Блог Клуба СНГ НСО МГИМО

Перспективы выхода Туркменистана на европейский газовый рынок на фоне украинского кризиса

27 Апреля 2022
Распечатать

Авторы: Флегонтов Никита, Назар Курбанов, Игитян Астхик, Васин Артём

I. Введение

Туркменистан с момента обретения независимости резко выделяется на фоне остальных государств бывшего СССР. Тема же продвижения туркменского голубого топлива на европейский рынок актуальна сразу по нескольким аспектам. Во-первых, Туркменистан располагает внушительными запасами природного газа и уже на протяжении многих лет активно ищет новые направления его сбыта. Во-вторых, в условиях украинского кризиса ситуация на европейском газовом рынке остается неопределенной – ориентирующиеся на российский газ страны Европы сталкиваются с целым рядом проблем и рисков. В связи с этим европейская сторона также начинает поиск альтернативных поставщиков газа, среди которых одним из наиболее перспективных выступает как раз Туркменистан. В-третьих, такая ситуация открывает новые перспективы в развитии туркмено-азербайджанских отношений, так как обе страны заинтересованы в европейском рынке, но каждая по отдельности не имеет достаточных возможностей поставлять свой газ в Европу в одиночку.

5433993_0_4_3000_1700_1920x0_80_0_0_29c3f69f1878da09500e815026ba3370.jpgИсточник: РИА Новости

Целью данной работы является рассмотреть потенциальные пути выхода туркменского газа на европейский рынок, оценке экономических и геополитических интересов других акторов энергетической дипломатии и выявить наиболее вероятный вариант дальнейшего развития событий в рассматриваемом регионе.

Для достижения сформулированной цели авторы ставят следующие задачи:

1. Проанализировать положение Туркменистана на мировом газовом рынке и туркменскую энергетическую политику;

2. Проанализировать подход стран ЕС к обеспечению своей энергетической безопасности и их интересы в этом вопросе;

3. Проанализировать позицию Азербайджана касательно продвижения туркменского газа на европейский рынок;

4. Изучить возможные пути выхода Туркменистана на европейский газовый рынок в условиях украинского кризиса.

Методология исследования: в работе использованы методы системно-функционального, геополитического, правового и экономического анализа, а также мониторинга различных СМИ.

II. Место Туркменистана на мировом рынке газа

На Туркменистан приходится 7,2% мировых запасов газа, что позволяет ему занимать 4-е место в мире по этому показателю, уступают только России, Ирану и Катару [1]. Туркменистан осуществляет масштабную добычу полезных ископаемых, в том числе на старейшем в стране месторождении Ачак и втором по величине в мире месторождении Галкыныш c запасами в 22,6 трлн куб. м голубого топлива. В долгосрочной тенденции Туркмения показывала высокие темпы роста добычи природного газа: с 11 млрд кубометров в 2000 г. до 59,0 млрд в 2020 г. [2]. Более того, по данным журнала «Нефтегаз», 2020 г. позволил стране резко нарастить объёмы добычи, которые к ноябрю 2020 года превысили все 62 млрд кубометров.

Основным же партнёром Туркменистана в газовой отрасли является Китай, крупнейшая нефтегазовая компания которого, CNPC, активно участвует в разработке новых туркменских месторождений. Так, за 2021 г. только в КНР Туркмения поставила 34 млрд куб м газа на фоне роста китайских потребностей в «голубом топливе», импорт которого в 2019 г. составлял около 40% всего совокупного экономического эффекта (СЭЭ) КНР.

Однако так было при президенте Гурбангулы Бердымухамедове, который одновременно проводил экономическую дипломатию, основанную на тесном сотрудничестве с Россией, которая в свою очередь в условиях спада китайского импорта наращивала объёмы товарооборота, помогая среднеазиатскому партнёру. Однако 12 марта в Туркменистане прошли президентские выборы, по итогам которых новым президентом страны стал сын уже бывшего главы государства – Сердар Гурбангулыевич.

Существует вероятность, что новый президент, баллотировавшийся от демократической партии, привнесёт бОльшую демократичность и открытость в Туркменскую внешнюю политику. Сердар Бердымухамедов, скорее всего, будет продвигать политику, направленную на диверсификацию экспортных поставок, учитывая, что «в стране есть понимание того, что Китай не должен оставаться единственным рынком сбыта для туркменского газа» [4], ведь подобная ситуация может быть очень опасна для Туркменистана, ибо в условиях нестабильности мировых цен на газ фактически единственный покупатель может начать диктовать свои условия [5]. А такое положение дел в незамедлительно негативно скажется на туркменской экономике. Основной же причиной поиска новых источников сбыта голубого топлива заключается в том, что в Туркменистане рост ВВП страны зависит от объёмов и стоимости газа, а также динамикой курсов валют [3].

Коме того, ещё одним проявлением диверсификации сбыта туркменского газа является реализация давнего проекта Транскаспийского трубопровода (ТКГ; Туркменистан– Азербайджан – Грузия – Турция – страны Евросоюза), дабы обеспечить выход к европейскому рынку. Основными сложностями для реализации этого проекта были: 1) закрытость самого Туркменистана по отношению к иностранным компаниям (кроме «Газпрома» и вышеупомянутой CNPC), которая осложняла осуществление модернизации инфраструктуры, и 2) Противодействие России. РФ вполне справедливо не хотела получать нового конкурента на газовом рынке ЕС, учитывая, что российские позиции и так слегка пошатнулись после начала поставок американского СПГ, а также наша страна не хотела терять свою роль как газового транзитёра.

III. Подход ЕС к обеспечению своей энергобезопасности и позиция Азербайджана

Со временем интерес к этому проекту со стороны ЕС также стал снижаться, что было обусловлено ростом импорта азербайджанского газа с месторождения Шах-Дениз. Более того, до 2018 г. Россия имела реальную возможность активно препятствовать осуществлению строительства ТГК в связи с нерешённым вопросом правового статуса Каспия. Однако после подписания Конвенции о правовом статусе Каспийского моря 18 августа 2018 г. вопрос сдвинулся с мёртвой точки. Согласно ст. 14 этого документа, «определение трассы для прокладки подводных кабелей и трубопроводов осуществляется по согласованию со Стороной, через сектор дна которой должен быть проведён подводный кабель или трубопровод», т.е. решение о прокладке Транскаспийского газопровода юридически зависит уже от волеизъявления только Туркменистана и Азербайджана. Россия (а также Иран как участник Конвенции), однако, теоретически могут препятствовать реализации проекта, ссылаясь на ст. 15 Конвенции о необходимости его соответствия экологическим стандартам и другие положения этого документа об общей экологической ответственности стран-подписантов: «В этом вопросе Ашхабад ещё долго будет зависеть от воли Москвы и Тегерана», – считает д.и.н. Александр Князев.

Cложности также возникают из-за того, что Иран пока не ратифицировал Конвенцию, хотя в конце 2021 г. МИД РФ выразил надежду на скорейшее завершение процесса ратификации. Но учитывая, что Туркменистан и Азербайджан разрешили вопрос о спорных месторождениях в январе 2021 года, подписав Меморандум о взаимопонимании по совместной разработке ресурсов Каспийского моря, для настоящего обеспечения поставок туркменского газа в ЕС фактически необходимо проложить только сам трубопровод между Туркменистаном и Азербайджаном – вся необходимая транспортная инфраструктура уже есть: от азербайджанского месторождения Шах-Дениз начинается Южный газовый коридор (ЮГК), который включает трубопровод Баку – Тбилиси – Эрзерум, далее – Трансанатолийский газопровод, который переходит в Трансадриатический, который в свою очередь заканчивается в Италии. Таким образом, вопрос зависит от желания и готовности Европейских партнёров, сопротивления со стороны России, позиции Азербайджана и политического вектора нового туркменского руководства.

Европа же выражает заинтересованность в проекте, хотя и с непостоянной напористостью, занимая преимущественно выжидательную позицию. Так, в 2019 г. ТКГ был включён Европейской комиссией в перечень перспективных проектов, а представитель Генерального директората Еврокомиссии по энергетике Э. Григорович заявил, что «ЕС смотрит на Туркменистан в этом плане». Полную реализацию ЮГК, включая ведение переговоров Азербайджаном и Туркменистаном о строительстве ТКГ ЕС рассматривает как один из ключевых элементов политики диверсификации импорта энергоресурсов, необходимой для повышения энергетической безопасности Союза. В 2021 г. Азербайджан поставил в ЕС только 10 млрд кубометров газа, а это на 50% меньше мощности трубопровода, что обуславливает дальнейший интерес ЕС к данному проекту.

IV. Новые возможности для Туркменского газа в условиях украинского кризиса

Что же касается украинского кризиса, который перешел в «горячую фазу» в феврале 2022 г., то все эти события сильно сказались на европейском газовом рынке. Теперь возникают определённые и очень серьёзные риски, связанные с энергетической безопасностью Европы при поставках российского газа по территории Украины, где сейчас ведутся боевые действия. На фоне же геополитических рисков стоимость газа на европейских площадках выросла до 3 тыс. долл. США за тыс. кубометров. И хотя Европа всё ещё активно покупает российский газ, нынешний украинский кризис вполне может стать катализатором в окончательном развороте ЕС от прагматичного партнёрства с Россией в энергетической сфере.

Так, 22 февраля глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила: «Украинский кризис показал зависимость Европы от российского газа». В рамках ответных действий ЕС на признание Россией независимости ДНР и ЛНР и на начало ВС РФ спецоперации на Украине ФРГ, которая долгое время считалась главным стратегическим партнёром России в энергетике, теперь «не видит перспектив запуска газопровода» Северный поток-2 – совместного детища России и Германии, а глава Минэкономики ФРГ Роберт Хабек уже заявил о решении отказаться от импорта угля и газа из России. Очевидно, что процесс перестройки географической структуры европейского энергетического импорта требует большого количества времени. Но категоричные заявления и решительные действия ЕС говорят о готовности Союза пересмотреть свою энергетическую политику.

В этой связи вполне возможен новый всплеск европейского интереса к ТКГ. Однако, на наш взгляд, эффективно реализовать его в самое ближайшее время вряд ли получится. Несмотря на то что Азербайджан построил ветку газопровода до собственного месторождения «Достлуг» (или «Дружба»), всё равно требуются серьёзные инвестиции в газовый сектор, направленные на внедрение новых технологий в сложную разработку глубоких газовых месторождений, чтобы Туркменистан действительно стал важным европейским поставщиком.

А учитывая традиционную политику закрытости Туркменистана, возникает вопрос о том, готов ли будет новый туркменский лидер открыть двери для европейских и американских инвесторов. Как сообщил заместитель главного директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Александр Белогорьев в интервью изданию «Нефть и капитал», принимая во внимание сам характер транзита власти от отца к сыну, подразумевающий преемственность в политическом курсе, «никакого разворота» или тем более «переворота» в энергетической политике не произойдёт». Такой сценарий вполне вероятен, учитывая, что реализация ТКГ потребует снижения градуса доверия в отношениях с Россией, на что туркменскому руководству будет решиться не просто.

Однако, скорее всего, Туркменистан будет пересматривать географию экспорта энергоносителей. В связи с этим, вполне возможно, что в качестве направления дальнейших поставок Туркменистан сделает выбор именно в пользу ЕС. Так, уже 6 февраля 2022 замглавы туркменского госконцерна «Turkmengaz» Атамытар Чарыев заявил, что Туркменистан имеет возможности для наращивания поставок в Европу, а ТКГ «станет ключевым инфраструктурным проектом, который осуществит важнейший вклад в энергобезопасность стран Европы».

Тем не менее ситуацию для Туркменистана осложняет и новое сближение с Россией президента Азербайджана Ильхама Алиева. С началом собственных поставок в ЕС Азербайджан потерял столь большой интерес к ТКГ, хотя и относится к нему благосклонно. Более того, Азербайджан также обещал способствовать поставкам туркменского газа через Иран. Однако 22 февраля по итогам встречи в Кремле Владимир Путин и Ильхам Алиев подписали Декларацию о союзническом взаимодействии России и Азербайджана, которая знаменует собой новый этап в двусторонних отношениях. Документ, в частности, содержит положение, по которому стороны будут воздерживаться от осуществления любой экономической деятельности, наносящей какой-либо ущерб интересам друг друга.

V. Заключение

Резюмируя вышеупомянутое, следует отметить, что в настоящее время мировая экономика постепенно переходит в состояние энергетического кризиса, ибо цены на топливо достигли рекордных значений. Однако, не смотря на доходность от предстоящей реализации проекта Транскаспийского газопровода, значительных успехов в осуществлении плана не наблюдается:

1) Туркменистан, несмотря на смену президента, с очень невысокой доли вероятности начнёт пересматривать свою энергетическую политику, хотя подвижки касательно выхода на европейский рынок скорее всего будут;

2) Страны Евросоюза, которые до последнего времени занимали выжидательную позицию касательно строительства ТКГ, в краткосрочной перспективе не смогут отказаться от российского газа, однако в долгосрочной перспективе предпримут ряд очень серьёзных шагов, чтобы диверсифицировать импорт голубого топлива;

3) Что же касается позиции Азербайджана, то эта страна является экспортером газа в Европейский регион и хотя в целом позитивно оценивает перспективы строительства ТКГ, но всё же не только рассматривает появление новых поставщиков газа в качестве нежелательных конкурентов, а ещё и связан союзным договором с Россией, по которому юридически не может согласиться на строительство реализацию проекта, дабы не портить отношения с РФ;

4) Вероятность успешной реализации Транскаспийского газопровода с самого начала была сомнительна: если до настоящего времени реализации проекта препятствовали позиция России и нерешённый вопрос со статусом Каспийского моря, то сейчас, несмотря на растущий интерес к проекту со стороны ЕС, строительству трубопровода мешают союзные отношения России и Азербайджана и сама закрытость политики Туркменистана в энергетической сфере.

Источники и литература:

1. BP Statistical Review of World Energy 2021. Natural gas. [Электронный ресурс]. URL: https://www.bp.com/content/dam/bp/business-sites/en/global/corporate/pdfs/energy-economics/statistical-review/bp-stats-review-2021-natural-gas.pdf/ .P.32. (дата обращения: 16.03.2022).

2. Там же. P.36.

3. Абдырахманов А.Ч. Состояние и перспективы экспорта нефти и газа из Туркменистана // Инновации и Инвестиции – 2019. – № 7. С.276.

4. Кульмамирова М.С., Халов О.М., Полаева Д.К. Маршруты поставки туркменских углеводородов на мировой рынок // Инновации и Инвестиции – 2016. – № 7. С.74.

5. Чумаков Д. Перспективы Транскаспийского газопровода // Мировая экономика и международные отношения – 2019. – №8. С. 50. DOI: 10.20542/0131-2227-2019-63-8-47-54

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие угрозы для окружающей среды, на ваш взгляд, являются наиболее важными для России сегодня? Отметьте не более трех пунктов
    Увеличение количества мусора  
     228 (66.67%)
    Вырубка лесов  
     214 (62.57%)
    Загрязнение воды  
     186 (54.39%)
    Загрязнение воздуха  
     153 (44.74%)
    Проблема захоронения ядерных отходов  
     106 (30.99%)
    Истощение полезных ископаемых  
     90 (26.32%)
    Глобальное потепление  
     83 (24.27%)
    Сокращение биоразнообразия  
     77 (22.51%)
    Звуковое загрязнение  
     25 (7.31%)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся