Блог Ахмада Вахшитеха

Расширение отношений между Ираном и Россией в контексте украинского кризиса: стратегическое или тактическое?

18 Июля 2022
Распечатать

Прошло больше четырех месяцев с начала военного противостояния между Россией и Украиной и прокси-войны между Россией и коллективным Западом (США, Евросоюзом и НАТО). Президенту США Джо Байдену удалось увеличить пропасть в отношениях между Евросоюза и России по желаемому сценарию демократов, чтобы придать новый импульс существованию НАТО, и в очередной раз возродить американскую гегемонию в мировом порядке.

47605902.jpg

Источник: Reuters

На данном этапе Вашингтону в какой-то степени удалось парализовать многополярную систему международных отношений, сформированную в последние годы, результатом этого в европейском регионе стал кризис отношений между Москвой и Брюсселем и разрушение архитектуры европейской безопасности, не только датируемой 1997 годом, но и ее компромиссного варианта периода с 2014 по 2022 гг.

Сейчас отношения России и Америки основаны на резкой поляризации, и Белый дом пытается продлить период заморозки отношений России и Запада путем мифологизации понятия добра и зла. Однако нам еще предстоит увидеть, насколько Европейский союз сможет противостоять санкционному давлению.

Предпочтительный для Белого дома сценарий: сдерживание трех угроз

Предпочтительный для Америки сценарий развития ситуации в мире заключался в том, что Вашингтон рассчитывал первоначально нейтрализовать три второстепенные угрозы внешней политики США в трех регионах, чтобы потом сосредоточиться на главной угрозе: контроле и сдерживании Китая.

Первый шаг прошел по американскому сценарию, и 30 сентября 2021 года США вывели все свои вооруженные силы из Афганистана, и хотя это было безответственное поведение по отношению к афганскому обществу, Вашингтон отдал эту страну талибам. Согласно опубликованным отчетам, США за двадцать лет войны в Афганистане потратили 2 триллиона 260 миллиардов долларов. По этой причине необходимо было закрыть вопрос о своем присутствии в Южной Азии, потому что, как гласит русская пословица, «если побежать за двумя зайцами одновременно, то ни одного из них не поймаешь».

Поэтому уход Америки из Афганистана следует рассматривать, с одной стороны, как закрытие одной из трех региональных угроз для собственной безопасности, а с другой стороны, как открытие угрозы на Юго-Востоке вблизи России из-за прихода талибов в Афганистане и подъема религиозного экстремизма.

Россия являлась второй второстепенной угрозой для администрации Байдена, но Россию им удалось втянуть в украинскую кампанию за счет подстрекательства В.Зеленского к несоблюдению Минских соглашений и медийной войны с целью изоляции Москвы от Европы.

Третья региональная угроза для США – это ядерная программа Ирана. Байден рассчитывал, что сможет поставить Тегеран под контроль Вашингтона, возродив иранскую «ядерную сделку». Переговоры были близки к результату более чем на девяносто процентов, но внезапно кризис на Украине изменил позицию Исламской Республики настолько, что Тегеран существенно повысил уровень своих ожиданий и переговоры зашли в тупик.

Срыв переговоров по иранской «ядерной сделке» не соответствовал сценарию внешнеполитической команды Байдена, опосредованно начал влиять на противостояние между Россией и Америкой в Украине, и вновь усилил конкуренцию на Ближнем Востоке.

Битва в Украине. Конкуренция на Ближнем Востоке

Ближний Восток столкнулся с серьезными открытыми и скрытыми кризисами в последнее десятилетие. Кризис в Сирии и Ливии с одной стороны, конфронтация между Исламской Республикой Иран и Израилем с другой стороны, противостояние между Тегераном и Эр-Риядом и, конечно же, палестинский вопрос, который до сих пор не решен.

С начала прошлого десятилетия, во времена Барака Обамы, для борьбы с главной угрозой своей внешней политике, которой является Китай, Вашингтон усилил свое присутствие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а его присутствие в Ближний Восток уменьшилось. Россия стала первой трансрегиональной державой на Ближнем Востоке, и оказалась в центре внимания переговоров по Сирии, Ливии, сглаживанию противоречий между Исламской Республикой Иран и Израилем, и сдерживанию напряженности между Тегераном и Эр-Риядом.

Этот вопрос заставил арабские страны Персидского залива, особенно Саудовскую Аравию, которая всегда была традиционным партнером США, предпринять шаги в направлении сближения с Москвой, и баланс сил на Ближнем Востоке стал удерживаться благодаря России.

Но, тупик в переговорах между Вашингтоном и Тегераном по иранскому ядерному делу, похоже, сбил с толку расчеты США, и Вашингтону не удалось создать разрыв между Москвой и Тегераном параллельно с разрывом между Россией и ее европейскими партнерами, такими как Франция и Германия.

Идеальным сценарием Вашингтона было открыть окно экономических отношений между Тегераном и Западом, после активизации соглашения о ядерных переговорах с Тегераном, отменив санкции, а также поставить Исламскую Республику на путь сближения с Европейским союзом и США, тем самым увести ее от сближения с Россией.

В этом сценарии они ожидали достижения договоренности между Тегераном и Вашингтоном, поэтому в кулуарах переговорных встреч относительно ракетной программы речь шла и о силах КСИР, и деятельности военизированных группировок в регионе, связанных с КСИР, включая Ливан, Сирию, Ирак и Йемен. В случае успешных переговоров ИРИ больше не считалась бы угрозой для Саудовской Аравии и Израиля, а зависимость Эр-Рияда и Тель-Авива от Москвы в плане контроля над поведением Тегерана также прекратилась бы.

Иными словами, должна была произойти изоляция России и на Ближнем Востоке, так что противостояние (поляризация), сформировавшаяся в Европе, распространилось бы и на Ближний Восток, и, что более важно, политика регулирования объемов поставок энергоресурсов и их ценообразования пошли бы в соответствии с желаемый Вашингтоном сценарием, с целью добиться максимума от санкций в отношении российского энергетического сектора.

С одной стороны, Иран, Катар и Саудовская Аравия должны были участвовать в поставках нефти и газа в Европу, а с другой стороны, они должны были стать серьезными конкурентами Москвы в продажах углеводородных ресурсов в Китай и Индию.

Баланс угроз на Ближнем Востоке в контексте украинского кризиса

В течение недели Ближний Восток посетили с визитами президенты России и Америки. Сначала Байден побывал в Израиле и Саудовской Аравии, затем Путин отправился в Тегеран и встретился с главами Исламской Республики и Турции. Все это означает начало нового уровня конкуренции между Белым домом и Кремлем.

Вашингтон, рассчитывавший на реализацию переговоров с Исламской Республикой Иран в последние месяцы, дал своим традиционным партнерам в регионе, а именно Израилю и Саудовской Аравии, надежду на снижение напряженности с Тегераном. Но, с изменением геополитических условий, мы наблюдаем попытку поляризовать регион Ближнего Востока. Возможно, именно поэтому одновременно с поездкой Байдена в регион, американский советник по национальной безопасности Джон Салливан заявляет, что Россия планирует закупить ударные беспилотники у Ирана.

Похоже, что в этой ситуации, в отличие от прошлого периода, региональные акторы на Ближнем Востоке будут пытаться определить новый региональный порядок и региональную систему безопасности в соответствии со своими максимальными интересами и «поймать больше рыбы» в этой бурной реке биполярности России и Америки.

В этом геополитическом контексте мы видим, что Турция внезапно намерена провести крупномасштабную военную операцию в Сирии. Исламская Республика Иран пытается расширить свое влияние в таких странах, как Ирак, Сирия, Ливан и Йемен. Арабские страны, особенно Саудовская Аравия, согласились заключить мир с Израилем, чтобы обуздать поведение Исламской Республики Иран, и Израиль также провел значительные наступательные и диверсионные операции против позиций КСИР в Сирии и стратегически важных объектов на территории Ирана.

Тем не менее, следует отметить, что хотя Дж. Байдену и удалось уменьшить противостояние между Саудовской Аравией и Израилем с Исламской Республикой Иран, ему не удалось добиться расхождений в позициях Эр-Рияда и Москвы. Отказ Саудовской Аравии от увеличения экспорта нефти стал четким сигналом американскому президенту о том, что Саудовская Аравия не придерживается абсолютистского подхода к уравновешиванию новой угрозы в регионе и, помимо традиционного партнерства с Америкой, также развивает отношения с Россией.

При этом остается вопрос, в каком направлении развиваются отношения между Россией и Ираном: стратегическом или тактическом?

Расширение отношений между Ираном и Россией

Рассматривая двусторонние отношения между Исламской Республикой Иран и Российской Федерацией за последние три десятилетия, становится ясно, что, несмотря на наличие значительного потенциала в различных аспектах сотрудничества, включая политические, военные, вопросах безопасности, в экономике и культуре, существующие потенциалы сторон и возможности не были использованы по максимуму.

Возможно, самым важным фактором, негативно влияющим на их отношения, является модель внешней политики каждой из этих двух стран. Внешняя политика России реалистична и прагматична, но внешняя политика Исламской Республики Иран основана на религиозном взгляде, на экспорте Исламской революции, основанной на идеологии и идеализме.

Хотя руководство Исламской Республики смотрит на Восток и настроено враждебно по отношению к Западу, создается впечатление, что оно страдает «головокружением» в определении своих отношений с другими странами и не имеет конкретной концепции внешней политики, основанной на региональном и глобальном подходе.

Этот фактор вызывает самые большие трудности в развитии отношений между Москвой и Тегераном. Потому что отношения России с другими странами даже в самые мрачные времена (такие, как нынешняя ситуация между Россией и Америкой) базируются на основе концепции конкуренции, а не вражды. Данный подход дает Москве большие возможности для маневра в сотрудничестве с другими внешними партнерами и даже в некоторых аспектах с самой Америкой.

Отношения между Исламской Республикой Иран и Америкой строятся на вражде. Все представители высшей духовной и исполнительной власти ИРИ официально и публично говорят о решении уничтожить Израиль, у них серьезные противоречия с соседними арабскими странами, и, что более важно, из-за идеологически обоснованной политики, они иногда проявляют эмоциональное поведение, которое Россия неизбежно не может принимать. Точно так же по Резолюции Совета Безопасности 1803 от 3 марта 2008 г. Россия вместе с другими странами Совета Безопасности ООН проголосовала за ядерную программу Ирана.

Мы должны отметить, что в международной системе многие отношения время от времени становятся актуальными, и выходят на первый план из-за возникающих проблем, таким образом, формируется тактическое сотрудничество, определенное конкретным временем и конкретными целями. Например, сотрудничество между Ираном и Россией в Сирии.

Украинский кризис также является одним из актуальных вопросов, которые сблизили Тегеран и Москву. Россия, также как Иран, сейчас испытывает на себе санкции, общий вызов и давление, которые, конечно же, способны расширить экономическое сотрудничество двух стран в создавшейся геополитической ситуации. Но если санкции против каждой из этих двух стран будут сняты, продолжится ли это расширение сотрудничества в том же духе?

Это именно та серьезная проблема, которую необходимо решить. Если Иран решит расширить свои отношения с Россией, Китаем и Индией на основе положительного баланса, расширить свои отношения с другими внерегиональными акторами, такими как, Европейский Союз и Соединенные Штаты, предпринять шаги по деэскалации конфликта со своими арабскими соседями и снять идеологические барьеры в отношениях с Израилем, учитывая его геостратегическое положение в регионе, он сможет получить хорошую возможность торговли с Востоком и Западом, запустить специальный маршрут коридора Север-Юг с максимальной пропускной способностью и в атмосфере свободной от санкций и напряженности в дополнение к сотрудничеству с Западом, определить стратегическое партнерство со своим северным соседом, Россией. В противном случае масштабы такого сотрудничества, по-видимому, не будут превышать уровень тактического партнерства в ограниченное время и в конкретных условиях.

Исламская Республика Иран должна присоединиться к ФАТФ (Специальная группа по борьбе с отмыванием денег, FATF, The Financial Action Task Force), как и 188 других стран мира. В этом случае будет обеспечено важное окно финансового сотрудничества между Россией и Исламской Республикой.

Не будем забывать, что для развития стратегического сотрудничества между двумя странами необходимо расширение экономического сотрудничества между ними, сближения правительств и, конечно, их народов. Стратегическое партнерство устанавливается, если торговый баланс стран достигает значительной величины. Ярким примером в данном случае является сближение отношений между Турцией и Россией, основанной на тесном торгово-экономическом сотрудничестве. Исламская Республика Иран не является членом НАТО, поэтому между Москвой и Тегераном может быть установлено еще более стабильное стратегическое партнерство.

В заключение следует подчеркнуть, что, несмотря на очень высокие возможности сотрудничества между Россией и Исламской Республикой Иран, самым главным препятствием является их внешнеполитический стиль. Россия всегда пытается определить игру с ненулевой суммой; не быть на двух полюсах, всегда преследовать высшие национальные интересы, определяя беспроигрышную игру, и держать дверь дипломатии и переговоров со всеми сторонами открытыми в любой момент.

А, с другой стороны, Исламская Республика Иран придерживается абсолютистского подхода с нулевой суммой по многим проблемным аспектам. Тегеран усиливает напряженность и недоговороспособность такими подходами, как враждебность по отношению к Америке и стремление разрушить Израиль, что, конечно, снижает маневренность сотрудничества и возможность развивать стратегическое сотрудничество с Россией.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся