Россия и Ближний Восток

Российско-турецкие отношения в 2020 году и в третьем десятилетии 21-го века

5 Февраля 2020
Распечатать

Дорогие читатели и читательницы!

Сегодня в главном англоязычном издании Турции - газете "Daily Sabah" - вышла моя статья про российско-турецкие отношения в 2020 году и в третьем десятилетии 21-го века.

В своих выступлениях я постоянно говорю о том, что энергетика в российско-турецких отношениях себя, по большому счету, исчерпала и следует открывать новые страницы российско-турецкого сотрудничества.

Какими эти страницы окажутся - своими мыслями на эту тему я поделился с турецкими читателями.

Привожу ниже текст статьи на русском языке "без купюр". В смысле без газетных редакторских правок англоязычной версии, впрочем, не слишком существенных.

e5ac76a69846c16b79c18ed3a0aad133_blog_article_rossijsko_tureckie_otnosheniya.jpg

РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ТРЕТЬЕМ ДЕСЯТИЛЕТИИ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО ВЕКА: КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА ДИВЕРСИФИКАЦИЯ И ИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИЯ

8 января 2020 года состоялся рабочий визит президента Российской Федерации Владимира Путина в Стамбул.

Формально в центре визита было участие российского и турецкого президентов в церемонии открытия «Турецкого потока». Но на практике Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган дали старт российско-турецким отношениям, не только в сфере энергетики, но и в целом, в третьем десятилетии двадцать первого века.

Беремся утверждать, что двумя лидерами открыта новая страница двустороннего сотрудничества, оказывающего влияние на положение дел в регионе. Для того, чтобы лучше понять значение Стамбульской встречи обратимся кратко к вехам российско-турецкого диалога в двадцать первом веке.

Допустив условное деление на десятилетия, заметим, что главным итогом первого десятилетия 21-го века в российско-турецких отношений стал слом шаблонов и стереотипов.

Первый визит Р.Т. Эрдогана в Москву состоялся 23-24 декабря 2002, то есть, сразу после победы Партии справедливости и развития на всеобщих парламентских выборах в Турции. 5-6 декабря 2004 года состоялся визит президента В. Путина в Анкару. Причем это был первый официальный визит лидера России (как правопреемницы СССР) за более чем три десятилетия.

Именно тогда лидеры двух государств обозначили свое желание и политическую волю преодолеть годами существующие негативные стереотипы в отношении друг друга и сдерживающий груз исторической памяти о многочисленных русско-турецких войнах. Естественно, практическая реализация этого решения столкнулась как со внутренней оппозицией в России и в Турции, так и со внешним давлением со стороны Запада, который категорически не устраивало формирование российско-турецкой оси «Север-Юг».

Что же следует считать главным итогом периода до 2010-й года в российско-турецких отношениях?

Пожалуй, им следует считать визит В. Путина в Турцию в августе 2009 года, который, по числу и характеру подписанных документов, был по праву именован «историческим».

Приведенные ниже документы были тогда подписаны лично председателем Правительства Российской Федерации В. Путиным и премьер-министром Турецкой Республики Р.Т. Эрдоганом:

1. Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в газовой сфере.

2. Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в нефтяной сфере.

Кроме того, в присутствии лидеров двух стран были подписаны ещё три фундаментальных документа, имеющих отношение к российско-турецкому сотрудничеству в сфере атомной энергетики.

1. Протокол между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в сфере атомной энергетики.

2. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии.

3. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Турецкой Республики об оперативном оповещении о ядерной аварии и об обмене информацией о ядерных установках.

И если в 2019-м году президенты В. Путин и Р.Т. Эрдоган участвуют в церемонии заливки первого бетона на АЭС «Аккую», а в начале 2020-го года торжественно открывают газопровод «Турецкий поток», то надо понимать, что фундамент этих успехов был заложен десятилетие назад – в 2009 году в ходе исторического визита Путина в Турцию. Хотя формально Соглашение о строительстве АЭС «Аккую» было подписано 12 мая 2010 года, а Соглашение о строительстве газопровода «Турецкий поток» 10 октября 2016 года.

Таким образом, можно констатировать, что первое десятилетие двадцать первого века стало в отношениях между Россией и Турцией посвящено энергетике. Именно тогда нижеподписавшимся было введено в оборот выражение, получившее впоследствии широкое распространение в российской экспертной среде, «российско-турецкое многоплановое энергетическое сотрудничество».

Второе десятилетие стало для российско-турецких отношений полным испытаний на прочность. В этом смысле, следует вспомнить и так называемый «самолетный кризис» 2015-2016 годов, и убийство в Анкаре российского посла Андрея Карлова в конце 2016 года.

Отдельно стоит упомянуть и попытку военного переворота в Турции в ночь с 15 на 16 июля 2016 года, когда Россия, в отличие от многих других зарубежных партнёров Турции, в первую очередь – на Западе, заняла четкую позицию на стороне законного правительства страны.

Если же говорить о российско-турецком сотрудничестве во втором десятилетии, то его главной вехой в тот период времени стало заключение сделки на поставку Турции российских систем ПВО С-400, подразумевающей, одновременно, и трансфер Россией технологий турецкой стороне. Соглашение это было подписано в декабре 2017 года и к настоящему времени его реализация близка к завершению.

Тот факт, что Турция провозгласила курс на диверсификацию источников закупки вооружений и боеприпасов, а также на создание более независимой от зарубежья национальной оборонной промышленности, открыл для России и Турции большие возможности. И сделка по С-400 является пусть и важным, но все же лишь первым примером российско-турецкого сотрудничества в сфере ОПК. За ним могут последовать совместные проекты в сфере ракетостроения, судостроения, авиации и космоса.

Полностью аналогично энергетике, можно говорить о возможности развития сторонами «многопланового российско-турецкого сотрудничества в сфере оборонной промышленности».

Итак, с чем же Россия и Турция начинают третье десятилетие двадцать первого века и какие новые страницы, кроме энергетики и ОПК, стороны могут открыть?

Современный мир перестает быть однополярным. США утрачивают роль мирового гегемона, а в мире появляется множество альтернативных Вашингтону центров силы и принятия решений, как глобальных, так и региональных.

Размывается смысл союзов и альянсов в классическом смысле этого слова. Ярким примером тому является современное участие Турции в Североатлантическом альянсе. Турция сегодня уже не идет в фарватере НАТО, а предлагает блоку свою собственную повестку. Более того, страна говорит о необходимости диверсифицировать свои военно-политические альянсы и отказывается признавать свою принадлежность только одному блоку и центру силы.

Все больше возрастает роль региональных игроков и микроформатов, которые образуются для решения конкретных региональных конфликтов и проблем. Наиболее ярким и успешным примером является Астанинский формат, созданный в январе 2017 года между Россией, Турцией и Ираном.

На настоящий момент, сирийский конфликт ещё не урегулирован и гражданская война закончилась. Однако, Астанинский формат придал в Сирии импульс процессу политического урегулирования. Лишь вопрос времени, когда сформированный при содействии России, Турции и Ирана Конституционный комитет разработает проект Основного закона Сирии и в стране пройдут всеобщие выборы.

Разумеется, как указывают и Россия, и Турция, присутствие США в Сирии и их поддержка, оказываемая Силам народной самообороны и Партии демократический союз, остаются главной угрозой политическому процессу и территориальной целостности Сирии.

Однако, повторимся, Астанинский процесс стал уникальным примером того, как наиболее влиятельные региональные игроки в лице России, Турции и Ирана, невзирая на имеющиеся между ними противоречия, собираются для урегулирования сложного и запутанного конфликта.

Пример оказался настолько успешным, что 16 сентября 2019 года на заседании Астанинской тройки в Анкаре прозвучал тезис о необходимости тиражирования опыта Сирии на другие региональные конфликты.

Прозвучал этот тезис применительно к Йемену, однако, как мы видим, на практике российско-турецкая ось демонстрирует свою эффективность в ливийском конфликте на фоне роста напряженности в Восточном Средиземноморье.

Призыв, прозвучавший после встречи 8 января 2020 года между президентами Путиным и Эрдоганом, а также предпринятые двумя лидерами дипломатические усилия (контакты с Германией, Францией, Италией, Египтом, Саудовской Аравией, Объединенными Арабскими Эмиратами, Катаром и т.д.), привели к тому, что Правительство национального согласия и Ливийская национальная армия согласились объявить режим прекращения огня с 12 января 2020 года.

13 января 2020 года в Москве, при лидирующей роли России и Турции, были проведены переговоры между противоборствующими сторонами ливийского конфликта. Невзирая на то, что Халифа Хафтар покинул Москву, не согласившись на прекращение огня, сам факт проведения таких переговоров должен рассматриваться в качестве успеха. И символичным является то, что не был достигнут успех на Берлинском саммите 19 января 2020 года, что лишний раз продемонстрировало неэффективность широких международных форматов для урегулирования региональных конфликтов. Для ливийского урегулирования требуются своего рода «Астана 2.0».

Как мы видим, осью ливийского урегулирования, как и в случае с Сирией и с Астанинским процессом, становятся две страны – Россия и Турция. И это не может не наводить на мысль о необходимости создания между двумя странами постоянной площадки или постоянного механизма, военно-политического по свой сути, для урегулирования региональных конфликтов, трений и проблем на Балканах, в Северной Африке, на Кавказе, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Третье десятилетие двадцать первого века должно пройти под знаком углубления и институциализации военно-политического сотрудничества между Россией и Турцией. То есть, должно увенчаться подписанием соответствующего документа, оформляющего отношения между двумя странами в этой сфере.

Как это было сделано в сфере экономики, энергетики и оборонно-промышленного комплекса в рамках отхода от шаблонного мышления и диверсификации – торгово-экономических партнеров, источников и рынков энергоносителей, поставщиков и рынков вооружений и боеприпасов. Именно «диверсификация» и «институациализация» должны стать ключевыми словами для российско-турецких отношений в третьем десятилетии 21-го века.

Вот ссылка на оригинал русскоязычного текста опубликованный на авторском сайте "Турция - это".

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся