Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
Поделиться статьей
Игорь Макаров

К.э.н., руководитель департамента мировой экономики, заведующий Лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ, эксперт РСМД

Про влияние изменения климата на экономику, о необходимости поиска эффективных мер по борьбе с ним для каждой отдельной страны и о перспективах «зеленого» перехода в России — в интервью с заведующим Лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ Игорем Макаровым.

Про влияние изменения климата на экономику, о необходимости поиска эффективных мер по борьбе с ним для каждой отдельной страны и о перспективах «зеленого» перехода в России — в интервью с заведующим Лабораторией экономики изменения климата НИУ ВШЭ Игорем Макаровым.

Как климат влияет на экономику и почему важно исследовать эти процессы и взаимодействия? Почему климатические проекты стали важны для экономик стран?

Существует два типа влияния изменения климата на экономику. Первое влияние — прямое, в виде реализации физических рисков, то есть происходит влияние на условия ведения хозяйственной деятельности в регионах. Как правило, это влияние отрицательное, хотя положительные последствия тоже есть. Для России существуют четыре главных типа рисков от изменения климата. Это таяние вечной мерзлоты, ухудшение ситуации с водными ресурсами в регионах Юга, Европейской части и некоторых регионах Юго-Западной Сибири, что для сельского хозяйства стало серьезным риском, потому что там расположены основные сельскохозяйственные районы. Третий риск — лесные пожары, и четвертый — волны тепла в городах, от которых страдает здоровье населения. Существуют риски другого плана, менее острые, но тоже значимые, например, повышение уровня мирового океана, эрозия побережий, риски наводнений в отдельных случаях. Подобные риски для российской экономики тоже важны. Это первая группа влияния изменения климата на экономику.

Второе направление влияния — это косвенное влияние. Если человечество борется с изменением климата, сокращает выбросы парникового газа, значит, оно меньше потребляет ископаемого топлива и перестраивает свою хозяйственную деятельность. Это влияет на экономику в настоящий момент, в отличии от рисков изменения климата, которые в масштабных объемах будут реализованы на горизонте десятилетий. Борьба с изменением климата приводит к изменениям прямо сейчас, хотя эти изменения масштабами десятилетий накапливаются и критического уровня не достигнут ни сегодня, ни завтра. Но начались они уже вчера.

Эту группу последствий надо анализировать в первую очередь в странах, которые, как Россия, сильно зависят от того, что подлежит максимальным изменениям, то есть от ископаемого топлива, различных углеродоемких производств. Климатические проекты нужны, с одной стороны, для того, чтобы предотвращать физические риски изменения климата, а, с другой стороны, для того, чтобы смягчать риски перехода, адаптировать российскую и другие экономики к новой реальности, которая постепенно наступает, использовать возможности и смягчать риски, которые тоже будут возникать.

Какие, по Вашему мнению, существуют самые эффективные меры по сокращению выбросов парниковых газов? Сможет ли Россия в современных условиях провести декарбонизацию своей экономики?

Ответ про эффективные меры не может быть дан универсально. Это в любом случае задача для каждой конкретной территории, для каждого конкретного государства и для каждой конкретной компании. Можно дать некие усредненные значения, но их смысл минимальный. Например, возобновляемая энергетика во многих европейских странах уже находится в числе наиболее эффективных способов сокращения выбросов. А сокращение выбросов за счет лесов в Бразилии относится к одному из самых дешевых и эффективных способов борьбы с изменением климата. Но я не уверен, что то же самое обязательно актуально для России. Для России нужны собственные оценки эффективности различных мер по борьбе с изменением климата, то, что называется кривые предельных издержек сокращения выбросов в разрезе технологий. Последняя такая оценка была проведена в 2009 г. компанией McKinsey.

С 2009 г. многое поменялось, и подобные оценки нужны уже в современных реалиях. Только на основе их можно будет сказать, каковы самые эффективные способы борьбы с изменением климата. На объектном уровне, если освещать самые масштабные направления, то очевидно, что это ухудшение энергоэффективности или борьба с лесными пожарами, очевидный приоритет, который нужно использовать. Все, что связано с энергоэффективностью, это меры, которые могут дать не только эффект климатический, но и экономический. В этом смысле они тоже эффективны, но всегда есть множество уточняющих вопросов.

Что понимается под эффективностью? Те же самые проекты по повышению энергоэффективности. Они эффективны, но в течении последних пятнадцати лет в России сделать это не удается. Значит, что-то мешает, значит, существуют барьеры, которые понятны, но их преодоление стоит, как минимум, политических и административных издержек, преодоления сопротивления со стороны лоббистских групп. Это тоже входит в формулу эффективности со стороны издержек. Поэтому на верхнем уровне на этот вопрос сложно ответить так, чтобы этот ответ мог быть применим в бизнес-моделях компаний. Необходимо проводить более детальное исследование на уровне конкретных технологий и бизнес-процессов.

Возможен ли «зеленый» переход в России? Каковы перспективы этого перехода и с какими трудностями столкнется страна? Что является большей угрозой для «зеленого» перехода — сокращение инвестиций или доступных технологий для него?

«Зеленый» переход произойдет в любом случае, вопрос в том — как он произойдет. Первый вариант: он произойдет целенаправленно. Правительство с компаниями, в идеале, с гражданским обществом будет определять направление этого перехода и будет стратегически его подталкивать так, чтобы развивать все отрасли, которые дадут стране преимущества в будущем. Тогда переход пройдет относительно безболезненно, и Россия от него выиграет.

Второй вариант — он все равно произойдет, но от того, что прежние преимущества растают. И отказ от российских углеводородов только подтолкнет к переходу. На первом этапе энергобаланс мира ухудшится. Российский газ будут замещать, как минимум, СПГ или углем. В этом смысле энергопереход в краткосрочном периоде может откатиться назад, выбросы вырастут в ближайший год, но одновременно это стимулирует еще более быстрый рост инвестиций в возобновляемые источники энергии и более быструю перестройку энергетической системы. Но даже без учета политических факторов в виде отказа от российских углеводородов прежнего рынка для энергоносителей уже не будет. Как тогда развивать экономику страны? Развивать экономику страны придется на других секторах — это и будет энергопереход. Просто он будет не целенаправленный, а движимый внешними факторами, внешним спросом, и уже неважно, по каким причинам этот спрос движется, по климатическим или политическим.

Энергопереход в любом случае произойдет, но будем ли мы сами определять его параметры, или он просто будет сам по себе происходить из-за исчерпания прежней модели развития. Хорошо бы, чтобы эти параметры и тренды определяли мы и предвидели их заранее, а, с другой стороны, формировали их, насколько это возможно. Полностью их формировать нельзя, но, по крайней мере, активно реактивно подстраиваться под эти тренды Россия может. Откровенных преимуществ для условий нового энергетического ландшафта у России довольно много. Вопрос в их развитии, в том, насколько эти конкурентные преимущества будут распознаны заранее. Это вещи, связанные с водородом, это сельское хозяйство, это металлы, которые нужны для энергоперехода в большом количестве — все они у России есть в больших объемах.

В итоге российская экономика постепенно будет перестраиваться на другие направления. Они необязательно должны быть связаны с энергетикой, то есть совершенно необязательно энергопереход в России и адаптация экономики России должны заключаться в сворачивании традиционной энергетики и переходе на ВИЭ. Россия может перестать специализироваться на энергетике, а начать специализироваться на других отраслях, таких как сельское хозяйство, металлы, в идеале — перерабатывающие производства.

Часто звучат фразы о том, что в России ВИЭ не очень конкурентноспособная сфера, поэтому двигаться в «зеленом» направлении не надо. Это ложная фраза, не соответствующая реальности. В действительности у ВИЭ в России меньше экспортных перспектив, чем в ряде других отраслей, например, ископаемом топливе. Но это не значит, что у нас не будет происходить «зеленая» трансформация экономики. Она будет идти в сторону диверсификации, то есть в развитие других отраслей, кроме энергетики.

Нынешние события на скорость зеленого перехода повлияли неблагоприятно, сворачиваются многие немногочисленные меры поддержки энергоперехода в России, происходит послабление в области экологического регулирования, откладываются проекты, многие из них были свернуты. Практически прекратилось международное сотрудничество, в том числе и в области возобновляемой энергетики и водородных проектов, которые удавалось согласовать. Это откат назад, как минимум, на три-четыре года, а, может быть, и больше. Увеличиваются риски реактивного сценария, то есть энергопереход в России будет, но ценой экономического спада, поскольку мы не программируем заранее энергопереход. Это главное последствие текущих событий.

Для России сейчас у правительства есть два варианта. Один из них — избегать экологических требований, сворачивать климатическую политику для того, чтобы меньше «упасть» в краткосрочном периоде и чуть сдержать кризис, который сейчас разворачивается в российской экономике. Это сдержит кризис на доли процента, но одновременно убьет потенциал более быстрого восстановления российской экономики, которая будет возможна только за счет появления новых «зеленых» секторов, либо трансформации старых секторов под новые условия.

Все равно без экспорта экономический рост будет невозможен, будь это экспорт в Европу или в Азию, но экспорт энергоресурсов в прежних объемах на длительном горизонте не представляется возможным, нужны новые источники экономического роста, которые будут «зелеными» независимо от нашего желания. Если мы сейчас сворачиваем экологическую политику, то мы выбиваем почву из-под новых источников роста, которые толком не сформировались. Поэтому я думаю, что реактивный сценарий становится более вероятным, то есть энергопереход будет не нашим собственным энергопереходом, а автоматическим подстраиванием экономики под меняющиеся условия.


(Голосов: 8, Рейтинг: 4.88)
 (8 голосов)
 
Социальная сеть запрещена в РФ
Социальная сеть запрещена в РФ
Бизнесу
Исследователям
Учащимся