а затем, в 1978 году – к падению режима, установленного президентом Мохаммедом Даудом. Последовавшие события стали началом гражданской войны, которая в конечном счете привела к вмешательству Советского Союза в урегулирование конфликта. Советско-афганская война сказалась негативно не только на внутриполитической ситуации в СССР, но и на самом Афганистане. Результатом стала длительная междоусобная война между отрядами моджахедов, что в итоге стало причиной прихода к власти движения «Талибан».

kmo_120232_20670_1_t222_215749.jpg

Фото: Reuters

Теракт 2001 года, ставший шоком для международного сообщества требовал его незамедлительной реакции, поэтому Афганистан снова превратился в поле битвы. Целью нового иностранного вмешательства стала борьба с терроризмом, а затем – и восстановление Афганистана. Традиционно, в современном афганском урегулировании принято говорить о значительной роли Соединенных Штатов.Несмотря на это, роль европейских стран в проведении миссии нельзя недооценивать, ввиду активных действий и выполнении операций, которые оказали влияние не только на результат миссии, но и на политическую и социальную жизнь самого Афганистана.

По данным на июнь 2019 года, контингент Федеративной республики Германия является вторым по численности после контингента США. На протяжении всего присутствия иностранных военных сил, Германия играла в нем значительную роль, активно поддерживая идею о поддержке Афганистана в его борьбе за стабилизацию ситуации.Роль Германии по сравнению с другими странами ЕС довольно значительная, поскольку страна на протяжении всего участия предоставляла большое количество солдат, наряду с Великобританией. Евросоюз выбрал стратегию военного невмешательства в конфликт, и сделал ставку на экономическую, финансовую помощь, потому что за военный аспект уже отвечала НАТО. Экономическая помощь ЕС включает в себя создание новых институтов правительства, развитие сельских районов и здравоохранения. ЕС является одним из главных доноров Афганистана, выделяя 1.4 млрд евро на его развитие. Также, ЕС поддерживает стран-членов, которые являются участниками миссии НАТО. Однако, как отдельный участник, ЕС не обладает значительным влиянием в афганском регулировании, ввиду отсутствия координации между странами и сложности внешнеполитических структур, нет также и согласованных стандартов сотрудничества с НАТО. Поэтому, в миссии выделяют отдельные европейские страны, в особенности Германию. Федеративная Республика, помимо помощи ЕС, выделяет около 80 млн евро в год на помощь Афганистану. После выхода Великобритании из ЕС, Германия стала самым активным участником афганского регулирования среди стран Евросоюза. Чтобы понять причины немецкого вовлечения в афганский конфликт, необходимо вспомнить его историю, а также условия принятия такого решения.

Бывший канцлер ФРГ Герхард Шредер, будучи у власти в 2001 году в «красно-зеленой» коалиции, т. е. союзе партий Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) и Партия Зеленых, значительно повлиял на внешнюю политику Германии. После объединения в 1990 году, страна позиционировала себя как «гражданскую державу», для которой важно решать имеющиеся проблемы и кризисы только совместным путем, в рамках международных институтов и норм. Германия принципиально подчеркивала приоритет невоенных методов, и воздержание от использования военных средств для урегулирования кризисов. Впрочем, правительство Шредера показало, что время военных табу для Германии прошло, и гуманитарные интервенции могут стать приемлемым внешнеполитическим механизмом. Да и к тому же, к 2001 году у Германии был успешный опыт участия в миротворческих миссиях на Балканах, что говорило в пользу вовлечения в афганский конфликт, а также делало страну надежным партнером в глазах союзников. Поэтому, на пленарном заседании Бундестага сразу же на следующий день после теракта 11 сентября, Шредер объявил «неограниченную солидарность» с США. Это стало поводом для США просить Германию предоставить свои войска для операции «Несокрушимая свобода». В октябре 2001 года Бундестаг постановил отправить 3900 солдат в Афганистан, а в декабре – еще 1200 для участия в миссии Международных сил содействия безопасности.

Причины участия в операции «Несокрушимая свобода» кроются в выполнении Германией союзнических обязательств. Развитие европейских и трансатлантических отношений всегда играли приоритетную роль для внешней политики страны. Изменившаяся ситуация в 1990-х годах в международной безопасности требовала усиления этого сотрудничества и более активного позиционирования Германии на международной арене. Шредер осознавал необходимость поддержания статуса Германии, как надежного партнера, в то время как партнеры по коалиции и многие другие члены парламента неоднозначно отнеслись к такому решению. Все же основные цели операции – борьба с терроризмом, ликвидация лидеров террористических группировок «Аль-Каида» и «Талибан» - подразумевали использование военных средств, что противоречило фундаментальным внешнеполитическим установкам страны.

Более согласованно и активно немецкие политики поддержали идею участия в миссии Международных сил содействия безопасности. В 2001 году на первой Боннской конференции по Афганистану международным сообществом было принято решение о дальнейшем внутриполитическом развитии Афганистана. Миссия, главной целью которой было обеспечение безопасности на всей территории страны, должна была помочь реализовать задачи, поставленные на Боннской Конференции. Немецкими политиками миссия была охарактеризована как «миссия помощи», потому что была ориентирована на восстановление Афганистана, поэтому идея участия в ней была воспринята без особых разногласий. Таким образом, союзнические обязательства и гражданское восстановление Афганистана стали главными причинами немецкого участия в афганском конфликте. Примечательно, что долгое время, немецкие политики не называли ситуацию в Афганистане и участие Бундесвера «войной», потому что они характеризовали миссию, как гражданскую. Если кто-то из военных или чиновников использовал подобную формулировку, следовала незамедлительная реакция правительства.

Показательным случаем в истории вовлечения Германии в миссию в Афганистане, и изменившим характер ее восприятия немецким правительством, стал инцидент, произошедший в 2009 году провинции Кундуз, находящейся под ответственностью и руководством страны. Кража боевиками Талибана двух бензовозов, принадлежавших Миссии, повлекла авиаудар по провинции, который совершила НАТО по просьбе немецкого полковника Георга Кляйна. Жертвами авиаудара стали и мирные жители, по разным оценкам, их количество достигало до 140 человек. Впоследствии, президентом Афганистана была назначена следственная комиссия, которая оправдала действия Бундесвера. Это происшествие повлекло за собой резко негативную реакцию как со стороны немецкого населения, так и со стороны международного общества. Уже к 2010 году, почти половина немецкого населения поддерживала идею о выводе немецких войск из Афганистана.

Несмотря на то, что с Бундесвера сняли все обвинения, правительство Германии в 2010-2011 годах выступало за постепенное сокращение войск в Афганистане, по причине передачи ответственности за обеспечение безопасности национальным силам. Также, негативная реакция немецкого общества на события в Афганистане повлияла на позицию Германии в отношении ввода войск в Ливию. Тогда Германия вроде бы выступила с поддержкой идеи стабилизации Ливии, но при этом прямо участвовать в операции посылатьсвоих солдат отказалась. Правительство страны оказалось в сложной ситуации – когда с одной стороны присутствует давление общества, а с другой – давление союзников.

Тем не менее, несмотря на все имеющиеся трудности, правительство Германии продолжает поддерживать идею об участии войск Бундесвера. Германия не только обеспечивала безопасность страны, добивалась успехов в обучении афганской армии, но также и была медиатором в мирных переговорах. Германии удалось создать контакты, которые дали толчок переговорному процессу, с этим к правительству Германии обратился Хамид Карзай. В 2011-12 годах Германия стала главным посредником между талибами и представителями США, этот переговорный процесс был назван «катарским», так как при немецком содействии в Катаре был создан переговорный с талибами пункт.

Участие в миссии НАТО «Решительная поддержка» активно поддерживается немецкими политиками. Миссия характеризуется как небоевая, и нацелена на консультирование, подготовку и оказания помощи афганским силам безопасности. На встрече в 2019 году министров иностранных дел Германии и Афганистана, Хайко Маас подтвердил приверженность Германии участию в «Решительной поддержке». Также, в Коалиционном договоре между партиями ХДС/ХСС и СДПГ, которые в данный момент находятся в правительстве, Афганистану уделяется особое внимание. Берлин убежден, что Афганистан нуждается в дальнейшей поддержке для обеспечения безопасности. Также, правительство при составлении данного договора, намеревалось увеличить количество солдат.

Какие же цели у немецкого участия в афганском конфликте? Конечно же, это сохранение своего статуса на международной арене, потому что роль Берлина значительно возросла в урегулировании международных кризисов. Миссии в Македонии, Косово и Афганистане стали решающим шагом для страны, которая до этого не поддерживала идею об использовании военных методов. Помимо этого, для Германии было важно сотрудничество в рамках институтов – ООН и НАТО. Несмотря на тесные отношения с США, важнейшим внешнеполитическим приоритетом для Германии была и остается многосторонность. Таким образом, Германия поддерживает участие всех заинтересованных акторов в решении проблем международных отношений и способствует сохранению многополярного мира.

Несмотря на яркую приверженность Германии продолжению участия в афганском урегулировании и содействию стабилизации ситуации, перспективы дальнейшего присутствия войск Бундесвера на афганской территории не так ясны. Правительство США еще в конце 2018 году заявило, что намерено сократить количество войск в Афганистане, если достигнет соглашения в переговорах с талибами. В 2020 году в Дохе соглашение все же было подписано, и согласно нему, Талибы должны гарантировать, что ни они, ни «Аль-каида» и какие-либо другие группировки не будут угрожать безопасности США и их союзников. При соблюдении всех условий Талибами, а именно, прекращение огня, проведение межафганских переговоров и обмен военнопленными, войска НАТО будут выведены из Афганистана полностью в течение 14 месяцев. Такое решение администрация Дональда Трампа приняла без консультаций со своими партнерами НАТО, которые являются участниками миссии. Еще в 2017 году Трамп провозгласил новую стратегию, согласно которой, американское присутствие было расширено.

Конечно, участие Германии в Афганистане напрямую зависит от американской стратегии и такие резкие изменения ставят под вопросдальнейшее вовлечение. Однако, несмотря на надежды США быстрее покинуть Афганистан, выполнение соглашений, скорее всего, не будет таким быстрым, судя по происходящим сейчас событиям. Ситуация с прекращением огня остается неоднозначной, поскольку боевые действия прекращены не были. Процесс межафганских переговоров осложняется тем, что в Афганистане сейчас сформировано параллельное правительство противником Гани на последних президентских выборах, который остался не согласен их исходом. К тому же недавно талибы прекратили переговоры с афганским правительством по поводу обмена военнопленных, да и соотношение обмена в 5000 талибов на 1000 представителей государства казалось правительству спорным.

В нынешней ситуации Германия остается зависимой от действий союзника, но не разделяет точку зрения полного ухода из Афганистана. Говорить о значимой роли Германии в афганском урегулировании, как независимого актора сложно. С другой стороны, назвать Федеративную Республику полностью подчиненной США в этом вопросе нельзя. Германия проводит встречи с разными сторонами афганского конфликта, возглавляла раунд мирных переговоров в Дохе. Роль Германии заметно усилилась при администрации Трампа, так как взгляд нового американского истеблишмента на ситуацию не совпадает с немецкой позицией. Германия поддерживает афганский мирный процесс, однако не считает вывод войск хорошей идеей, так как в этом случае есть риск возобновления новой Гражданской войны. Поэтому, Германия будет продолжать использовать различные каналы связи, чтобы снова прийти к многостороннему формату урегулирования афганского конфликта, которое сейчас снова осложнено противоречиями между внутриполитическими участниками в стране.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Как вы оцениваете угрозу от нового коронавируса и реакцию на него?
    Реакция на коронавирус гипертрофирована и представляется более опасной, чем сам вирус  
     369 (43%)
    В мире всё ещё недооценивается угроза вируса — этим и объясняется пандемический характер распространения заболевания  
     277 (32%)
    Реакция на коронавирус адекватна угрозе, представляемой пандемией COVID-19  
     211 (25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся