Дайджест международных публикаций

Религиозный фактор на выборах в Европарламент

29 Августа 2019
Распечатать

Автор: Дмитрий Попцов, независимый политолог.

Одной из значимых внутриполитических тем в ходе предвыборной борьбы в период избирательной кампании в Европарламент стала проблема миграции. Отдельные партии и кандидаты, участвовавшие в выборах, формулировали свое отношение к вопросу массового притока мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока.

Учитывая, что многие из новоприбывших иммигрантов являлись по своим религиозным взглядам мусульманами, конфессиональный фактор мог сыграть определенную роль в ходе всеевропейских выборов.

Тем более, что по данным исследования «Быть христианином в Западной Европе», проведенного специалистами Pew Research Center в мае 2018 года, «христианская идентичность остается значимым маркером в Западной Европе, даже среди тех, кто редко посещает церковь» [1].

Несмотря на то, что работа была проведена практически за год до выборов в Европарламент (май 2018 г.), думается, что представленные в ней данные не утратили своей актуальности [2].

EPA/ARMANDO BABANI

Авторы исследования выделяют «не практикующих христиан», то есть тех, кто хотя бы несколько раз в год посещают церковь, и идентифицируют себя как «христиане» (в среднем, 46% участников опроса) и собственно «воцерковленных» христиан (в среднем, 18%), то есть тех, кто придерживается в своей жизни религиозных взглядов и регулярно посещает церковь.

Усредненный портрет «воцерковленных» христиан с точки зрения их социальных и культурных взглядов получился следующий. Среди них:

  • 58% считают, что государство должно поддерживать религиозные ценности и убеждения (такой точки зрения придерживаются 35% «не практикующих христиан» и 36% основного населения);

  • 26% говорят, что мигранты, прибывшие из стран Ближнего Востока, являются «не честными» (данное мнение разделяют 29% «не практикующих христиан» и 26% основного населения);

  • 40% убеждены, что уровень иммиграции должен быть снижен (37% «не практикующих христиан» и 38% основного населения считают также);

  • 49% утверждают, что ислам в корне несовместим с их национальной культурой и ценностями (аналогичной точки зрения придерживаются 45% «не практикующих христиан» и 42% основного населения).

Эти цифры демонстрируют, что в среднем «воцерковленные христиане» более критично настроены к иммигрантам, чем «не практикующие христиане» и основное население. При этом по странам доля «воцерковленных христиан» колеблется от 9% в Швеции и Финляндии до 40% в Италии.

Таким образом, потенциально «воцерковленные христиане» на выборах в Европарламент в отдельных странах могли выступить «союзниками» политических сил, выступающих за ужесточение миграционной политики Евросоюза.

Действительно, на первый взгляд выборы в Европарламент на территории Италии могли бы подтвердить эту гипотезу.

Как известно, «Лига Сальвини», набравшая по итогам голосования 34,3% голосов избирателей, продемонстрировала один из самых лучших региональных результатов обобщенной «партии евроскептиков» в западноевропейских странах.

Данные исследования Pew Research Center по Италии показывают следующую картину:

  • 80% итальянцев идентифицируют себя как христиане (из них 40% «воцерковленные христиане», 40% «не практикующие христиане»);

  • 52% выступают за снижение уровня иммиграции (38% по 15 западноевропейским странам, далее — по Западной Европе);

  • 53% считают, что ислам противоречит ценностям их страны (42% по Западной Европе);

  • 16% придерживаются мнения, что многие мусульмане поддерживают экстремистские группировки (34% — что только некоторые, 42% — единицы);

  • 38% не поддерживают однополые браки.

Эти цифры в целом подтверждают результат «Лиги Сальвини» на выборах — запрос на ужесточение миграционной политики очевиден. Тем не менее, утверждение, что именно «воцерковленные христиане» обеспечили победу партии на выборах, представляется избыточным. Безусловно, их вклад мог быть весомым, но наряду и с другими группами итальянского общества.

По Франции, другой стране, продемонстрировавшей второй успешный результат «партии евроскептиков» («Национальное объединение» получило поддержку 23,3% избирателей), результаты исследования таковы:

  • 64% французов идентифицируют себя как христиане (из них 18% «воцерковленные» христиане, 46% — «не практикующие христиане»);

  • 30% выступают за снижение уровня иммиграции (по Западной Европе 38%);

  • 34% считают, что ислам противоречит ценностям их страны (42% по Западной Европе);

  • 13% придерживаются мнения, что многие мусульмане поддерживают экстремистские группировки (27% — что только некоторые; 55% — единицы)

  • 23% не поддерживают однополые браки.

Сопоставление результатов исследования со средними значениями по западноевропейским странам, граждане которых участвовали в опросе, показывает, что во Франции запрос на пересмотр миграционной политики в целом более низкий.

Тем не менее, по итогам майских выборов отмечается второй успешный результат обобщенной «партии евроскептиков».

При этом очевидно, что движение «желтых жилетов» в данном случае внесло более весомый вклад в победу «Национального объединения», нежели чем «воцерковленные христиане». Нельзя сбрасывать со счетов и активность Сальвини с точки зрения поддержки протестующих во Франции, что, безусловно, было важным как раз в контексте майских выборов в Европарламент.

По Германии, стране, где миграционный вопрос привел к завершению партийной карьеры Х. Зеерхофера, итоги голосования за «партию евроскептиков» (в данном случае, «Альтернатива для Германии») оказались довольно обескураживающими — 11% голосов, четвертое место в общем зачете. Исследование демонстрирует следующие результаты:

  • 71% немцев идентифицируют себя как христиане (из них 22% «воцерковленные христиане», 49% — «не практикующие христиане);

  • 38% выступают за снижение уровня иммиграции (38% по Западной Европе);

  • 44% считают, что ислам противоречит ценностям их страны (42% по Западной Европе);

  • 12% придерживаются мнения, что многие мусульмане поддерживают экстремизм (32% — что только некоторые; 52% — единицы);

  • 23% не поддерживают однополые браки.

Таким образом, учрежденный в апреле 2018 года «Союз за ценности», в который вошли представители ХСС и ХДС, потенциально мог рассчитывать на определенную поддержку среди граждан.

Тем не менее, итоги исследования показывают, что немцы в целом воспринимают миграционную проблематику на «среднеевропейском уровне», ярко выраженного запроса на ужесточение миграционной политики не фиксируется. Определенное беспокойство присутствует, но оно не выходит за рамки средних значений. Более того, доля воспринимающих мусульман как приверженцев радикальных взглядов ниже, чем в среднем по Западной Европе (12% против 13%).

Любопытно, что в Дании результаты исследования Pew Research Center с точки зрения итогов голосования в мае 2019 г. сопоставимы с цифрами по Германии.

В частности, среди датчан:

  • 65% идентифицируют себя как христиане (из них 10% — «воцерковленные христиане», 55% — «не практикующие христиане»);

  •  45% выступают за снижение уровня миграции;

  • 43% считают, что ислам не совместим с ценностями их страны;

  • 17% придерживаются мнения, что многие мусульмане поддерживают экстремистскую идеологию (32% — лишь некоторые, 46% — немногие);

  • 9% не поддерживают однополые браки.

По итогам голосования на выборах в Европарламент Датская народная партия заняла лишь 4-е место, получив поддержку 10,7% избирателей.

Таким образом, наличие в обществе запроса на ужесточение миграционной политики далеко не всегда конвертируется в голоса избирателей в интересах евроскептиков.

Достаточно красноречивы в этом смысле итоги опроса и голосования в Нидерландах.

Итак, среди жителей Нидерландов:

  • 41% идентифицируют себя как христиане (из них 15% являются «воцерковленными христианами», 27% относят себя к непрактикующим христианам);

  • 42% выступают за снижение текущего уровня миграции (38% по Западной Европе);

  • 44% считают, что ислам не совместим с ценностями их страны (42% по Западной Европе);

  • 18% придерживаются мнения, что многие мусульмане поддерживают экстремистскую идеологию (22% — что лишь некоторые из них, 46% — что никто или очень немногие);

  • 10% не поддерживают однополые браки.

Результаты опроса в Нидерландах демонстрируют одну из минимальных долей «воцерковленных христиан» — 15%. При этом 48% граждан позиционируют себя вне религии и это максимальный показатель по данным исследования Pew Research Center среди всех западноевропейских стран, где проводился опрос.

Соответственно, цифры по Нидерландам можно рассматривать в оппозиции к данным по Италии, где зафиксирована максимальная доля «воцерковленных христиан» в обществе.

Их сопоставление подчеркивает в целом более критичное отношение жителей Нидерландов к мусульманам с точки зрения их приверженности экстремистской идеологии (18% граждан придерживаются такой точки зрения против 13% в среднем по Европе). Также отмечается относительно высокий запрос на снижение уровня миграции (42% против 38%).

То есть имелись предпосылки к неплохим результатам голосования за евроскептиков. Однако Партия свободы в Нидерландах получила поддержку лишь 3,5% избирателей, заняв 10-е место.

Означает ли это, что наличие в стране сравнительно высокой доли «воцерковленных христиан» положительно отразилось на итогах голосования за евроскептиков?

Думается, что нет, поскольку отдельные высокие результаты соответствующих политических структур, полученных на выборах в Европарламент, подчеркивают, что «религиозный фактор» в бОльшей степени является локальной историей успеха (или поражения) отдельных партийных организаций.

Соответственно, и общеевропейского запроса на новую христианскую партию, консолидирующую в своих рядах несогласных с текущей миграционной политикой ЕС, не наблюдается.

С другой стороны, можно отметить, что гипотетическая «христианская партия» с точки зрения защиты своих ценностей может меняться от страны к стране. Поэтому, в условиях отсутствия целенаправленной работы по консолидации сторонников для поддержки определенных политических сил, широкий диапазон мнений «воцерковленных христиан» вряд ли мог стать серьезным подспорьем для обобщенных «евроскептиков».

Таким образом, проблема иммиграции на текущем этапе не имеет «религиозного измерения». Несмотря на более критичное отношение к этой теме со стороны «воцерковленных христиан», в целом менее 40% европейцев выступают за ограничение миграционных потоков, и эта доля колеблется от страны к стране.



[2] В ходе исследования было проведено более 24 тыс. телефонных интервью по случайной выборке, в том числе было опрошено почти 12 тыс. не практикующих христиан. Интервью проводились в 15 западноевропейских странах.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каковы, по вашему мнению, цели США в отношении России?
    Сдерживать военно-политическую активность России  
     262 (44.48%)
    Добиться распада и исчезновения России  
     172 (29.20%)
    Создать партнерские отношения с Россией при условии выполнения требований США  
     94 (15.96%)
    Создать союзнические отношения в противовес Китаю на условиях США  
     61 (10.36%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся