Распечатать Read in English
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей

В сложившейся непростой международной обстановке Россия вынуждена искать новых торговых партнеров. 23 ноября 2015 г. состоится государственный визит Владимира Путина в Тегеран, где стороны скрепят печатями многочисленные торговые и промышленные соглашения и проекты, призванные расширить и укрепить торговое сотрудничество двух стран. За данным визитом стоит многодневная работа различных межправительственных комиссий России и Ирана, а также национальных компаний, заинтересованных получить широкий доступ на иранский рынок. Подробнее о визите и потенциале экономических двусторонних отношений рассказал Александр Шаров, директор ГК «Русиранэкспо».

В сложившейся крайне непростой международной обстановке Россия вынуждена искать новых торговых партнеров. Однако, как известно, новое часто означает хорошо забытое старое. 23 ноября 2015 г. состоится государственный визит Владимира Путина в Тегеран, где стороны скрепят печатями многочисленные торговые и промышленные соглашения и проекты, призванные расширить и укрепить торговое сотрудничество двух стран. За данным государственным визитом стоит многодневная работа различных межправительственных комиссий России и Ирана, а также национальных компаний, заинтересованных получить широкий доступ на иранский рынок. Подробнее о визите и потенциале экономических двусторонних отношений рассказал Александр Шаров, директор ГК «Русиранэкспо».

14 июля 2015 г. в рамках соглашения между Ираном и группой P5+1 был принят совместный всеобъемлющий план действий (JCPOA), который предполагает снятие экономических санкций с Ирана при условии выполнения им ряда мер по свертыванию ядерной программы. Наблюдается ли в этой связи рост активности иностранных компаний в Иране? Если да, то компаний каких государств?

Стоит отметить, что представители различных иностранных компаний (порядка 80–150 человек приезжали и ранее в 2013–2014 гг. из Франции, Италии, Польши, Австрии, Германии и т.д.) и до 14 июля принимали активное участие в бизнес-форумах и делегациях в Иране. После соглашения 14 июля число заинтересованных в Иране компаний увеличилось примерно в три-четыре раза. Делегации уже возглавляют не заместители министров, а сами министры экономического развития или вице-премьеры, иногда даже президенты стран, в частности президент Австрии возглавлял делегацию, которая приезжала недавно в Тегеран с официальным визитом. Германия всегда проявляла сильный интерес к Ирану. Товарооборот по оборудованию между Германией и Ираном составляет порядка двух млрд евро. Сегодня германо-иранская торговая палата насчитывает около 2400 членов, и данная цифра не предел. Для сравнения — в российско-иранский деловой совет и российско-иранскую торгово-промышленную палату и другие альтернативные объединения в совокупности входит не более 800 фирм. Италия находится примерно на том же уровне, что и Германия — товарооборот примерно два млрд евро, но Италия испытывает серьезные сложности в торговле с Ираном из-за масштабных санкционных ограничений на отправку контейнеров. Однако итальянцы относительно успешно решают проблему с помощью автомобильных перевозок. Хорошие показатели у Финляндии — в 2014 г. финская инжиниринговая корпорация Outotec выиграла тендер на поставки оборудования для горнодобывающих предприятий в Иране. Испания также хорошо представлена в стране. Остальные страны — Франция, Румыния, Польша, Чехия, Украина — имеют активы в Иране, но в меньшей степени. Санкции — основная преграда для этих стран на пути к полноценному сотрудничеству.

Александр Шаров

Меняется ли бизнес-климат в стране? Если да, то в лучшую или в худшую сторону?

Бизнес-климат в стране должен меняться, но этого не происходит.

Почему?

Арендные ставки на офисы не растут, хотя все гостиницы переполнены. Уровень цен на такси и в ресторанах немного поднялся. Иранские компании оперируют достаточно старыми активами и связями, которые им знакомы. В отношении европейских, корейских, японских и российских компаний примерно все на одном уровне. Иранским бизнесменам в целом все равно, с кем они взаимодействуют — с немцами, россиянами или корейцами. Они ждут обильных инвестиций в открытие новых офисных помещений, представительств, где работа иранцев будет сведена к банальному банковскому обслуживанию и другим не особо хлопотным и приятным делам. Это происходило, например, с нефтехимическими заводами летом 2015 г., сейчас же они стараются привлечь инвесторов и поддерживать выгодные им новые инициативы. Любая компания, располагающая достаточным стартовым капиталом, чтобы закрепиться на иранском рынке и работать там самостоятельно, имеет исключительный карт-бланш. Кто будет дожидаться межправительственных соглашений, тот проиграет. Это касается как России, так и Германии. Здесь у Ирана нет предпочтений.

Как отмена санкций может повлиять на иранский бизнес? Возможно ли снижение конкурентоспособности национальных производств?

Несмотря на санкции, в Иране запредельные импортные пошлины — от 20 до 70%, поэтому они спокойно относятся к отмене санкций. Сейчас они говорят, что хотят вступить в ВТО, но, судя по их импортным пошлинам, данное заявление не имеет под собой почвы. Поэтому сейчас Иран рассчитывает, что при снятии санкций усилится поток платежей на Запад. Однако не стоит возлагать слишком большие надежды на это — подобные платежи и транзакции существуют и сейчас с помощью Турции, ОАЭ, но у иранских покупателей нет свободных денег. Сейчас иранские банки принимают депозиты под 3% в месяц — это внутренние цены. Уже второй год подряд курс национальной валюты по отношению к доллару достаточно стабильный: 33-35 тысяч риалов за доллар. Очевидно, что курс очень высокий, деньги слишком дорогие, поэтому граждане надеются, что появятся внутренние деньги для покупки. Однако нельзя сказать, что с лета 2015 г. значительно увеличилось количество застраиваемых объектов, склады забиты пиломатериалами, строительными материалами и металлопрокатом. У двух самых крупных иранских автомобильных компаний — Iran Khodro и SAIPA — металлопроката хватит до 2016 г. для производства машин. Иранские бизнесмены в растерянности. Они не знают, что делать в ноябре и декабре 2015 г., даже если снимут санкции.

Ожидается, что санкции могут быть сняты уже в конце первого квартала 2016 г. Как в данных условиях ведут себя российские компании? Есть ли планы по выходу на иранский рынок или по расширению уже имеющегося бизнеса?

Да, планы есть. Однако некоторые компании неосмотрительно полагают, что можно добиться положительных результатов по межправительственным каналам. К сожалению, это не так. Те, кто уже работает в Иране, самостоятельно ищут денежные средства для осуществления поставленных целей и задач. И это верный путь. Российские банки до сих пор не работают с Ираном, за исключением некоторых вроде Темпбанк или Mir Business Bank. Чтобы осуществить финансовые вложения, бизнесмены на свой страх и риск без внешнего кредитования открывают мелкооптовой склад торговли, например, трубами. В 2014 г. в России существовала поддержка несырьевого экспорта. Сейчас ее уже нет. Западным компаниям любая страна-член ЕС возвращает 95% экспортных затрат, в России такой практики нет.

10–12 ноября 2015 г. состоялось двенадцатое заседание постоянной российско-иранской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Какие ключевые решения были приняты? Какие перспективы открываются перед российскими компаниями?

Эта комиссия неслучайно в узких кругах получила название «Клуб неудачников», реально работающие в Иране фирмы стараются в ее работе особо не участвовать. Ее заседания носят достаточно декларативный характер. Тем не менее были позитивные сдвиги по направлению работы «Зарубежнефти», российских инжиниринговых компаний, по ремонту и модернизации ТЭС «Рамина». Иранско-российская комиссия подытожила результаты по всем направлениям, но никто из присутствующих не хотел делать громкие заявления, делиться внутренней информацией, чтобы не создавать лишнюю конкуренцию и избежать информационных утечек на Запад. Работа комиссии достаточно широко освещается российскими и иностранными СМИ.

23 ноября 2015 г. запланирован визит Владимира Путина в Тегеран. Что, на Ваш взгляд, можно ожидать от этого визита с точки зрения экономического сотрудничества двух государств?

В ходе визита будут озвучены большие проекты, которые не были представлены на заседании комиссии, готовятся соглашения для подписания по линии работы «Ростеха», «Зарубежнефти» и других. Стороны подпишут проектные соглашения во время визита российского президента и последующего визита делегации российского министерства промышленности и торговли во главе с министром Денисом Мантуровым. Это большое достижение. Однако самым сложным остается вопрос финансирования проектов и банковского сотрудничества, требующий тщательной проработки и тесного взаимодействия сторон.

Материал подготовлен Еленой Алексеенковой, программным менеджером РСМД, и Марией Гуровой, редактором сайта РСМД

(Нет голосов)
 (0 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся