Блог Ахмада Вахшитеха

Балансирование между кризисом и миром: серая ситуация и новые угрозы на Ближнем Востоке

16 Марта 2021
Распечатать

Вскоре после встречи министра иностранных дел России Сергея Лаврова с ливанским премьером Саадом Харири в аэропорту Дохи на прошлой неделе в ходе его «арабского турне», иранские и ливанские СМИ, связанные с «Хезболлой», сообщили о скором визите делегации ливанской «Хезболлы» в Москву. А сегодня делегация во главе с лидером парламентской фракции Мухаммадом Раадом прибыла на переговоры в министерство иностранных дел Российской Федерации.

8ea51bc7aff02f147b47e0778fa3dfb8.jpg

Фото: Пресс-служба МИД РФ

Предпосылки к установлению нового баланса угроз на Ближнем Востоке

Приход к власти в США администрации Дж.Байдена может привести к существенным изменениям в балансе угроз на Ближнем Востоке. Ближневосточный регион не является главным приоритетом внешней политики США, но изменение внешнеполитического подхода Вашингтона может нарушить баланс сил в регионе, что приведет к новому региональному кризису.

Ясно, что Китай остается главной угрозой для США, но Россия также, по мнению Байдена, все дальше и дальше расходится с национальными интересами США, намного дальше, чем когда-либо за последние после распада Советского Союза годы, и фактически представляет собой величайшую угрозу за последние 30 лет. Следовательно, Вашингтон будет придерживаться курса на сдерживание России, и регион Ближнего Востока будет местом нового острого соперничества между США и Россией.

За последние пять лет Россия стала самой важной внерегиональной державой на Ближнем Востоке. С одной стороны, это стало возможным через успешную борьбу с международным терроризмом и ДАИШ, с другой стороны – через разрешение региональных кризисов, таких как, сирийский кризис, йеменский кризис, посреднические усилия по снижению напряженности между Ираном и Саудовской Аравией, и, конечно же, усилия по контролю над процессом выполнения обязательств Ираном по ядерной сделке P5 + 1 (Совместного всеобъемлющего плана действий), в рамках которого все ещё сохраняется возможность возвращения Соединенных Штатов к переговорному процессу.

Между тем, спустя два месяца после официального начала президентства Байдена, кажется, что в тени нового межрегионального соперничества между Вашингтоном и Москвой, с одной стороны, и соперничества региональных игроков, таких как Тегеран и Эр-Рияд, а также Тегеран и Тель-Авив, Ближний Восток переживает значительные изменения в формировании нового баланса и новых коалиций.

Переход к новому геополитическому раскладу на Ближнем Востоке

14 января 2021 года, буквально за несколько дней до официальной инаугурации Дж.Байдена, министр иностранных дел Саудовской Аравии Фейсал бен Фархан прибыл в Москву с целью обозначить позицию по Ирану, по возможному возвращению США к ядерной сделки, а также роли Ирана в сирийском и йеменском кризисах. Встреча состоялась практически сразу после примирения Саудовской Аравии и еще трех арабских стран (ОАЭ, Египта и Бахрейна) с Катаром. В Москве выразили надежду, что арабские монархии могли бы найти общий язык и с Ираном. И, несмотря на то, что Фейсал бен Фархан достаточно резко и критично охарактеризовал позицию Ирана, как подрывающую региональную безопасность, министр иностранных дел РФ обещал донести озабоченность Эр-Рияда до министра иностранных дела Ирана Мохаммада Джавада Зарифа, визит которого в РФ запланирован на конец марта. Тем самым, Россия еще раз подчеркнула свою способность и готовность выступить в роли посредника в нормализации отношений с Ираном.

25 февраля Президент США Байден провел телефонные переговоры с королем Саудовской Аравии Сальманом бен Абдель Азиз Аль Саудом. Диалог, наиболее важным посылом которого является нежелание нового президента США разговаривать с Мухаммедом бен Салманом, означал, что Вашингтон не поддерживает эмоциональную политику Саудовской Аравии, в которой молодой наследный принц играет важную роль, и подчеркивает, что, в отличие от эпохи Трампа, он принимает короля как первую власть, а не молодого наследного принца. Кроме того, в США опубликовали отчет, в котором говорится о личной причастности наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана к убийству журналиста The Washington Post Джамаля Хашогги. Все это говорит о том, США больше не будут поддерживать амбиции бен Салмана в Саудовской Аравии и регионе Ближнего Востока. И, напротив, администрация Байдена, в отличие от Трампа, который стремился оказать максимальное давление на Иран посредством переговоров и дипломатии, объявила о возвращении к всеобъемлющей ядерной сделке на саммите в Мюнхене, однако пока без уточнения условий возврата.

Определенный сигнал администрация Байдена отправила уже и в отношении Израиля – традиционного союзника США на Ближнем Востоке. Байден дал понять, что он будет пытаться обуздать амбиции Нетаньяху во время своего президентства, чтобы добиться сближения с Ираном и, после подписания соглашения с Ираном, будет способствовать снижению напряженности между Ираном и Саудовской Аравией. Тем самым, роль Израиля должна значительно снизиться.

Видимо, Соединенные Штаты реально хотят решить иранский вопрос, как основной вопрос всех кризисов и напряженности на Ближнем Востоке. Решение иранского вопроса значительно снизит и влияние России в регионе. Остается открытым вопросом, какую роль должна сыграть Саудовская Аравия в новом региональном раскладе и отношениях с Россией?

54-минутная пресс-конференция министров иностранных дел России и Саудовской Аравии 15 января в Москве отразила озабоченность Саудовской Аравии по поводу места и роли Ирана после прихода Байдена к власти. Россия понимает озабоченность обеих сторон, и, с одной стороны, Михаил Ульянов, представитель России в Международном агентстве по атомной энергии, пытается содействовать сохранению обязательств Ирана перед МАГАТЭ, с другой стороны, Сергей Лавров пытается убедить арабских партнеров, в том, что Россия рассматривает диалог со всеми сторонами как единственный путь к миру.

Фактически, исходя из политики прагматизма, Москва стремится разрешить региональные кризисы, составив беспроигрышное уравнение для всех сторон. За последние два года Россия приложила большие усилия для создания пространства для переговоров между Ираном и арабскими странами Персидского залива во главе с Саудовской Аравией, но амбиции Тегерана и Эр-Рияда пока не позволяют достичь компромисса.

Выводы

На данный момент можно констатировать, что США видят решение ближневосточного кризиса в переговорах с Ираном.

Россия считает, что если сирийский кризис будет разрешен, напряженность и соперничество между Ираном и Саудовской Аравией можно снизить, и это может способствовать дальнейшему разрешению йеменского кризиса, и, в целом, снижению напряженности в регионе Персидского залива.

С другой стороны, с окончанием сирийского кризиса прямые военные операции сил Корпуса стражей исламской революции в Сирии завершатся. Следовательно, необходимо установить сильную власть в Ливане и контроль за деятельностью военных группировок, связанных с Ираном, таких как «Хезболла».

В целом, после окончания сирийского кризиса противостояние между Ираном и связанными с ним военными группировками, находящимися в напряжении с Израилем и Саудовской Аравией, можно поставить под контроль. В этих условиях арабские страны Персидского залива и Израиль уже не будут опасаться ирано-американских переговоров, а ближневосточные кризисы разрешатся под тенью нового баланса угроз.

Поэтому переговоры между наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салман и спецпредставителем президента России по Сирии Александром Лаврентьевым (на прошлой неделе) и переговоры с «Хезболлой» (сегодня) очень важны и должны рассматриваться как часть решения сирийского кризиса и продолжение «арабских переговоров» С.Лаврова.

Однако следует отметить, что в ситуации, когда расклад сил в регионе стал очень сложным, серым и расплывчатым, ситуация может ухудшиться и перейти к новой конфронтации из-за разных идеологических моделей, которые придерживаются эмоциональных подходов.

Следовательно, «арабское турне» С.Лаврова дает четкий посыл: с одной стороны, Россия поддерживает возобновление ядерной сделки с Ираном; с другой стороны, она гарантирует арабским странам Персидского залива контроль соблюдения баланса сил в регионе.

Дипломатия на Ближнем Востоке – это исключительно контроль над амбициями региональных держав. В последние годы Россия показала, что играет важную роль в достижении этого.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся