Блог Антона Бредихина

ЮКМ – реальность и подход России

11 Мая 2022
Распечатать

Южно-Китайское море сегодня – одна из потенциальных «горячих точек» нашей планеты. Как отмечает официальный представитель МИД России Мария Захарова, «Позиция нашей страны в данном вопросе последовательна и неизменна. Россия не является участником территориальных споров в Южно-Китайском море и принципиально не становится на чью-либо сторону. Полагаем, что соответствующие консультации и переговоры должны вестись непосредственно вовлеченными сторонами в определенном ими самими формате»1.

1495293600412.jpg

Источник: Reuters

Регион имеет значительный потенциал с точки зрения современной геополитики. ЮКМ является континентальной окраиной и частью Тихого океана, простирающейся от Сингапура до Тайваньского пролива и занимающей площадь около 3.447.000 км². Это четвертое по величине море в мире после Филиппинского, Кораллового и Аравийского морей. Этот морской район и его архипелаги являются предметом споров и конфликтов между несколькими странами региона.

Это второй по загруженности морской путь в мире, при этом с точки зрения общего годового объема торговли более 50% проходит через Малаккский, Зондский и Ломбокский проливы. Через Малаккский пролив ежедневно проходит более 1,6 млн м³ (10 млн баррелей) сырой нефти, где широко распространено пиратство, но сейчас гораздо меньше, чем в середине двадцатого века. Было установлено, что в этом регионе запасы нефти составляют около 1,2 км³ (7,7 миллиарда баррелей) с предполагаемым общим объемом 4,5 км³ (28 миллиардов баррелей). Запасы природного газа оцениваются в 7500 км³.).

Острова Спратли (Чьюнгша) оспариваются Вьетнамом, Китаем, Тайванем, Малайзией, Брунеем, Филиппинами. Все заинтересованные стороны, кроме Брунея, имеют небольшие военные контингенты на архипелаге. Парасельские острова выступают предметом тяжбы между Вьетнамом, Китаем и Тайванем. Значительный интерес к региону проявляют США.

Именно наличием американцев в регионе Пекин и объясняет свою политику милитаризации Южно-Китайского моря. Создание китайцами искусственных насыпных островов подается Вашингтоном как «неуважение к международным нормам», что обуславливает необходимость присутствия американского военного флота. Делается все в целях затруднения доступа Китая на эти территории. Не исключается и блокада стратегически важного Малаккского пролива.

По словам руководителя Центра азиатско-тихоокеанских исследований ИМЭМО РАН Александра Ломанова: «с одной стороны у Вашингтона есть некий стимул для того, чтобы начать сдерживать и отбрасывать Китай на самом первом этапе его военного морского продвижения. Во-вторых, это проблема спорных рифов и островов, где КНР в том числе строит насыпные объекты»2. Китай раскритиковал США за то, что они воспользовались конфликтом на Украине для создания нового кризиса в Тайваньском проливе в интересах геополитических интересов США. Проводится линия осуждения США за регулярную отправку военных кораблей и самолетов в Южно-Китайское море.

Ставя своей основной стратегической задачей ограничение влияния России в Европе, США и их союзники в регионе по-прежнему заинтересованы в сохранении своего влияния в Южно-Китайском море. Президент США Джо Байден и лидеры QUAD (США, Австралия, Япония, Индия) 3 марта 2022 года выступили с совместным заявлением, с целью недопущения повторения ситуации на Украине в Индо-Тихоокеанском регионе. Параллельно с политическими заявлениями американцами была усилена разведка и сосредоточено внимание за военными действиями Китая в Тайваньском проливе и ЮКМ.

Но Китай не остается в стороне. Следом за планами по добыче нефти на Спратли, китайские военные усиливают морское и воздушное присутствие, увеличили количество учений ВМС. Военные эксперты не исключают возможность размещения в Южно-Китайском море подводных ядерных сил Китая. Изменение в 2015 году военной доктрины Китая позволили ВМС страны защищать не только прибрежные территории, но и могут обеспечивать безопасность в открытом море. Поддержку Китаю оказывает Камбоджа, которая в 2012 году стала принимающей стороной 21-го саммита АСЕАН и 7-ого Восточноазиатского саммита объявила свое несогласие обсуждать вопрос территориальных споров в ЮКМ на международном уровне, а в 2014 году Партия национального спасения Камбоджи полностью поддержала Китай в территориальных претензиях к Вьетнаму.

Китай объявил о своем оборонном бюджете на 2022 год в размере около 230 миллиардов долларов, увеличившемся на 7,1% в ответ на «беспрецедентную» конфронтацию между великими державами. В этом же году вместе с увеличением военного бюджета Китай увеличил количество военных учений в Южно-Китайском море. Военным ведомством страны было объявлено о проведении двух долгосрочных учений 4-15 марта и 19 марта - 9 апреля в неопределенном районе за пределами устья Тонкинского залива. Со стороны правительства Вьетнама был направлен протест с просьбой «уважать исключительную экономическую зону Вьетнама и континентальный шельф, остановиться и не повторять никаких действий, которые усложняют ситуацию»3.

Статус искусственных островов

Благодаря стратегии «Превратить роль гостя в роль хозяина» китайцами построено порядка 30 искусственных островов, по сути являющихся военными базами. Данный факт вызывает тревогу у соседей.

Территория нахождения искусственных островов богата природными ресурсами, через них проходят основные торговые маршруты региона. World Fish Center, указывает на наличие в акватории порядка 10% мировой рыбной ловли, а также 11 млрд. барр. нефти и 5,3 трлн. куб. м газа4. Каждый год через акваторию моря провозят товары общей стоимостью 3 трлн. долл.

Но этим активная деятельность Пекина в регионе не ограничивается. Китайскими властями организована непрерывная отправка десятков военных самолетов для нарушения опознавательной зоны ПВО Тайваня. Установлены и ведут свои деятельность буровые установки и исследовательские суда,; развернуто множество патрульных катеров, сотни рыбацких лодок, работающих в Спратли.

Милитаризация региона способствует ухудшению судоходности, а как следствие транспортной и экономической составляющей Южно-Китайского моря. В связи с чем необходимо упомянуть Конвенцию Организации Объединенных Наций по морскому праву 1982 года (UNCLOS). Статьей 30 данной Конвенции определено, что «если какой-либо военный корабль не соблюдает законов и правил прибрежного государства, касающихся прохода через территориальное море, и игнорирует любое обращенное к нему требование об их соблюдении, прибрежное государство может потребовать от него немедленно покинуть территориальное море»5. Данный подход в условиях наличия факта территориального спора может применить любое государство, претендующее на архипелаги Южно-Китайского моря в отношении китайских военных судов.

Международный документ определяет статус искусственных островов, что имеет особое значение в споре региона ЮКМ: «Искусственные острова, установки и сооружения и зоны безопасности вокруг них не могут устанавливаться, если это может создать помехи для использования признанных морских путей, имеющих существенное значение для международного судоходства». Данный пункт прямо указывает на актуализацию проблемы перемещения судоходных грузов в регионе некитайскими судами.

Вместе с тем «искусственные острова, установки и сооружения не обладают статусом островов. Они не имеют своего территориального моря, и их наличие не влияет на определение границ территориального моря, исключительной экономической зоны или континентального шельфа», что прямо говорит о невозможности основываясь исключительно на «исторических принципах» закреплять за собой Пекину право на экономическую зону, признаваемую международным сообществом за другими государствами.

Подтверждением тому выступает решение Гаагского арбитражного суда по делу Филиппин против Китая, принятое в июле 2016 года. Был принят отказ принимать претензии китайской стороны на исключительную экономическую зону в районе архипелага Спратли: «Нет свидетельств тому, что у Китая когда-либо был исключительный контроль над водами Южно-Китайского моря»6.

Решение суда признавало и нарушение китайской стороной суверенитета Филиппин, в части касающейся преследования торговых судов, а также при строительстве искусственных островов в акватории, относящейся в экономическую зону Манилы. «Девятипунктирная линия», охватывающая более 80% морской акватории, была признана недействительной. Пекин в лице главы МИД страны Ван И посчитал решение «политическим фарсом под предлогом законности». Реакция Манилы, Ханоя и Токио была одобрительна, стороны призвали к мирному пути решения спора. «Важным вкладом» назвали вердикт суда в Вашингтоне. Например, размещение Китаем системы ПВО на искусственных островах может повлечь соответствующий ответ от США, которые будут «вынуждены действовать».

Имеет решение арбитражного суда и историческую параллель. В 1951 году в Сан-Франциско проводилась конференция, в рамках которой протест гоминдановских властей Китая был отклонен и Парасельские острова были возвращены Вьетнаму, а Спратли французской колонии Кохинхина (Южный Вьетнам).

Декларация и кодекс поведения

Еще одним не менее важным документом, определяющим жизнь региона, выступает Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море, подписанная КНР и странами-участницами АСЕАН. Декларация выступила первым шагом на пути к подписанию Кодекса поведения сторон в Южно-Китайском море и была инициирована в 1990-х годах Филиппинами, Вьетнамом и Малайзией. Несмотря на различие сторон в видении решения проблемы, Пекин проявил максимальную дипломатическую гибкость, что и привело к подписанию Декларации.

Дело могло пойти и дальше и перейти к подписанию Кодекса, однако отсутствие единых позиций стран АСЕАН привели к «заморозке» этого процесса7. Решение Гаагского суда выступило импульсом для принятия официальным Пекином ряда дипломатических мер, направленных на ускорение принятия Кодекса.

Вместе с тем, продолжается обсуждение его принятия. В рамках проведения саммитов АСЕАН стороны подтверждали свое желание согласовать Кодекс. Этот важнейший документ станет основой разрешения территориальных споров и конфликтов, обеспечит стабильное экономическое развитие региона, разработку энергоресурсов. Посредством Кодекса будет снята возможность решения текущих конфликтов военным путем. Без начала военных действий прибрежные государства будут реализовывать согласованные модели поведения, направленные на устойчивое развитие морского региона.

Страны АСЕАН продолжают подтверждать важность поддержания мира, стабильности и уважения свободы, безопасности и безопасности судоходства и авиации в Южно-Китайском море перед лицом колебаний мировой и региональной ситуации из-за нарастающего противостояния Российской Федерации и США.

Китай и страны АСЕАН в настоящее время не добились нового прогресса в построении Кодекса поведения, а также не договорились о праздновании 20-летия со дня рождения Декларации поведения и 40-летия со дня принятия Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.

Стратегия Вьетнама в Южно-Китайском море

Вьетнам проявил себя в качестве последовательного, активного участника международного сообщества. Стратегией государства выступает создание мирной обстановки, стабильности для социально-экономического развития стран, в том числе морского хозяйства, особенно в Южно-Китайском море. Название стратегии определяется как «Мир — Дружба, Сотрудничество — Развитие».

В 2012 году принимается закон о «Морском праве», определяющий правовой статус морских и островных территорий, принадлежащих вьетнамскому суверенитету и вьетнамскому суверенному праву8. Закон определяет принадлежность Вьетнаму Парасельских островов и Спратли.

Ханой подчеркивает право на суверенность и незыблимость границ государств региона. «Компетентные органы Вьетнама пристально следят за ситуацией в районе Восточного моря (вьетнамское название ЮКМ) для обеспечения национального суверенитета, суверенных прав и юрисдикции над морским пространством в соответствии с нормами международного права, в том числе Конвенции ООН по морскому праву 1982 года»9, - отметила директор департамента информации и печати МИД Вьетнама Ле Тхи Тху Ханг. Любые действия государств в Южно-Китайском море должны соответствовать нормам международного права, уважать суверенитет и юрисдикцию прибрежных государств.

В 2013 году Вьетнам заручился поддержкой США, Канады, Малайзии, Новой Зеландии, Брунея, Индонезии, Великобритании в деле сохранения стабильности и мира и обеспечения морской безопасности в регионе. Став в 2020-2021 годах членом Совета безопасности ООН выступил за укрепления глобального диалога в деле разрешения международных конфликтов. Президент Вьетнама Нгуен Фу Чонг призвал «все заинтересованные стороны проявлять сдержанность, избегать односторонних действий, которые могли бы осложнить ситуацию, и разрешать споры и разногласия мирными средствами с должным соблюдением дипломатических и юридических процедур»10.

Большую работу проводит Ханой в деле укрепления экосистемы региона, прибрежные провинции участвуют в акции «Неделя моря и островов», отмечается Всемирный день океанов, идет борьба с распространением пластикового мусора в акватории11. Осуществляется издание литературы об островах Спратли и Парасельских островах для детей в рамках проекта «Колыбель нашей Родины». Организовываются картографические выставки с включением островов в границы Вьетнама12.

За последние годы Вьетнам продемонстрировал значительные достижения в области экономического развития. Стабильно растет ВВП страны. В 2018 году он составлял 245,21 млрд. долларов, в 2019 году 261,92 млрд. долларов, в 2020 году 271,16 млрд. долларов. В 2021 году динамика роста составила 2,58%. Данные цифры свидетельствуют об устойчивости и перспективах роста различных секторов экономики страны.

Вьетнам проводит политику многовекторного внешнеэкономического сотрудничества. Ханой подписал соглашения о создании зон свободной торговли с рядом стран мира, в том числе Китаем, Японией, Южной Кореей, АСЕАН, а также в 2015 году с Евразийским Экономическим Союзом. Из стран-участниц ЕАЭС максимальный товарооборот приходится на Россию.

Российский фактор влияния

Важным фактором сотрудничества России и Вьетнама выступает социалистическое прошлое, преемственность нашей страны от СССР. Значительное влияние на взаимоотношение Москвы и Ханоя оказывает Пекин, исторически, культурно и политически переплетенный тонкими нитями с Вьетнамом. Своим Указом № 605 от 7 мая 2012 года Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин назвал Вьетнам, наряду с Китаем и Индией одним из важных стратегических партнеров России в Азии.

Перспективы развития международного сотрудничества закреплены 22 октября 2018 года в Резолюции ЦК КПВ «О стратегии устойчивого развития морской экономики на период до 2030 г. и в перспективе до 2045 г.». Разведка нефти и газа в морской акватории выступает одним из перспективных направлений деятельности международного сотрудничества. «Газпром» и PetroVietnam через совместное предприятие «Вьетгазпром» ведут разработку месторождений газа в юго-западной части залива Бакбо в северо-западной части Южно-Китайского моря. Разведку и добычу нефти осуществляют такие российские гиганты как «Роснефть», «Зарубежнефть», «Новатэк»13.

Не отстают от нефтегазовой отрасли и другие сферы сотрудничества. Вьетнам входит в число лидеров среди стран мира по закупкам российского оружия. По словам Министра иностранных дел России Сергея Лаврова, «с удовлетворением отмечаем динамичное продвижение экономических связей в традиционных областях (энергетика, промышленное производство, транспорт, сельское хозяйство) и в новых перспективных секторах (цифровая экономика, «электронное правительство», технологии «умного города», безопасность информационно-коммуникационных систем)»14. Особое место занимают туризм, молодежные обмены.

В условиях санкционной политики давления со стороны США и стран Европы России необходимо усиливать экономическое сотрудничество странами Евразийского Экономического Союза и государствами, имеющими зоны свободной торговли с ЕАЭС. В этой связи Вьетнам выступает наиболее перспективным торгово-экономическим партнером, стратегической площадкой с которой необходимо расширить сферы сотрудничества. Не стоит ограничиваться только теми направлениями, которые прописаны в договоре о создании ЗСТ, многие из них затрагивают крайне незначительные ниши и небольшие объемы продукции. Включение вьетнамских производителей в программы импортозамещения, замена американских и европейских партнеров на вьетнамских видится вполне реалистичной задачей, что обуславливается бурным развитием различных сфер жизни Вьетнама в последние годы.

Новые возможности сотрудничества совпадают и в рамках треугольника Москва-Пекин-Ханой, так как Китай занимает достаточно позитивную позицию по Специальной военной операции, проводимой Российской Федерацией. Соответственно диссонанса между Вьетнамом и Китаем не будет.

В вопросе территориального спора в Южно-Китайском море Россия занимает позицию «улучшить взаимопонимание Вьетнама и Китая путем переговоров», не уходя в анализ причин происходящего. Подход России к территориальным конфликтам основан на принципах уважения государственного суверенитета и национальной целостности государств, нерушимости границ, а также опоры на международное право. Россия придерживается позиции строгого нейтралитета по отношению к тем территориальным и пограничным проблемам, в которых она не участвует. Обсуждение проблемы поднималось на научном уровне, в том числе на Международной научной конференции по проблемам Южно-Китайского моря, организованной в Москве в 2013 году, научной конференции «Парасельские острова 40 лет спустя: эскалация территориальных споров в Южно-Китайском море и геополитические последствия на региональном уровне», состоявшейся в Санкт-Петербурге в январе 2014 года15.

***

Вьетнам в вопросе решения конфликта в Южно-Китайском море все больше основывается на принципе Президента Хо Ши Мина: «Сплочение, сплочение, великое сплочение — победа, победа, великая победа».

Китай в тоже время говорит об «исторических правах», как базовых принципах своего присутствия в ЮКМ. В целях недопущения военного столкновения двух сторон необходимо активнее осуществлять переговорный процесс по принятию Кодекса поведения в Южно-Китайском море. Имея базовый документ, страны АСЕАН и Китай смогут избежать повышенной милитаризации региона, выстроить транспортные коридоры.

Несмотря на нейтральный статус России, в условиях санкционного давления Запада, наша страна производит разворот на Восток. Приоритетом выступят основные стратегические союзники, страны аффилированные с ЕАЭС. Экономика Вьетнама получит мощный толчок к развитию, дополнительные ниши сбыта продукции, возможности технологического и информационного развития. Оттого и в вопросе ЮКМ России нужен мир и безопасность, что и должно лечь в основу внешнеполитической повестки Москвы.


[1]https://tass.ru/politika/12353925

[2] https://www.gazeta.ru/army/2020/07/11/13148959.shtml

[3] https://www.rfa.org/english/news/china/southchinasea-code-03072022135801.html

[4] https://www.rbc.ru/newspaper/2016/07/12/578394b09a7947f04c35a6a1

[5] https://www.un.org/depts/los/convention_agreements/texts/unclos/unclos_r.pdf

[6] https://ria.ru/20160712/1464640532.html

[7] https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/asean-i-kodeks-povedeniya-storon-v-yuzhno-kitayskom-more/

[8] https://cyberleninka.ru/article/n/vietnam-i-yuzhno-kitayskoe-more-obstanovka-i-tendentsii

[9] https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/10786817

[10] https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/9547865

[11] https://vietnamjournal.ru/2618-9453/article/view/87070

[12] https://cyberleninka.ru/article/n/vietnam-i-yuzhno-kitayskoe-more-obstanovka-i-tendentsii

[13] https://www.cdu.ru/tek_russia/articles/1/900/

[14] https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/comments/rossiya-i-vetnam-druzhba-proshedshaya-skvoz-desyatiletiya/

[15] https://cyberleninka.ru/article/n/vietnam-i-yuzhno-kitayskoe-more-obstanovka-i-tendentsii

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся